Шапокляк

Женька как раз собирался покинуть магазин, когда на выходе образовался затор. Маленькая бабулька долго пыталась открыть дверь, при этом не выпуская из рук собачку и сумку с покупками. Закончилось всё плачевно – сумку она выронила, из неё вывалились и раскатились в разные стороны мандарины, пакет с кефиром лопнул, заливая пол у входа. Бормоча извинения, бабулька пыталась собрать мандарины, при этом по-прежнему не выпуская из рук собачку – что ей, разумеется, не удавалось.

-Да опустите вы свою псину! – Прикрикнула пытавшаяся выйти следом полная женщина, явно обладающая характером танка, не признающего никаких препятствий.

--Кто, вообще, разрешает с собаками в магазин заходить?! – Возмутилась высокая худощавая дама интеллигентного вида, так же желавшая оказаться снаружи.
Бабулька, оставив безуспешные попытки подобрать разбежавшиеся фрукты, отодвинулась в сторону, прижимая к себе собачку. Тётка-танк и чопорная леди быстро покинули торговое заведение, а Женька кинулся подбирать мандарины.

— Подождите минуту! – Сказал он старушке, в глазах которой стояли слёзы, метнулся в магазин и купил пакет кефира.

-Зачем вы… Спасибо! Я ведь сама виновата! – Бормотала бабуля…

…Во дворе её не любили. Возможно, из-за экстравагантной внешности и манер, да и необщительность в этом не последнюю роль сыграла. Большие вычурные шляпы, неизменные длинные тёмные юбки и ботинки на каблуках, на которых ей явно непросто было ходить, действительно, как-то нелепо смотрелись на маленькой, сухонькой и сгорбленной фигурке старушки. Так же недолюбливали и её визгливую, капризную маленькую болонку с дурацким именем Безе. Никто уже не помнил, когда и как к ней прилипла кличка «Шапокляк» — но, все считали, что она ей очень подходит – так её между собой и называли большинство жителей двора.

На самом деле старушку звали Ираида Львовна, жила она на верхнем этаже старинной пятиэтажки, где из-за необычной архитектуры здания располагалась всего одна квартира – её. Ниже этажом квартир было три – в одной из них проживал двенадцатилетний Женька с родителями и сестрой.

Ираида Львовна покидала своё жилище только по насущным делам и ради прогулок с собачкой. С дворовыми бабушками, целыми днями оккупировавшими лавочки у подъезда, она не общалась – за что они её, собственно и не любили. Остальные соседи, особенно дети и молодёжь, не любили Ираиду Львовну за неизменную привычку делать всем замечания по любому поводу. Кто-то проехал на машине, разогнав стаю голубей, клевавших покрошенную для них Ираидой булку.

-Негодяй! – Кричала ему в след старушка.

Кто-то бросил окурок, пробежал по газону, кто-то шумел – всё это не ускользало от внимательных глаз и ушей Ираиды Львовны – и она никогда не упускала случая одёрнуть нарушителя порядка. Но, не только она. Неизменно в таких случаях, высказав своё возмущение, старушка обращалась к собачке:

-Что ты об этом думаешь, Безе? Скажи этому негодяю!

После этого болонка начинала истошно визгливо лаять до тех пор, пока хозяйка не даст отбой. Надо сказать, Ираида Львовна никогда не расставалась с Безе, брала с собой, даже отправляясь по делам или в магазин, при этом ни разу не отпускала с поводка – а чаще всего носила на руках.
Хулиганистый Женька, как и все его дворовые друзья, старушку не любил – иногда, когда взрослые не видели, они даже нарочно делали что-то ей на зло, чтобы вывести Ираиду Львовну из себя и посмеяться над ней. Однажды Женькин друг, Димка, предложил похитить у неё «противную болонку».

— Пусть Шапокляк побесится – и псина её визжать здесь больше не будет! – Сказал, довольный своей задумкой мальчишка. Идею поддержала вся дворовая компания.

-Только одна проблема – Как Шапокляк отвлечь, чтобы собаку стырить? Она ведь её не отпускает!

-Это мы придумаем! – Заверил Димка.

И придумали. Самая ответственная роль по отвлечению старушки досталась Женьке. На чердаке, куда мальчишки довольно часто забирались, был заготовлен продолговатый тряпичный свёрток с гантелей внутри, на который кое-как нацепили старую куртку – чтобы человека напоминал. Туда же притащили коробку яиц – каждый утащил по 1-2 из дома. Вся ватага собралась во дворе, ожидая, когда Шапокляк выйдет гулять с собакой, а Женька поднялся на чердак.

Фото из интернета, Яндекс картинки

Выйдя из подъезда, Ираида Львовна недовольно покосилась на рассевшуюся на бордюре компанию мальчишек и тут же изрекла:

-Вообще-то бордюры существуют не для того, чтобы на них сидеть – для этого есть лавочки! Если вы будете сидеть на бордюре…

Loading...

Договорить она не успела.

— Что это?! – Глядя вверх, наперебой закричали мальчишки.

И тут полетели яйца.

-Что такое? Что происходит? – Задрав голову, забормотала потерявшая бдительность старушка. И в этот момент, вслед за яичной бомбардировкой, сверху полетела тряпичная кукла.

-Что это?! – Ахнула Ираида Львовна и всплеснув руками, засеменила к месту падения муляжа, выпустив при этом поводок.

-Что это было? Что за хулиганство?! – Поняв, что никто не пострадал, возмущённо забормотала старушка, — Безе…

Она обернулась – но, собаки нигде не было – не было и мальчишек.

На следующий день Женька возвращался из школы. Поднявшись на свой этаж, он уже собирался повернуть к двери, но услышав какой-то звук сверху, обернулся. Шапокляк сидела прямо на ступеньках лестничного пролёта и тихо плакала. Увидев смотревшего на неё Женьку, она достала платок, высморкалась и сказала:

— Вы знаете (она всех называла на «вы» — даже детей), Безе была очень пожилая. Пятнадцать лет назад мне подарил её на день рождения старинный друг – её и упаковку пирожных безе... Его уже давно нет в живых. Кроме Безе, у меня никого не было. Вообще никого…

Больше ничего не сказав, Ираида Львовна встала и шмыгая носом, держась за перила, медленно поднялась на свой этаж.

Постояв с минуту, Женька бросил под дверью портфель и затопал вниз по лестнице. Димка открыл дверь, дожёвывая бутерброд. Появления друга он в это время явно не ожидал.

— Куда вы собаку дели? – Выдохнул запыхавшийся Женька.

-Так, в мусорный контейнер бросили – во дворе, где гастроном, за трансформаторной будкой! А тебе зачем?

Ничего не ответив озадаченному другу, Женька выбежал на улицу и направился в сторону гастронома. В мусорных контейнерах Безе не было. После двух недель безуспешных поисков Женька разбил копилку и купил на хранившиеся в ней сбережения щенка болонки.

-Это вам! – Сказал он открывшей дверь старушке.

Шапокляк грустно улыбнулась. До этого Женька никогда не видел её улыбающейся.

— Я, конечно, благодарна, молодой человек – но, не могу её взять… — Печально произнесла старушка, — видите ли, я очень больна, мне недолго осталось пребывать на этом свете. Кто потом будет о ней заботиться?

Щенка Женька вернул хозяевам. После пропажи собаки Ираида Львовна очень редко появлялась во дворе и почти не делала никому замечаний – а через месяц старушка умерла…

…Женька молча положил кефир в сумку бабули и быстро сбежал по ступенькам. Бабушка с собачкой, сама того не желая, напомнила старую вину, которая, наверное, не отпустит его никогда. Вот, уже почти десять лет прошло – а всё вспоминается с болью…


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...