Спаси меня

Они поженились совсем недавно и были уже несколько месяцев несказанно счастливы. Жизнь наконец-то наладилась. Все мелкие проблемы отошли на второй план.

Медовый месяц, а потом и просто время, проведенное с любимым человеком, радовали как никогда.

Ника не могла поверить, что ей так повезло. Артур был просто идеальным. Красив, умен, богат. А главное, он любил ее, Нику, а она любила его.

Ника работала в офисе, хотя Артур и пытался уговорить ее сидеть дома, потому что его зарплаты хватило бы на двоих, но девушка отказывалась. Ей нравилось чувствовать себя нужной, она не хотела сидеть на шее у мужа, к тому же, детей пока не планировала.

Подруги Нике завидовали и не понимали, почему она решила остаться в офисе, если можно было сидеть дома и отдыхать. Да, прибраться, еду приготовить, но Артур мог спокойно оплатить и домработницу и заказать еды. А Ника уже устала объяснять, что совсем не любит сидеть без дела.

Через год после свадьбы с Артуром Ника пропала.

Никто не знал, когда это началось, и что произошло с Никой. Просто в один из дней она не пришла на работу, перестала отвечать на звонки и ни разу больше не зашла в соцсети.

***

Пять месяцев после свадьбы

Ника заканчивала работу, она предупредила Артура, что сегодня задержится до семи и просила, чтобы он ее встретил.

Но в семь вечера, когда девушка уже собиралась уходить, раздался телефонный звонок.

— Ты где? – недовольный голос на той стороне трубки.

— На работе, — удивилась Ника. – Ты меня должен был забрать. Я тебя предупреждала вчера.

— Ника? – раздраженный голос Артура тоже сменился на удивление. – Ты мне не говорила.

Девушка точно помнила, как она вчера сообщила мужу за ужином, что сегодня задержится.

— Говорила. Ты еще согласился и сказал, что если не получится встретить, то вызовешь мне такси.

— Да ты что, этого точно не было, — голос был пропитан искренним непониманием.

И Ника засомневалась. А вдруг, ей это приснилось? Вдруг, она действительно ничего вчера не говорила?

«Ладно, ну, может и не говорила. Может, он забыл. Какая разница?»

— Вызови мне такси, пожалуйста, я уже собираюсь выходить.

— Хорошо. У тебя все нормально?

— Да.

Ника постаралась забыть об этом недоразумении как об обычном сне.

***

— Мы сегодня едем к моим родителям, помнишь? – сказал Артур за завтраком.

— Сегодня? Ты же говорил, что через неделю, — удивилась Ника.

— Не мог я так сказать. Говорил про сегодня, про тринадцатое. Ты что-то опять напутала, — он даже показал на телефоне событие, забитое в календарь. – Вот. Видишь? У тебя тоже должно быть такое. У нас ведь один аккаунт.

Ника взяла свой телефон и проверила. Действительно. На сегодня была назначена поездка к родственникам. Но она ведь точно помнила, что он говорил про двадцатое. Ну не могла она перепутать!

***

— Милая? С тобой все хорошо? Ты стала какой-то рассеянной в последнее время, — Артур приобнял Нику и поцеловал в макушку. – Хорошо себя чувствуешь?

— У меня ведь была желтая зубная щетка, да? А здесь стоит твоя синяя и вот эта красная… Ты мою поменял?

Она указала на зубную щетку, словно на червя, заползшего в стакан.

— Я ничего не менял, ты ведь этим занимаешься. Да и у тебя уже несколько недель эта щетка. Может, ты что-то перепутала? Мне кажется, когда-то у тебя была желтая, но сейчас точно красная.

Ника взглянула на Артура так, словно видела в первый раз в жизни. В ее глазах было столько боли и недоверия, что мужчина еще сильнее ее прижал к себе.

— Ты, наверное, устала на работе. Может, тебе стоит отдохнуть?

— Да нет, все хорошо, забыла, наверное, просто, — отмахнулась она и вернулась в постель.

Но сон не шел. Эта глупая зубная щетка никак не хотела вылезать из головы. Она ведь точно была желтой. Глупость какая!

***

— А куда делся наш старый чайник? Сломался? – наливая воду в новый, спросила Ника Артура.

— Какой старый чайник? – отвлекаясь от телефона, не понял муж.

«Это опять происходит» — подумала Ника. Она с грохотом поставила чайник на станцию и метнулась прочь из комнаты.

С ней что-то случилось, что-то сломалось в ее голове, или это мир вокруг сломался, она не знала. Вещи, которые были привычными, исчезали, а вместо них появлялись новые.

Недавно они ходили с Артуром в магазин и купили ей красивое зеленое платье, а на следующее утро она его не нашла. Вместо зеленого в шкафу висело красное. Той же модели, с такой же биркой, только другого цвета.

Ника сделала вид, что все нормально, но у нее уже давно не было ничего нормально. Было такое ощущение, что мир пытается избавиться от нее. Неделю назад она не смогла найти свою плойку для волос, а Артур сказал, что ее вообще никогда не было.

— Да как же так? Я ведь всегда завиваю волосы на работу! – удивилась тогда Ника.

— Что? Ты ходишь с прямыми. Ты ненавидишь, когда волосы начинают виться. Мы тебе даже утюжок покупали, — и Артур показал коробку от выпрямителя.

Но Ника не любила прямые волосы! Она любила накрученные, чтобы локоны спиральками спадали на плечи!

Сегодня, после происшествия с чайником, Артур нашел ее в комнате, лежащую на кровати в обнимку с подушкой.

— Что с тобой происходит, Ника? Расскажи мне, пожалуйста, — ласково попросил он.

— Мне кажется, я схожу с ума, — тихо сказала она, еще сильнее сжимаясь в комок.

Она взглянула на мужа и чуть не закричала. Его глаза, еще утром были голубыми, а сейчас стали зелеными!

— Ч-ч-что, — заикаясь пробормотала девушка. – Что с твоими глазами? Пожалуйста, скажи, что ты надел линзы.

Она закрыла лицо руками, боясь услышать отрицательный ответ.

Артур метнулся к зеркалу и внимательно осмотрел себя.

Она так и лежала, зажмурившись, словно боялась, что он ее ударит.

— Ника? – тихо позвал Артур. – Мои глаза такие же, как и были.

Он снова подсел к ней и ласково погладил по плечу.

— Пожалуйста, посмотри на меня и расскажи все, что тебя беспокоит. У тебя какие-то проблемы? На работе? Ты беременна? Что случилось?

Она с трудом убрала руки от лица и еще раз посмотрела на Артура. Его глаза снова были голубыми. Наверное, в этот раз привиделось.

— Я схожу с ума, — еще раз повторила она, боясь, что мужчина засмеется, скажет, что это глупости.

Но он даже не улыбнулся.

— Почему ты так думаешь?

И Ника рассказала все, что происходило с ней в последние несколько месяцев.

Артур выслушал, крепко обнял девушку и тихо зашептал на ухо.

— Все будет хорошо. Мы с тобой справимся. Давай я найду тебе психолога? Пообщаешься с ним, может, это все просто от усталости. Возьми отпуск. Тебе ни к чему эти нервы.

Ника закивала, как заведенная кукла, и вдруг разревелась. Она давно держала все эти проблемы в себе, но больше не выдержала. Она рыдала, ее трясло. Мозг уже не справлялся со стрессом, который приходилось переживать чуть ли ни каждый день.

А Артур только и повторял: «Все будет хорошо. Ты можешь мне верить».

***

Ника ушла с работы, хоть ее вот-вот должны были повысить. Муж нашел ей психолога, к которому девушка ходила каждую неделю по два раза. Но результатов их занятия не приносили. Ника по-прежнему замечала, как изменяются все знакомые вещи. Как пропадают предметы, которые всегда были на месте.

В один из сеансов Ника увидела, что у ее психолога сменилась прическа.

— Скажите мне, что вы постриглись, пожалуйста, — тихо попросила девушка. – У вас ведь была другая стрижка.

Женщина удивленно вскинула брови, видимо задумалась, а потом, слегка дрогнувшим голосом сказала:

— Да, я постриглась. Все хорошо.

— Вы врете! – закричала Ника, заметив, как дрогнули руки у женщины. Девушка вскочила на ноги и бросилась прочь из кабинета.

Она забыла в кабинете свое пальто, но Нике было все равно. Она сбежала по лестнице вниз, выскочила на холодную улицу и понеслась вперед, почти не глядя по сторонам.

Остановилась в каком-то парке, только тогда, когда закололо в боку. Слезы лились по щекам. Ника уже не знала, чему верить. Она ставила под сомнение все, что видела. Вот сейчас по пруду плывут две утки, а потом кто-нибудь ей скажет, что уток было пять, и что это были вовсе не утки, а лебеди.

Может, ей вообще стоит броситься сейчас в этот пруд, да и потонуть? Все будет легче, чем терпеть этот ужас.

Начал накрапывать дождь, но девушка совсем не хотела уходить домой. Она села с ногами на влажную лавку, поджала колени к груди и обняла их. Было холодно. Очень. Но этот холод отрезвлял.

— С вами все в порядке? – спросил у нее проходящий мимо мужчина.

Ника замотала головой.

— Где ваша одежда? Вы замерзли? Что случилось? – посыпались на нее вопросы.

Мужчина снял с себя пальто и набросил Нике на плечи. Сел рядом, держа над лавкой зонтик. Теперь ледяные капли больше не касались замерзшей Никиной кожи.

— Оставьте меня, — тихо попросила девушка. – Я сумасшедшая.

— Выглядите абсолютно нормальной, — усмехнулся незнакомец. – Как вас зовут?

Девушка представилась и испуганно взглянула на мужчину. Сейчас начнет к ней приставать с расспросами, попытается выпросить свидание.

— Я Андрей. Так где Ваша одежда?

— Она осталась в кабинете моего психолога, — так же тихо, едва разлепляя губы, сказала Ника.

Loading...

— Трудный сеанс? – будто с пониманием цокнул Андрей.

И тут Ника вывалила все этому прохожему, будто давно была с ним знакома. Она никому не рассказывала о своих проблемах, кроме мужа и психолога. Даже с мамой не поделилась. Та бы сказала, что она придумывает, что нет никаких проблем, а это просто разыгравшееся воображение. Да и Артур сказал, что нечего сор из избы выносить. Сами разберутся с этим недоразумением.

Ее сумасшествие он назвал недоразумением!

— … и сегодня у нее была другая прическа. Я спросила, поменяла ли она ее. И она соврала, сказав, что да. Голос дрогнул. Я не вру, правда! – девушка с мольбой взглянула на Андрея.

— Вы не сумасшедшая, — сказал мужчина твердо. – Кто-нибудь еще знает об этой проблеме, кроме нас, вашего мужа и психолога?

Ника покачала головой.

— Вот мой номер, — он вынул визитку из кармана пальто, которое сейчас согревало девушку. – Позвоните мне, когда что-нибудь еще произойдет. А пока. Ваш врач говорил вести дневник?

— Нет. Мы просто разговариваем. Она советует принимать изменения, будто так и должно быть…

— Какой абсурд, — фыркнул Андрей. – Ника, ведите дневник. Только пусть никто о нем, кроме нас не знает. Перечитывайте его почаще. Там должны быть все мелочи, которые кажутся незначительными. От цвета паркета до шнурков у вас на кроссовках. Понятно?

Ника закивала. Этот мужчина, он был такой решительный, и выглядел убедительно. И девушка даже задалась вопросом. Почему она все еще не начала сама вести дневник? Это могло столько всего подтвердить. Показать, что ей это не привиделось, что изменения действительно есть.

— И попробуйте не оставлять вашего мужа одного.

— Что вы хотите этим сказать? – не поняла девушка. Он подозревает Артура в ее сумасшествии?

— Пока ничего. Просто наблюдайте за ним. Можете записывать ваши разговоры на диктофон. Только он не должен этого замечать. И позвоните мне через неделю, или если случится что-то страшное. Только не думайте, что вы сошли с ума.

***

Когда она вернулась к психологу, там уже сидел Артур. Он раздраженно взглянул на замерзшую и вымокшую жену и, не сказав ни слова, накинул на ее плечи пальто, взял ее сумку, и ухватив девушку за локоть, выволок ту на улицу, а потом затолкнул в машину.

— Ника! – только когда завелся двигатель, воскликнул Артур. – Я тебя не узнаю. Сбежать с сеанса! Без вещей! Я думал, что ты уже мертвая где-то лежишь.

— Это был просто срыв, — сказала девушка твердо. Она оглядела мужа и, не заметив никаких в нем изменений, успокоилась. Это был все еще ее Артур. – Мне уже лучше.

***

Она исправно следовала совету Андрея. Записывала все в тетрадь. И в какой-то момент дневник помог. Это было утро выходного дня. На сей раз изменилась посуда. Тарелки стали совершенно другими.

Артур заметил, как переменилась в лица Ника, и уже открыл рот, чтобы спросить, как девушка просто улыбнувшись, вышла из кухни.

Она зашла в ванную, достала со дна корзины для белья тетрадку и нашла нужную страницу. Тарелки были описаны такими, какими она их помнила. В тетради стояла старая дата. Все хорошо. Она не сходит с ума. Посуда действительно другая.

В дверь постучался Артур.

— Ника? Ты в порядке?

— Да, захотела умыться, — сказала она, пряча тетрадь обратно.

***

Так проходили дни. Что-то менялось в доме, но не в ее записях. И Ника тоже стала подозревать Артура.

— Что-то голова болит, пойду посплю часок, — сказала она однажды.

Девушка притворилась спящей, а потом прокралась в соседнюю комнату, где Артур менял покрывало на диване. Он ее не заметил, и девушка вернулась назад в спальню.

Через час она вышла к мужу и спросила:

— Когда ты поменял покрывало? Разве то было плохим?

Артур устало посмотрел на Нику, словно та действительно была душевнобольной.

— Я не менял. Это покрывало здесь было столько, сколько я себя помню.

И тут Ника не выдержала. Она взвилась, словно отпущенная пружина, и закричала.

— Это ты! Это все ты!

— О чем ты, Ник? – Артур играл хорошо. Его лицо выражало полнейшее недоумение.

— Ты подменил покрывало! Ты все это делаешь со мной!

— Я ничего не менял. Тебе приснилось, наверное, — он продолжал стоять на своем.

И тогда девушка бросилась в ванну, она вытащила тетрадь и потрясла ей перед носом у мужа.

— Вот. Я описывала старое покрывало. Оно было бежевым в цветочек. А это розовое. Отвратительный цвет, ты знаешь, что я его ненавижу. Ты выставлял меня сумасшедшей почти целый год! Это ты все менял. И щетку. И чайник! И мое платье! Это ты нанял ту женщину, типа психолога. Она даже не посоветовала мне вести дневник! Это самое разумное, что можно было бы сделать!

Она попыталась ударить Артура, но тот перехватил ее руку за запястье.

— Тебе надо успокоиться, — процедил он сквозь зубы.

— Нет, не надо мне успокаиваться! Ты хотел, чтобы я сошла с ума! Зачем? Зачем ты со мной это делал?

Она вновь попыталась его ударить, но на сей раз уже другой рукой. Артур перехватил и вторую руку. Он прижал девушку к стене и зашептал.

— Я ничего не делал. Ты больна. У тебя шизофрения. Врач сказала, что надо будет ложиться в больницу. Оставайся здесь. Я вызову скорую и тебя заберут, — он отпустил ее руки, но прежде, чем девушка попыталась хоть что-то еще сделать, вышел за дверь и запер ту с другой стороны.

— Открой! – закричала Ника, забила руками по двери, но Артур был непреклонен.

Она спешно достала из кармана телефон. Хорошо, что забила туда номер Андрея, а не оставила на карточке.

— Да? – Андрей взял трубку почти молниеносно.

— Спаси меня, — убито попросила Ника. – Он запер меня в ванной. Вызвал неотложку. Меня упекут в сумасшедший дом. А это он. Он!

Она говорила так, словно действительно была немного чокнутой. Даже не представилась по имени, думала, что он и так должен понять.

— Ника? – уточнил Андрей.

— Да, да. Это я. Помоги мне, пожалуйста. Мне больше никто не поверит.

— Говори адрес, я приеду.

***

Ника сидела на бортике ванной и грызла ногти. Она уже давно избавилась от этой привычки, но сейчас та снова вернулась. Нервы сдавали.

— Я собрал твои вещи, — с той стороны двери раздался голос Артура. – Они немного задерживаются, но скоро приедут. У тебя там все хорошо? Ты успокоилась?

Ника не ответила. Пусть он думает, что она режет себе вены, или топится в ванной. Пусть нервничает. И знает, какого пришлось ей.

Девушка молила высшие силы, чтобы Андрей успел, только бы он приехал раньше медбратьев из психушки.

Раздался звонок в дверь. Ника даже подпрыгнула от неожиданности. Сердце забилось как сумасшедшее, как раз под стать хозяйке.

— Добрый день, — раздался голос. – Где больная?

— В ванной. Запер ее.

— Я сейчас ее заберу. Вы потом приедете и подпишете все бумаги. Мне будут нужны ее документы и вещи. Отнесете в машину.

Наверное, Артур кивнул. Щелкнула щеколда на двери. Ника уже приготовилась драться, кусаться, в общем, делать все, чтобы ее точно посчитали психованной.

Она уже почти бросилась на человека в белом халате, но увидела его лицо. Это был Андрей. Он подмигнул девушке и слегка улыбнулся.

— Ну-с, буяним? – спросил он, обращаясь к ней. – Ваш муж жалуется, что вы рукоприкладством занимаетесь. Пройдемте со мной.

Он аккуратно, но крепко, взял ее под локоть, так чтобы Ника никуда не убежала, да она и не собиралась.

— А связывать ее вы не будете? В смирительную рубашку, там… — спросил Артур, отшатываясь в сторону, от проходящей мимо него Ники.

— Девушка уже успокоилась и поедет с нами по доброй воле, правда? – участливо спросил Андрей.

Ника закивала и улыбнулась. А потом бросила уничижительный взгляд в сторону мужа.

— Передайте ей ее вещи, пожалуйста. Мы дойдем сами.

Артур протянул Нике небольшую сумку со всем необходимым. Девушка ее взяла и пошла к выходу из дома. Она накинула пальто – все же на улице было прохладно, натянула ботинки и, ведомая Андреем, вышла за дверь.

И нос к носу столкнулась с настоящей бригадой неотложки.

— Добрый день, — кивнул им Андрей и потянул за собой опешившую Нику.

Артур, не успевший закрыть дверь, заметил настоящих медбратьев и в его глазах проскользнуло понимание. Он открыл рот, чтобы закричать, но Андрей и Ника уже бежали по лестнице.

Андрей забрал у Ники ее сумку, распахнул дверь в машину, бросил туда ношу. Ника полезла следом.

Из подъезда за ними уже выбежал Артур и два медбрата.

Андрей завел машину, нажал на газ, и автомобиль сорвался с места.

***

— Все в порядке? – осведомился Андрей, взглянув в зеркало заднего вида на Нику.

Та кивнула. Немного напуганная, но довольная, она сидела в пижаме и пальто и смотрела в окно.

— Куда мы едем? – спросила она.

— Пока ко мне домой, если ты не против. Потом в больницу, — он заметил, как напряглась девушка, и добавил. – Придется пройти настоящее обследование, чтобы подтвердить, что ты нормальная. Это поможет нам в суде.

— Суде? – удивилась Ника.

— Ты не собираешься подавать в суд на мужа? Это было психологическое насилие. Он хотел упечь тебя в психушку.

— Ты прав. Спасибо.

Шесть лет спустя...

— Мам, — маленькая девочка сидела у Ники на коленях. – А как вы познакомились с папой?

— Он просто спас мне жизнь, — улыбнулась Ника дочке и потрепала ту по голове.

Автор: Одинокий автор

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...