Сынок. Рассказ

— Сынок, что же ты не женишься никак! Я уже старая, больная, мне бы внуков увидеть! А ты всё за компьютером да за компьютером!

Кого ты там найдешь?! — Ускоряла Петьку Анна Ивановна, перебирая гречку.

— Мама, ну ходит ещё где-то моя невеста! Дождёшься! — отшучивался сынок.

— Да как же, дождешься тут! Отец вон, как ждал, а не дождался, и мне недолго осталось! — продолжала ворчать Анна Ивановна.

Такой разговор между сыном и матерью случался довольно часто. Да оно и понятно, родила Анна Ивановна Петьку поздно, всё ждала мужа своего — Фёдора.

Когда в армию жениха своего провожала, не думала, что так долго ждать его придётся. Попал служить в горячую точку, да и сгинул без вести. А Анна в худшее не верила! Всё твердила: — Жив Фёдор! Его жду.

Сначала женихи чуть ли не каждый день сватались. А потом всё реже и реже стали появляться на пороге её хаты.

А однажды случилось чудо: вернулся Федор! В плену все эти годы был. Вернулся по программе обмена. Стал на пороге: худой, черный, небритый, но глаза всё те же! Анна, как его увидела, чувств лишилась.

-Федор! Я знала, что ты жив!

-А я только тобой и жил все эти годы, Аннушка!

Так и поженились, свадьбу играть не стали. Какая свадьба, когда уже под сорок обоим было. А жить-то как хотелось! Наверстать всё упущенное и непрожитое. С трудом, хоть и отговаривали врачи, родила Аннушка сыночка — Петеньку.

Любили родители его безмерно, ни в чем не отказывали, и компьютер у Петеньки у первого в деревне появился, и выучился на программиста, и машину купили.

-Только этот компьютер тебе всю жизнь сгубил, — не раз говорила Анна Ивановна.

А Петька только смеялся. Но нашлась однажды и на него управа!

Пришла к ним в контору новенькая. Глаза синие, про таких говорят: — утонуть можно! Волосы русые, длинные. И ступить, и молвить умеет. Одета, «как с иголочки». И имя у неё было не такое, как у всех: Анжела!

Петька прямо немел, как её видел, ничего с собой поделать не мог.

А однажды Анжела сама к нему после работы подошла:

-Привет, я смотрю, ты на машине, подкинешь меня домой? — Её просьба звучала настолько уверенно, что больше была похожа на приказание. Петька даже не поинтересовался, в какую сторону ехать, по пути ли им. Он только радостно кивнул, — Да, конечно!

Он готов был везти её хоть на край света!

Вобщем-то, Анжела и жила на краю света: она снимала крошечную комнатку на окраине города. Правда, эта окраина оказалась совсем не с той стороны, где находилась Петькина деревня, но его это нисколько не смущало.

-Как же ты добираешься отсюда? — удивился Петя.

-Когда как — засмеялась Анжела!

-Хочешь, я тебя буду отвозить на работу и с работы?

-Конечно, хочу! — Анжела радостно захлопала в ладоши и чмокнула Петьку в щеку!

Парень, что называется, «поплыл». Ну, вот, оно, счастье привалило!

Мать, наблюдая, как тщательно стал сын собираться на работу, — всё сразу поняла, и каждый день молилась, чтобы бог послал невестку.

Бог и послал. Однажды Петя сообщил матери, что собирается жениться и в субботу привезёт знакомиться свою девушку.

Анна Ивановна, нарядилась во всё самое лучшее, приготовила всё самое вкусное. Встретила Анжелку радостными объятиями.

Только та как-то «через губу» со свекровью разговаривает, смотрит с презрением. Никак, бедная женщина, понять не может, в чем провинилась перед невесткой. Только услышала, как она Пете говорит: " Ну и деревенщина у тебя мамаша! " Но сын вроде как этих слов не слышал. Ничего ей не ответил.

Свадьбу сыграли громкую, в городе. Народу назвааааали — тьму!

Только Анну Ивановну не позвали: — Чего позориться? Ты хочешь, чтоб потом все на работе обсуждали, что у тебя мать — деревенщина? — убеждала Анжелка мужа.

-Да и тяжело ей после химиотерапии, мы ей фотографии привезём со свадьбы, пусть радуется!

Анна Ивановна весь день проплакала: она не могла понять, в чем провинилась перед невесткой, перед сыном. За что в немилость попала. Но приняла всё, как есть, сын же всё таки.

Жить невестка с сыном приехали к ней. А как же, не в комнатушке же съемной молодой семье ютиться! А тут, хоть и простенький домик, да с удобствами, места хватает и до работы добираться удобно.

И всё бы хорошо, только Анна Ивановна в собственном доме не знала, куда от Анжелки деваться. Та уже не только не скрывала свою антипатию к свекрови, а всячески её демонстрировала.

Loading...

Зойка — соседка Анны Ивановны, как то сказала: — Тётя Аня, как вы это терпите? Если сами не можете сказать, зовите меня, я найду, что ответить!

-Спасибо, Зоенька! Только не хочу я сыну жизнь ломать!

-Да он уже её и так сломал, с такой-то стервой! Это ж надо! Жена мать за человека не считает, а он делает вид, что не замечает!

-Вот родит ребёночка и всё успокоится! — как молитву повторяла Анна Ивановна.

-Ой, родит ли?! — парировала Зойка.

И Зойка оказалась права. Детей заводить Анжелка, кажется, не собиралась.

Однажды, через два года ожидания, Анна Ивановна посмела сказать невестке: — Анжелочка, деток то у вас что-то нет, может, к врачу надо обратиться.

-Да вы что? Хотите меня в такую же деревенщину, как вы превратить? Ну уж фиг вы угадали!

Петька даже ухом не повел: как сидел за компьютером, так и остался, даже не повернулся.

Анна Ивановна только тяжко вздохнула и вышла из комнаты.

Её отсутствие сын с невесткой заметили только через два дня.

Зашли к ней в комнату, а она померла уже.

Зойка, соседка, узнав новость, слезу смахнула: — Отмучалась, тётя Аня, пошла к своему Федору. А ты, Петька, ещё узнаешь, почем фунт лиха! Попомнишь мои слова!

Анну Ивановну хоронили всей деревней, любили её там. Добрая женщина, да ведь так подумать: ведь не старая ещё. Могла бы жить да жить.

А через пару дней Анжелка уже предложила Петьке дом продать, да квартиру в городе купить. Петька и продал. Той самой соседке — Зойке.

Та как услышала, что Петька дом собрался продать, никак в себя прийти не могла. Ей казалось это настоящим кощунством. Собрала она все деньги, что были, потом по деревне пошла занимать. Удивительное дело, но никто Зойке не отказал: — Бери, девка, всё правильно, отдашь, когда сможешь. Так всей деревней дом и выкупили.

-На, Петька, считай, — выложила на стол деньги Зойка! — но запомни, наступит день, когда ты сюда вернуться захочешь и у матери с отцом на коленях прощения просить будешь.

-Ну, ты, деревенщина, ты ещё нас учить будешь? — возмутилась Анжелка.

-Я-то, может и деревенщина, но ты, хабалка, мне в подметки не годишься! И закрой свой рот, не то я всю деревню сюда приведу, мало не покажется!

Уехали Петька с Анжелкой уже утром, освободили, что называется, родное гнездо.

А Зойка Анну Ивановну и Фёдора не бросала: придёт к ним на могилку, приберет всё, да поговорит с ними немного, все новости деревенские выложит.

А однажды, смотрит, стоит мужик какой-то на коленях перед могилой. Подошла ближе, а это Петька: — Мама, папа, простите меня! Гадкий я, никчемный человек. Я так виноват перед вами.

Зойка подошла, положила Петру руку на плечо: — Они-то тебя простят, а вот люди — не знаю. — Пойдём, я тебе рюмку налью.

К родительскому дому Петька шел спотыкаясь, ему было страшно переступить порог дома, где прошло его детство, где издевались над его матерью, а он молчал.

Всё в доме было, как прежде, ничего не изменилось.

Зойка достала с детства знакомые рюмки, налила самогонки, поставила на стол, что было из погреба — Давай, Петька, выпьем!

Петька залпом выпил рюмку, закусил солёным огурцом.

-Ну, рассказывай, как жена, как дети.

Петька тяжело вздохнул: нет у меня ни жены, ни детей. Мы как уехали отсюда, Анжела сразу на курорт захотела. Вернулась оттуда с новой любовью. Развелись. Остался я, как старуха, у разбитого корыта.

Зойка, задумчиво жуя зелень сказала:

— Знаешь, Петька, лично мне тебя ни капли не жалко. Но я обещала Анне Ивановне, что не брошу тебя в беде. Она смерть-то свою чувствовала, видимо! Пришла ко мне, деньги принесла, какие были. «Возьми, Зоя деньги, если вдруг, будут мои дом продавать, выкупи, сохрани для сыночка моего». Любила она тебя, Петька, больше жизни!

Петька сказать ничего не мог, он только плакал.

-Но, когда вы с Анжелкой цену дома назвали, выяснилось, что денег не хватает. Тогда я собрала всё, что у меня было, да по деревне люди собрали, выкупили у вас дом. Один на всех. Живи теперь, пользуйся! А мне некогда тут с тобой.

Петька так и остался жить в родительском доме, да деньги потихоньку людям отдает. И каждую неделю, в любую погоду к родителям на могилку ходит, прощения просит.

Автор: Анелия Ятс

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...