Сложная, но интересная жизнь

Тоня росла в обычной рабочей семье, где мама и папа работали на заводе. Кроме нее еще имелся в наличии младший брат Сашка. Пока Сашка был маленький, Тоня понятия не имела, что надо за ним приглядывать, и целыми днями носилась с пацанами по просторам их района.

Жили они в частном секторе города, где не было трасс и бешено летящих машин, поэтому родители особо не волновались по этому поводу. Надо сказать, что Тоня или, как ее звали пацаны, Тошка была заправской забиякой и слыла своим парнем в их компании. Вечером, когда мама отмывала Тоню в ванне от ее уличных приключений, всякой пыли и грязи, на коленках Тони вечно горели ссадины и синяки.

— Господи! – говорила мама, качая укоризненно головой, — ну что за ребенок! А еще девочка называется! Коленки щипало от горячей воды, но Тоня даже глазом и моргала и вообще вида не подавала, что ей больно.

Мама обреченно вздыхала, и очередной раз мазала ей коленки зеленкой. Отец смотрел на сморщенное лицо дочери, усмехался и назидательно говорил, что настоящие бойцы не плачут. Тоня шмыгала носом и закусывала губу, когда мама, обнаружив очередную ссадину на локте, мазала ее зеленкой.

— Ну, хватит, мам! – просила умоляюще Тоня, — и так уже вся как елка зеленая.

— Ничего, потерпишь! – отрезала мама, — следующий раз будешь аккуратнее играть в свой футбол! В куклы и всякие там домики Тоня играть вообще не любила и презирала все эти платьица, куколки, наряды и прочую девчачью ерунду.

Надев с утра штанишки и рубашку, она уносилась на улицу, где ее уже ждала ее компания мальчишек. Все было так, пока мама не вышла на работу.

Теперь на плечи Тони легла забота о Сашке. В период пока папа шел с работы, а мама уходила на работу, Тоня должна была приглядывать за Сашкой. Что спасало ее , так это то, что Сашка любил играть с игрушками сидя дома. Он мог часами перекладывать мишек, зайчиков, машинки и всякий другой игрушечный инвентарь и возиться с ними чего-то там напевая себе под нос.

Дождавшись отца, Тоня убегала играть на улицу. Сидение дома ее не очень радовало. Все изменилось, когда Тоня пошла в школу. Нужно было делать уроки и ей, вдруг понравилось читать книги, особенно всякую фантастику и приключения.

Теперь мама не могла ее выгнать на улицу. Тоня запоем читала.

Где-то лет в двенадцать Тоня вдруг поняла, что ей нужна собака. Ну вот просто необходима. Еще тогда, бегая по улице, она видела , что у соседа, дяди Пети есть красивая собака, немецкая овчарка. Он часто выходил с ней гулять на местный пустырь. Тоня подходила и гладила пса по большой голове. Что больше всего ее удивляло, так это немного грустные и умные глаза пса. Его звали Амур.

— Дядь Петь , — однажды спросила Тоня, — а чего Амур такой грустный? -Он не грустный, — улыбнулся дядя Петя, — он немножко болеет, но уже идет на поправку.

— А чего он заболел? – опять спросила Тоня и тихонько погладила Амура по спине. — Ну как тебе объяснить, — сказал дядя Петя, — он был на задании, там его немного привалило , вот он и приболел.

— А он что, служит?? – удивилась Тоня.

— Да! – ответил дядя Петя, гладя Амура по голове, — мы с ним служим в МЧС, спасаем людей. Вот сейчас я пока в отпуске и взял Амура к себе, чтоб он лучше поправился . Да и не можем мы друг без друга. Амур мой напарник и друг. Амур выздоровеет, и мы опять вернемся на работу. И Амур будет опять жить в своем вольере на базе. У Тони глаза стали большими и круглыми.

— Ух, ты! – восхитилась она, — вот это да!! А к вам туда всех берут служить? -Нет, конечно! – засмеялся дядя Петя, — только самых лучших, кто хорошо учится, занимается спортом, много читает.

И после этого понеслось. Тоня срочно записалась в спортивный кружок, где занималась бегом. Уж это-то она очень любила. Подтянула учебу. Особенно ненавистный ей русский язык и литературу. С точными науками у нее все было в порядке...

А еще она стала чаще приходить к Амуру.

Дядя Петя, был не против, и скоро, они совершали утренние пробежки все вместе — дядя Петя, Тоня и Амур. Амур шел на поправку, но дядя Петя сказал, что он уже очень взрослый пес и скорее всего, где-то года через два его оправят на заслуженный отдых.

Но пока он будет служить, и воспитывать молодое поколение. Когда Тоня училась уже в восьмом классе, дядя Петя привел Амура к себе, насовсем. Сказались старые травмы и Амура проводили торжественно на заслуженную пенсию.

Дядя Петя забрал его к себе, и теперь Тоня каждый день приходила к ним в гости. Амур ослеп на один глаз и сильно сдал.

Ему тогда было уже тринадцать лет. Возраст уже преклонный для собаки, да еще и перенесенные травмы.

Но Амур по-прежнему также ходил с Тоней и дядей Петей гулять на пустырь, где лежал на травке и ждал, когда те пробегали три-четыре круга.

А летом Тоню отправили вместе с Сашей к бабушке в деревню на два месяца. Сопротивляться было без толку.

Папа посмотрел так, что Тоня, пошла собирать дорожный рюкзак. Сашка по ныл немного, вспоминая , что его ждали друзья на улице, но потом тоже смирился.

Ехали они в деревню с теткой.

— Ничего, — сказала мама, глядя на приунывших детей, — подышите деревенским воздухом и ягод с лесу поедите. А то все лето по улицам пылью дышите.

Вернувшись с деревни, Тоня сразу побежала к Амуру.

Будка Амура была пуста. На гвоздике висел его ошейник с именем Амур. На пороге сидел дядя Петя и что-то чинил. Увидев Тоню, он улыбнулся.

— Привет Тошка, ты уже приехала? Как отдохнула? – потом перехватив взгляд Тони, опустил глаза, — нет больше Амура. Как ты уехала, он через неделю просто утром не проснулся. Тихо умер, — дядя Петя смахнул набежавшую слезу, — хороший пес был. Жалко, что век собаки так короток.

Тоня села рядом с дядей Петей и заплакала.

— Поплачь, — сказал дядя Петя, — ты знаешь, а у меня новая собака теперь. Как только я Амура забрал себе, мне дали на воспитание другую собаку, для обучения и воспитания. Ее зовут Линда. Тоже немецкая овчарка. Красавица. Умная и родители у нее тоже знатные, — тихо рассказывал дядя Петя , не глядя на Тоню.

— А вы с ней тоже ездить будете на всякие происшествия? – вытирая слезы, спросила Тоня.

— Конечно! – ответил дядя Петя, — она пришла на смену Амуру. После окончания девятого класса, по совету дяди Пети Тоня собралась поступать в Подмосковный Сельскохозяйственный колледж на отделение «кинологии».

— Ты и среднее образование получишь и специальное, — объяснял ей дядя Петя, — а когда вернешься с профессией, вот тогда будет уже проще поступить к нам на работу.

И Тоня, не смотря на все увещевания родителей, поехала. Сдав все вступительные экзамены успешно, она прислала домой телеграмму «Поздравьте, поступила, ждите на каникулы».

На каникулах , когда Тоня приезжала домой, она обязательно прибегала к дяде Пете и рассказывала о том, как они учатся, как ходят в питомник для работы со щенками, как их учат дрессировать и работать с собаками.

— У нас там постоянный питомцев нет, чтобы не привыкать друг к другу, — рассказывала Тоня, — уж если заводить пса, то только дома и навсегда.

А дядя Петя рассказывал Тоне, что Линда стала совсем взрослой и что она уже стала мама четверых щенков и пока отдыхает в вольере и кормит своих детенышей. Что все щенки красавцы.

— Да ты не переживай, — говорил улыбаясь дядя Петя, — вот вернешься с учебы мы тебе подберем хорошего щенка и будешь его сама воспитывать.

Срок обучения три с половиной года промчался быстро. Вернувшись после учебы, Тоня с дядей Петей пошли к ним на базу, он обещал ей поговорить с начальником об устройстве ее на работу. Начальник принял их хорошо. Тоня ждала вердикта.

— Ну что молодой специалист, — сказал Виктор Александрович, — могу Вам предложить пока поработать в статусе младшего кинолога при Петре Ивановиче, ну скажем просто – помощником. Так сказать пройти обкатку своей профессии на практике, а мы посмотрим, и вот потом, где-то через годик решим, что с Вами делать дальше.

Не поняв почти ничего, что сказал начальник, Тоня вопросительно смотрела на дядю Петю.

— Ясно, — сказал дядя Петя, — нам куда теперь? В отдел кадров?

— Да, идите там вам все объяснят и оформят.

По сути, Тоню оформили просто рабочим вольера, но это было не важно.

Важнее всего было то, что теперь она могла завести своего щенка и заниматься его воспитанием. Во всяком случае, теперь ее непосредственный начальник, дядя Петя ей это пообещал.

— Не переживай! Нужно же с чего-то начинать. Поработаешь, зарекомендуешь себя, а потом мы подумаем, как тебя в кинологи перевести. Все будет хорошо!

И вот теперь у Тони есть свой малыш, сын Линды и породистого кобеля, красавца Рика.

— Вот! – сказал, улыбаясь, Петр Иванович, показывая пальцем на толстенького щенка, лежащего около Линды, — он твой! Имя придумай сама и как только отойдет от мамки, будешь с ним заниматься, но в свободное от работы время! Учти, от твоих обычных обязанностей тебя никто не освобождал!

— Какой хорошенький! Толстенький! И мордочка черненькая! – заулыбалась Тоня, — Петр Иванович, а ведь он, прям, похож на Амура, посмотрите! Пусть будет Амур-младший!

— Ну что ж! – улыбнулся Петр Иванович, — достойное имя. Его хозяин был хорошим псом. Пусть будет Амур! И теперь Тоня каждый день, прежде чем заняться своими делами, навещала Линду и ее малышей.

Теперь на шее Амура появилась синяя ленточка с его именем, это дядя Петя специально повязал ленточку, показав, что у щенка уже есть хозяин.

Уже в четыре месяца Амур хорошо знал свою хозяйку и нетерпеливо ждал ее в вольере.

После работы Тоня забирала его оттуда и они шли на полигон и играли с мячиком , выполняя не сложные команды.

Щенок был пока еще смешным, толстолапым, уши домиком и когда бежал , они смешно прыгали у него на голове.

Тоня смотрела на него, улыбалась, а потом делая серьезный вид, командовала – «Ко мне, Амур!» и щенок послушно бежал к ней. Тоня вспоминала все, чему их учили в колледже и как они проходили практику в питомнике.

Амур был умным и послушным псом и поддавался дрессировке легко. В шесть месяцев Амур уже свободно выполнял все основные команды.

Петр Иванович всегда был рядом. Он радовался за успехи Тони и Амура. Теперь они работали вместе – Тоня с Амуром, а Петр Иванович с Линдой. Командная работа давала свои результаты. Амур вырос и становился умным, красивым псом.

Как-то , сидя рядом на скамейке, и глядя, как Линда с Амуром носятся по полигону с мячиком, после тренировки, Петр Иванович сказал Тоне новость:

— Знаешь, я тут с начальством встретился, и он просил тебя заглянуть к нему, поговорить с тобой хочет.

— Петр Иванович, а что там? Зачем? – насторожилась Тоня, вспоминая, что она могла натворить, вроде ничего не было, разве что Виктор Александрович на днях видел ее на полигоне с Амуром? Ну, дак вроде Петр Иванович урегулировал этот вопрос с ним. Тоня терялась в догадках.

— Да ты не переживай, — успокоил ее Петр Иванович, — все нормально! Я с тобой схожу.

— Разрешите товарищ полковник? — спросил Петр Иванович, приоткрыв дверь, — мы тут пришли.

— А, Петр Иванович, заходите, я помню и жду Вас, — улыбнулся начальник, — ну, заводи свою протеже! Тоня зашла следом за Петром Ивановичем.

— Ну-с сударыня, мне тут сказали, что ты хорошо справляешься со своими обязанностями, и не только. Да, да ! Видел, Видел! Амур , красавец! И ты молодец!

Хорошего пацана воспитываешь! Пригодилось твое образование и не только чтобы вольеры убирать! – и Виктор Александрович рассмеялся, — настырная!

Хвалю! Да и Петр Иванович , смотрю, помогает! А он у нас хороший наставник!

— Спасибо товарищ полковник! – встав с места, сказал Петр Иванович, — мы стараемся!

— Ну и замечательно! – сказал Виктор Александрович, — а сейчас о главном.

Нам пришло распоряжение, направить на переподготовку в Кинологический Центр в Подмосковье молодого перспективного сотрудника с собакой! Собаку будут тренировать на обнаружение людей при ЧС. Вот такой расклад получается. Петр Иванович посоветовал тебя , Антонина. Ты у нас кинолог с дипломом и подучиться тебе не помешает. Да и Амуру спецподготовка нужна . Но зато, ты вернешься уже полноправным работником МЧС и будете с Амуром служить во благо Отечества. Сколько ж можно вольеры то убирать!! Как смотришь на это?

— Да нормально я смотрю – засмеялась Тоня, — даже очень, нормально смотрю. После курсов переподготовки Тоне присвоили звание младшего сержанта кинологической службы МЧС.

А Амур сдал все экзамены по дрессуре, и особенно по навыкам обнаружения людей во время ЧС. Они оба счастливые прибыли на базу.

Петр Иванович разглядывал выданный диплом об окончании и улыбался.

— Ну вы просто молодцы! – говорил он Тоне , сидя в приемной начальника. Они ждали Виктора Александровича, чтобы Тоня доложила о своем прибыли после обучения. Теперь она носила погоны, и доклад о прибытии был обязателен.

— Разрешите? – спросила она, приоткрыв дверь. -Оооо! Наши отличники прибыли! – выходя из-за стола, Виктор Александрович вышел на встречу к Тоне, — написали, хвалили и рад, что не ошиблись в тебе! Так Тоня начала службу с Амуром.

Loading...

Первая командировка.

В горах прошел камнепад. Где-то завалило людей и Тоня с Амуром и еще с двумя сотрудниками и их питомцами вылетели в горы на вертолете.

Теперь настало время самостоятельной работы. Рядом не было наставника, только командир группы и они, сотрудники МЧС. Первая радость, что нашли, и что жив, и гордость что нашел его Амур с Тоней. Возвращались довольные и счастливые

А потом опять командировки и работа.

Изнуряющая, тяжелая. Первые слезы, что человек погиб, хотя и был найден.

И опять улыбка, когда нашли и живого.

Та командировка была уже пятнадцатая, когда они прилетели в район землетрясения.

Страшная картина разрушенных домов. Плачущие люди, умоляющие о помощи.

И опять напряженная работа. Сантиметр за сантиметром Тоня с Амуром обследовали разрушенные дома, где должны быть находиться люди под завалами домов.

Вот Амур замер и подал голос. Значит там, где-то под камнями есть жизнь.

Тоня спешит на помощь вместе с сотрудниками и помощниками. Узкий лаз и оттуда тихий голос.

Мужчины начинают быстро разгребать камни.

Тоня кричит, чтобы мужчина держался , что они уже его обнаружили и сейчас достанут.

— Ты говори что-нибудь, — кричит она, — не засыпай, а говори! Мы скоро откопаем тебя! Идет усиленная работа.

Откуда только берутся силы отворачивать огромные камни.

И вот уже видна окровавленная рука вся в пыли. Нашли! Отгребают еще несколько камней. Придавленное тело. Видно, что сломана нога, не естественно выгнутая.

Мужчины осторожно освобождаю тело от камней, и вытягивают парня на плащ-палатку.

И тут только он вскрикивает от боли. Когда уже парня аккуратно оттащили в сторону послышался шум . Не успев сообразить , что это на Тоню падает кусок стены. И темнота.

Очнулась Тоня уже в госпитале, в палате. Рука в гипсе. Рядом сидит Петр Иванович.

— Ну слава богу , очнулась! – сказал он улыбаясь, — как ты?

— Да вроде как и ничего, — улыбнулась Тоня, — что хоть со мной? И где Амур?!

— Сейчас, погоди, — сказал Петр Иванович и вышел из палаты.

Зашел он , ведя за собой Амура. Тот прихрамывал на забинтованную лапу . Увидев Тоню он ускорил шаг и подойдя к кровати положил свою большую голову на кровать.

— Ты мой хороший! – Тоня обняла пса и поцеловала в лоб, — ты тоже пострадал. Так что там случилось то? Я ведь ничего так и не поняла. Вроде все было нормально, и парня вытащили. Он, кстати как? Выжил?

— Да он сейчас после операции в реанимации лежит, — ответил Петр Иванович, — сказали, что выживет, а вот вы попали так попали! Что ж не осмотрелись –то?

Верхняя стена поехала и обрушилась. Тебе еще повезло, что далеко стояла! Основная масса рухнула чуть дальше. Но вот если бы вы там были то, навряд ли, я бы с тобой сейчас разговаривал! Безалаберность , вот что я тебе скажу. Скажи спасибо Амуру, он после обвала лаял как бешеный и рыл упавшие камни, потому что тебя привалило. Вот и лапы поранил.

А когда тебя в операционную увезли он так и лежал под дверями, пока тебя не вывезли оттуда. А вот сейчас под дверями, пока я не приехал. Спасибо, что тут все врачи наши и понимают пса и никто его не трогает. Даже чашку с водой поставили. Тоня сползла с подушки и положила голову на Амура.

— Спаситель ты мой! Прости меня ! – говорила она тихо и гладила пса. Амур закрыл глаза и Тоня увидела, как с глаза пса скатилась слезинка.

В коридоре послышался шум.

В палату буквально влетела мама Тони.

— Господи! Дочка! Ну как же так!? – причитала она, глядя на забинтованную руку и ссадины на лице. Амур так и сидел неподвижно , положив голову на кровать, а Тоня поглаживала его. — И собака тут! – возмутилась мама, — глядя на Амура.

— Мама! Это мой друг и товарищ, а не просто собака! – возмутилась Тоня, — мы с ним вместе работаем и он мне спас жизнь!

Мать не доверчиво посмотрела на пса. А потом села на кровать и расплакалась.

— Мам! Ну, все же нормально! Чего ты?! – как могла, успокаивала Тоня мать, а Амур тихонько лизнул ей руку.

— Ну, все! По проведывал хозяйку, пошли домой лечиться! – сказал Петр Иванович Амуру, — командуй! – обратился он к Тоне.

— Домой! Амур домой! – сказала Тоня, — я скоро приду, иди!

Амур встал, лизнул руку Тони и послушно пошел за Петром Ивановичем.

— Ну, надо же! – удивилась мама, — какой умный, и правда пошел!

— Он у меня самый замечательный! – сказала Тоня, глядя на уходящего Амура, а тот обернулся на прощанье.

Через пару месяцев гипс сняли. Перелом оказался не сложный, и заживление шло хорошо.

И еще через месяц Тоня вышла на службу, но все это время, пока Тоня носила на руке гипс, она исправно ходила на работу к Амуру. Они продолжали тренировки и занятия.

В ту обычную командировку Тоня с Амуром летели с группой спасателей на вертолете.

Группа туристов попала под обвал в пещере. Тоня с Амуром шли по проходу пещеры за проводником.

Он вел их к месту обвала.

Двое туристов выбрались сами, хоть и были ранены, а вот третьего никак не могли найти.

Подобравшись к месту схода камней, Тоня пустила Амура вперед, отпустив поводок, подлиннее.

— Ищи! – скомандовала она, и пес начал напряженно нюхал карабкаясь по камням .

В одном месте он замер.

— Тихо всем! – сказала она .

Из-под камней, слышался стон.

Поставив флажок на месте, где стоял пес, Тоня потянула поводок .

— Ко мне! Иди сюда! – скомандовала Тоня.

Пес развернулся и направился по камням к хозяйке, но в этот момент откуда-то сверху посыпались камни.

Тоня успела увернуться от катившихся сверху камней.

И вдруг услышала громкий визг Амура. Она рванула назад.

— Стой! Там опять камнепад! – кто-то крикнул ей сзади.

Но Тоня ничего не слышала, она только видела, что ее Амур вдруг упал и тихо повизгивал.

Видно было только голову пса. Его привалило. Тоня , уворачиваясь от пролетающих камней лезла к Амуру.

— Сейчас, мой хороший! – шептала она, — потерпи мой хороший! Я иду!

Она добралась до Амура и начала разгребать камни, откидывая их подальше.

— Чего встали –то ! – крикнула она парням, — лезьте, там мужик под камнями! И помогите мне собаку вытащить.

Парни полезли на помощь Тони.

Амура вытащили и положили на брезент. Он виновато смотрел на Тоню и тяжело дышал.

— Так ! – скомандовала она, — где флажок, вон видите, там был слышен стон. Давайте аккуратно разбирайте камни, а я вытащу Амура на воздух.

Она ухватила за края брезента и тихонько потянула к выходу. Вытащив Амура, Тоня аккуратно прощупала все тело собаки. Кроме ссадин от камней у Амура было, по всей видимости, сломано ребро, он тяжело дышал.

— Ничего, мой хороший! Потерпи! Сейчас полетим домой и там наш Петрович , тебя поставит на ноги, — Тоня сидела и гладила Амура по голове, а тот смотрел на Тоню такими глазами полными и боли и любви, что Тоня не выдержала и у нее из глаз выкатилась слеза. Она была согласна сейчас сама лучше страдать, чем смотреть, как Амуру было плохо.

Из пещеры послышались голоса, и парни вынесли пострадавшего туриста. Он был жив, но без сознания. Вертолет прибыл через пятнадцать минут.

Загрузились и отправились домой.

На взлетном поле их уже ждали машина скорой помощи для пострадавшего и машина МЧС для Амура и Тони. Петрович, ветеринар кинологической службы, осмотрел Амура. Поставил укол и сказал , что теперь нужно время , чтобы пес отдохнул.

— Тонечка, девочка, ты не переживай! – успокаивал он Тоню, — перелома как такого нет, есть трещина и сильный удар! Видимо Амуру здорово шибануло камнем по боку. Ну, там немного ссадин, я их обработал. А так, пес молодой, справится! И лапы, за одно, посмотрел, тоже поранил о камни. Хоть тапочки им какие-нибудь придумывай! Так жалко смотреть, что лапы ранят. – Петрович тяжело вздохнул.

Он тоже был до глубины души собачником и каждый раз, когда привозили раненных собак, страдал не меньше их. Разговаривал с ними. Как говорили сотрудники:

— Наш Петрович любую собаку уговорит на выздоровление, он с ними на их языке говорит!

После выписки Амура, Тоне дали месячный отпуск и она забрала его домой на отдых.

— Ни каких тренировок. Просто прогулки на свежем воздухе и хорошее питание, — строго приказал Петрович.

— Так точно! – засмеялась Тоня, — разрешите исполнять! И они целый месяц гуляли с Амуром на пустыре вместе Петром Ивановичем и Линдой, которая тоже проходила курс реабилитации после полученной травмы на задании. Все сотрудники так делали.

Уходя в отпуск забирали своих питомцев домой, чтобы те могли отдохнуть от работы и почувствовать, как это, просто гулять и бегать за бабочками.

Вот такая жизнь складывалась у Тони и Амура. Наверное, сложная, но интересная. Во всяком случае, так считают и Тоня и Амур.

Автор: Татьяна К.В.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...