Шутка Лешего

Матрена шла по неприметной, знакомой только ей, лесной тропинке. Шла неспешно, наслаждаясь ароматами леса. Лес этот она знала, как свои пять пальцев. Еще бы, с детства по нему ходила. Да и начинался он сразу за околицей.

Была в лесу одна волшебная полянка. Там только белые росли, каждый год. Матрена ее много лет назад случайно нашла, заплутала тогда немного. И на полянку наткнулась. А когда грибов набрала, как-то сразу к деревне и вышла. Будто вывел кто. С тех пор каждый год туда за грибами и ходила.

Жителей в деревне теперь мало осталось, дачники из-за плохой дороги дома не покупали. Тропки в лесу только звериные остались, немного народу по грибы да по ягоды ходило.

Очень удивилась бабка Матрена, увидев на своей полянке двух мужиков в черных робах. Вспомнила, как на днях приезжал участковый, предупреждал, что уже трое суток в здешних лесах беглых зэков ищут...

Поняла, они и есть. Да и по лицам видно, что нехорошие люди.

Зэки бабке очень обрадовались. Пожаловались, что заплутали тут, приехали по грибочки, да ходят кругами...

«Корзинки-то ваши где, грибники,» — спросила Матрена.

«Ладно, кикимора старая, веди к себе в гости. Мы тут давно плутаем, оголодали,» — сказал тот, что постарше.

Смекнула Матрена, что плохо дело. Была бы молодая, попробовала бы сбежать.

«Грибочков наберу на жарёху, и пойдем,»- сказала и поляну взглядом окинула.

Чуть не ахнула. Видит, на краю поляны мужичок стоит, крепенький, невысокий, в плаще защитного цвета. И машет ей, иди, мол, сюда.

Матрена решила, что это военный человек, из тех, что зэков беглых ищут.

Обернулась к ним, не видят ли они военного того. Не заметили, грибы режут.

Она снова на мужика глянула, тот жестами показывает, молчи, мол, и ко мне иди.

Пошла тихонько, не оглядываясь. Подошла близко, поняла, не военный это.

Глаза желтые, аж светятся. Зрачки, как у кошки. Кожа на лице коричневатая, сморщенная, как кора. И одежда не военная вовсе. Что-то типа кафтана болотного цвета.

Взял он Матрену за руку, потянул, рядом с собой поставил. Рука не теплая, не холодная, будто дерева сучок. И на ощупь такая же.

Подмигнул вдруг задорно, жестом показал, чтобы стояла и помалкивала.

А сам к мужикам пошел. Смотрит Матрена и дивится. Видит себя на полянке, собирает она грибы. Да и зэки эти ей в корзинку белых подкидывают.

Дошел Лешак до них и исчез вдруг, растворился в воздухе. А та Матрена, что на полянке, стала зэков домой звать.

«Хватит, мол, грибов, пора идти. Отведу вас, куда надо. А то не застанете Кикимору или снова заплутаете,»- говорит да и посмеивается.

Заржали зэки, да за «Матреной» пошагали. Только не в сторону деревни, а в глушь лесную, к старому торфяному болоту...

Матрена долго стояла на краю опушки и прислушивалась. Постепенно голоса зэков стихли. Присела без сил на пенек, пот со лба вытерла.

Вдали вдруг крики да хохот чей-то раздался, резкий и противный, аж мурашки побежали по спине.

Глядь, возле пня ее корзинка с грибами стоит. Намек такой, домой пора.

Собралась с силами и пошла потихоньку. На выходе из леса обернулась, стоит у елки этот «военный». Выходит, провожал ее.

Домой пришла, перекрестилась. Выходит, и нечисть лесная лучше некоторых людей бывает.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓