В ночь на Крещение

Эта история произошла в далёком сорок третьем году, в ночь на 19 января. В годы Великой Отечественной войны авиационные военные училища были направлены в Казахстан. Школа пилотов находилась в Кулундинской степи Павлодарской области Казахстана. Лётчиков — инструкторов и технических специалистов вместе с семьями расселили в прилегающий посёлок города Павлодар. Здесь также находился аэродром, на котором чинили самолёты и проводили обучение пилотов. Через три месяца обучения лётчиков отправляли на фронт.

Война войной, а обустройство быта и способы выживания были первостепенными задачами для всех проживающих в военном городке. Зима была уже в разгаре. С продуктами было очень напряжено. Конечно, ежедневные пайки выдавались лётчикам и техническому персоналу, но строго по норме. И большую часть пайка лётчики приносили семье. Особенно было тяжело тем, у которых были дети. Поэтому продукты быстро исчезали и чувство голода преобладало постоянно. Часто военные охотились в степи на зайцев, и когда приносили домой трофей, то это был для всех большой праздник. С наступлением зимних холодов охота прекращалась, так как вся живность исчезала в укромных уголках безграничной степи.

Чтобы как-то успокоить малышей, каждый день молодая мама Юля ставила кастрюлю с водой на огонь. При этом она говорила, что надо немного подождать, пока еда приготовится. А дети все время спрашивали.

— Скоро, скоро? Кушать хотим.

— Скоро. Немного ещё подождите и скоро будет готово.

Не дождавшись ужина, обессиленные дети засыпали. И на следующий день всё повторялось по новой.

Замужество Юли было быстротечным событием. Со своим будущим супругом ещё до войны она познакомилась на танцах в Сталинграде, где в основном присутствовали курсанты из военно-авиационного училища. Будущие лётчики перед распределением часто спешили обзавестись семьёй, что и повлияло на решение Михаила, когда он приметил на танцах очень юную и очаровательную Юлю. Накануне ей исполнилось шестнадцать лет, а Михаилу было уже двадцать три.

Все танцы были отданы этому красавчику Мише. И когда после окончания танцевального вечера Юля неожиданно услышала, — Ты пойдешь за меня замуж? — она не задумываясь ответила, — Да!

Как это быть замужем и что там её ждёт, конечно она не понимала.

А потом началась война.

В конце 1942 года авиационная часть была переброшена в Казахстанские степи, и Михаилу разрешили вывезти из Сталинграда его семью. Так Юля оказалась в Кулундинской степи с двумя маленькими погодками, девочкой двух лет и мальчиком одного годика.

И вот сейчас, Юля смотрела на своих детей и думала о том, что смерть от голода не будет долго ждать, если ничего не предпринять. Спасти их может только корова, которая будет давать молоко. Да и пристройка к дому имеется, её можно использовать в качестве хлева.

Что можно предложить в военные годы в обмен на корову? Только что-то ценное. И такая ценность в семье имелась. Это настоящий персидский ковёр ручной работы, который она получила в качестве приданного.

Ковёр был настоящим произведением искусства и выполнен в восточном стиле. Это была картина, на которой изображен граф в богатой одежде, сидевший за столом. На столе лежала скатерть с орнаментом, на подносе виноград, персики, гранаты и разные восточные сладости. Рядом стоял красивый хрустальный графин с красным вином. В ногах мужчины расположились три царственные охотничьи собаки легавые. Ворс у ковра был очень длинный и мягкий, и когда нога наступала на ковёр, то стопа полностью утопала в ворсе.

Для осуществлении этого плана лётчиками военного городка была найдена повозка с лошадью, на которой Юля собиралась поехать на городской рынок в Павлодар.

Время было зимнее, крещенские морозы уже набирали силу. Помочь Юле вызвалась её подруга Нина. Ведь произвести обмен вдвоём всё-таки сподручнее. Также в помощь, в качестве сопровождающего двух молоденьких женщин, был задействован лётчик Семён. По закону военного времени Семён имел при себе наган с патронами, который был гарантией для обеспечения безопасности в случаи непредвиденной ситуации.

И вот наши герои отправились в путь. Но тут их ожидал сюрприз.

Лошадка оказалась с норовом. Сначала она шла довольно резво, потом перешла на медленный шаг. Ей было как-бы в лом тащить на себе повозку с тремя ездоками, да ещё в довесок, внушительный ковёр. Никакие уговоры, ласковые слова или плётка на неё не действовали. Она медленно тащилась, еле передвигая ноги.

Семён, немного смущаясь, решил поделиться с напутствием лётчиков о том, что такой выпад со стороны упрямой лошадки возможен. А для придания скорости необходимо её хорошенько обматюгать. Видимо прежний её хозяин владел только этими речевыми оборотами, которые действовали на расстроенную психику этой трепетной лошадки как удар плётки. В результате получения такого воспитания на другие слова она никак не реагировала.

Деваться было некуда. Хмыкнув себе под нос, Семён начал орать на лошадь отборным матом. Услышав знакомую речь, эта лошадка встрепенулась и помчалась рысью. Материть всю дорогу эту безнравственную конягу, тем более на морозе, было довольно сложным занятием. Через некоторое время, выдохнувшись, Семён замолчал. Лошадь замедлила шаг.

— Твоя очередь, — обратился Семён к Юле.

— Ты совсем ополоумел? Я женщина, а не извозчик, чтобы матом выражаться.

— Я уже охрип. Давай, начинай, а мне нужна передышка. Видишь, эта сволочь опять замерла. Мы тут что, замёрзнуть решили?

Набрав воздух полной грудью Юля выдала такие рулады, что у Семёна от неожиданности брови полезли на верх. А Юля громко и внятно материла эту непонятливую лошадь, вкладывая в крик всю безысходность положения матери и её двух несчастных детей, ради которых она решилась на такой отчаянный шаг поехать в трескучий мороз в неизвестность, чтобы привезти домой эту чёртову корову. Лошадь помчалась вперёд.

Через некоторое время Юля произнесла.

— Все, не могу, давай теперь ты Нин!

Надо сказать, что Нина была очень интеллигентной женщиной и такой опыт общения с применением нецензурной брани у неё в жизни ещё не имелся.

Но положение дел требовало от неё решительных действий. Краснея от стыда она начала выдавливать из себя только что услышанные матерные слова тонким и нежным голоском. Однако смысл матерных слов был окончательно потерян, точнее сказать, погребён под трогательностью и неуверенностью в себе милого звучания, исходившего из уст Нины.

Не сдержавшись, Юля и Семён захохотали в полный голос. Направив ухо в сторону телеги, лошадь перешла на тихий шаг.

— Понятно, — произнёс Семён. Боец из тебя, Нина, никакой. Будем брать огонь на себя.

И так, сменяя поочерёдно друг друга, Семён и Юлия от души материли эту своенравную и непокорную лошадку, вкладывая в слова всю свою израненную душу, поминая криком эту треклятую войну, принесшую столько горя и страданий.

Loading...

Обмен персидского ковра на корову был произведён быстро. Корову привязали к телеге и счастливая Юлия стала торопить своих друзей отправиться поскорее обратно в село. Уже начинало смеркаться и ехать домой предстояло в темноте. Казахи, которые отдали корову за ковёр, предложили путникам переночевать у них в доме.

Они объяснили, что в крещенские морозы можно налететь на волков. Сейчас у них в самом разгаре свадьбы, и ночью волки очень опасны. Если нападут, то задерут всех. Лучше не рисковать и отправиться в обратный путь утром. Но молодые ребята не приняли это предостережение всерьёз. Про волков городские жители читали только в книгах или смотрели в кино, поэтому, на что способны эти хищники они не знали, и не предполагали чем может обернуться эта встреча.

Пожалев бесшабашных молодых ребят, казахи посоветовали привязать им палки с паклей по четырём краям телеги. А также дали керосин для поджога пакли, чтобы горел огонь, который возможно отпугнёт хищников.

Ну, в добрый путь, — пожелали ребятам казахи.

Ехали они уже в полной темноте. Семён намочил паклю керосином, намотанную на палки, и поджёг ее.

Ехать стало веселее. Лошадь бежала быстрой рысью, вероятно она чувствовала опасность настоящего положения и подгонять её каким-либо криком не имело смысла. Корова, привязанная к телеге, не отставала и мчалась за телегой также резво, как и лошадь. Путники сидели тихо и сосредоточенно вглядывались в темноту, в поиске затаившейся опасности. По краям дороги, которая вела в село, находилась Кулундинская степь. Вокруг все было покрыто снегом, на который опустилась мгла, и только огромная яркая Луна в ночном небе смотрела на путников со зловещей усмешкой.

— Волчья Луна, — проговорила Нина.

— Почему волчья?

— Полную Луну в январскую ночь индейцы назвали волчьей, — ответила Нина. — в такую ночь волки собираются в стаи и у них начинаются «волчьи свадьбы».

— Это период гона, — продолжала Нина, — я читала, что в этот период волчья стая движется и днём, и ночью по направлению, известному только им. А вожак у них волчица, рядом с ней следует самый матёрый волк. Затем идут по рангу самые сильные самцы. В это время волки дерутся между собой из-за невест. В такой момент лучше им на пути не попадаться.

До села оставалось ещё половина пути. И тут раздался волчий вой. В ответ на одиночный вой прозвучало многоголосье воя других волков. Лошадь в испуге помчалась с невиданной скоростью.

— Всё, попали в переплет, — проговорил Семён.

Он начал расстёгивать кобуру, где находился наган.

Юлия оглянулась назад и увидела множество горящих глаз, которые светились в темноте жутким блеском. Это были волки. Они бежали за телегой ещё на большом расстоянии не издавая ни одного звука. Полная Луна освещала заснеженную степь и плавные движения тёмных силуэтов были отчётливо видны.

— Волки, волки! — закричали женщины, — что делать?

Волки приближались к повозке. Впереди мчался вожак. За ним косяком двигались остальные. Определить количество волков было невозможно. Казалось, что за повозкой двигалась черная тьма, не имеющая конца.

Юля в ужасе наблюдала, как стая волков стала разделяться клином и обходить телегу с левой и с правой стороны. Цель волков была лошадь, завалив которую, можно было бы расправиться и с другими.

Вдруг она заметила, что Семён с ножом в руке начал ползти по телеге в сторону, где была привязана корова.

— Не дам! — закричала Юля, — не трогай корову! Не смей её трогать!

— Да пойми ты, дура! Надо отдать им корову и тогда мы спасёмся! — кричал Семён, — а так все погибнем! Дай мне отрезать верёвку!

— Ах ты гад! Хочешь смерти моих детей! Я отдала за корову самое дорогое, что у меня было! Больше у меня ничего нет! Режь меня, а корову я тебе не отдам!

Но Семён настойчиво продвигался к краю телеги. Тогда Юля в бешенстве бросилась на Семёна и у них завязалась драка. Крики были до небес. Материли они уже друг друга так, что дым стоял коромыслом. Лошадь и без всякого мата летела от страха вперёд со скоростью ветра не чуя своих ног. Корова тоже показывала чудеса спринтерского бега. Никто не хотел попасть на ужин волкам.

— Смотрите! — вдруг закричала Нина, которая всё это время держала поводья, — Смотрите! Волки отстали!

Семён и Юля в миг прекратили свою драку и стали оглядываться по сторонам. Оказалось, что волчья стая несколько замедлила свой бег. Движение волков слева и справа от телеги не было видно. Они опять шли косяком сзади на некотором расстоянии.

— Семён, давай стреляй из нагана! Будем продолжать кричать и стучать по телеге, чтобы громкий шум звучал постоянно!

Это была очень громкая поездка! В ночной мгле по Кулундинской степи мчалась запряжённая телега одной лошадью, с привязанной к телеге коровой, и с тремя кричащими и матерящимися ездоками, которые стучали всеми имеющимися предметами, создавая жуткую какофонию. А за ними молча двигалась волчья стая, которая непонятно по какой причине решила не нападать на этих безумцев. Волки эскортом сопровождали телегу до самого села.

Как потом бывалые объяснили нашим героям, возможно их спасение произошло благодаря тому, что волки не были голодными. Были и остряки, которые балагурили, что в ночной зимней степи волчица Юля встретила своих сородичей и сумела с ними договориться. Вот они и провожали её до самого села, чтобы никто не обидел.

А почему волчица Юля, да фамилия у неё была Волк, по мужу.

Корова оказалась стельной. У неё родился славный телёнок. Маленькие дети Юли с восторгом гладили гладкое тельце телёнка, который неловко стоял на тоненьких ножках и тёплыми губами тыкался в детские ладошки, вызывая восторг и смех у счастливых детей.

Автор: Ольга Бушнева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...