Про ёлку...

— Огооо, — у малыша от восторга глаза сделались круглыми, — ого, какая она большая ёлка…

— Заходи, — дед махнул рукой и принялся раздевать внука, — давай раздеваться и будем наряжать ёлку, хорошо?

— Ага, — малыш радостно закивал головой…

Ёлка действительно была красивой, высокая, пушистая и ароматная, дед её, к приходу внука уже установил в подставку и достал из антресоли игрушки и всякую мишуру.

— Давай лучше веточку поставим, и нам хватит, — предложила ему супруга, — а ёлку дочери отнеси, от неё сплошная морока, наряжать, потом разбирать, а мусора сколько…

— Нет, — не согласился дед, — внук придёт к нам, и мы с ним будем наряжать эту ёлку, и не спорь…

— Ладно тебе, — махнула рукой жена, — ему только три года, а ты его ёлку наряжать, да у него и дома будет, вторая-то для чего?

— Когда она там будет, — дед махнул рукой…

— Да, завтра и будет, зять сказал, что завтра привезёт…

— Вот, — он поднял палец, — завтра, будет завтра, а сегодня ко мне придёт мой внук, ты ничего не понимаешь, он же маленький, — дед показал рукой, какой он маленький, — ему нужна радость, нужен праздник, а наряжать ёлку – это самый большой праздник, какой только может быть в его годы. И это его первая ёлка, он её запомнит и пронесёт через всю свою жизнь. Ты просто не понимаешь, наряжать первую ёлку – это самое настоящее счастье…

— Да, куда уж нам, — проворчала жена, — ты только один и понимаешь…

— Да, представь себе, — улыбнулся дед, — понимаю, и даже больше скажу – я помню это праздничное настроение, оно до сих пор во мне, каждый Новый год, когда готовимся к празднику, я вспоминаю себя в детстве, когда я, папа и мама украшали мою первую ёлку…

— Так уж и помнишь, — усмехнулась жена, — ты не помнишь, где очки оставил, а ёлку в детстве помнишь? Скажешь тоже…

— Помню. – Дед сел на стул, на мгновение задумался, потом улыбнулся и добавил, — всё помню. Мне тогда годика три было, или четыре, дай-ка подумать…

— Вот-вот, подумай, — улыбнулась супруга, — а говоришь, что всё помнишь.

— Ну, — дед махнул рукой и тоже улыбнулся, — столько времени прошло, но главное я помню. Меня тогда мама собиралась укладывать спать, время видимо уже позднее было. У меня режим был, в девять часов спать, это сейчас и до десяти сидят, и до одиннадцати, а тогда у нас строго было, девять наступило, иди спать, утром рано в садик.

— Ну да, — согласилась жена, — сейчас никого не загонишь и утром не поднимешь…

— Ну, вот, она меня в постель отправляет, а тут входная дверь открывается и заходит отец, и не просто заходит, а ещё и огромную ёлку заносит, практически целое дерево, до самого потолка. А красивая, а пушистая, а запах от неё, мне кажется, что я даже сейчас чувствую его…

— Ага, — усмехнулась жена, — чувствуешь, скажешь тоже…

— Да, представь себе, чувствую, тогда ёлкой пахло, настоящей, лесной, не то что сейчас, вон, лежит, — дед кивнул на принесённую, но ещё не распакованную ель, — чувствуешь, ничем не пахнет, будто искусственная…

— Ничего, полежит, согреется, и запах пойдёт, не переживай, — улыбнулась супруга.

— Я такой ёлки ещё не видел, вот честное слово, не веришь? Вообще-то, я тогда вообще наверно никакой не видел, — усмехнулся дед, — а тут сразу и такая большая. И сразу же праздник вокруг, сразу же радость, и это не передаваемо. Это надо прочувствовать…

Дед опять усмехнулся, посмотрел на жену и продолжил:

— А мамка меня спать. Разве ж тут можно спать, когда праздник пришёл? Конечно же, нет, я в слёзы. Я ещё не понимал, что делать с этим деревом, но чувствовал, спать нельзя, а то проспишь всё самое интересное…

Loading...

Он помолчал немного, потом кивнул головой, будто пытался отогнать нахлынувшие воспоминания, и продолжил:

— Тут отец вступился за меня, сынок, говорит, сейчас мы с тобой будем наряжать ёлку, будешь мне помогать, или пойдёшь спать?

— Буду, — пролепетал ребёнок, и засиял от счастья.

Сынок хоть и не понимал что это такое, как это наряжать ёлку, но он был готов это делать, ведь это предложил его папа. И он суетился, он хотел помочь, но не знал, как это правильно, за что ухватиться. Сначала пытался поднять её и втащить в комнату, но силёнок явно не хватало, оставалось ждать и смотреть. Отец тем временем занёс с балкона ведро с песком, поставил его в угол, а затем воткнул и закрепил в ведре ёлку, и, улыбнувшись, произнёс:

— Ну, вот и всё сынок, теперь будем наряжать…

Ах, какие красивые они, эти ёлочные игрушки, как они блестят и переливаются. Ребёнок просто обалдел от красоты, ведь такое богатство можно было увидеть только на празднике. Сколько же их тут, целый ящик и каждая завернута отдельно. Малыш аккуратно брал очередную игрушку, рассматривал её и подавал папе, а он уже вешал на ёлку.

Сколько же радости было в тот вечер. Как же, он, мама и папа, вместе наряжали ёлку. А сколько всего интересного было в коробке: и зайчик, и медведь, и мальчик в шубе, и зелёный огурец, и оранжевая морковка, и серебристая шишка, и дед с бородой, и девочка в кокошнике, и дядя с гармошкой. А какие шары, они казались такими большими, ах, как они все блестели?

Малыш брал очередной блестящий шарик, смотрел на него и видел в нём свой отражение, видел себя, свою радостную улыбку, он был счастлив, он был очень счастлив, это для него был самый настоящий праздник. Ведь он помогал папе с мамой, и он их очень любил, а они любили его. И это ощущение счастья ребёнок пронёс через всю свою жизнь…

— Поняла?

— Да ну тебя, — махнула рукой жена и ушла на кухню.

Дед тем временем распаковал ёлку, закрепил её на подставке, достал игрушки, разную мишуру и, разложив всё рядом с ёлкой, отправился на кухню, ждать внука…

— Эх, жаль, что сейчас апельсины и мандарины круглый год продаются, — произнёс он.

— Это почему же, — усмехнулась жена, — чем тебе апельсины с мандаринами не угодили? Наоборот, хорошо, апельсины я люблю, да и Алёшка, их вон как кушает, только дольку от шкурки очистить надо…

— Да нет, это конечно хорошо, разнообразие, и всё такое, ананасы, бананы, мне тоже нравится. Но всё равно, я считаю, что только Новый год должен пахнуть мандаринами и апельсинами, тогда будет полный праздник, праздник Новогоднего счастья…

— Да ну тебя, — усмехнулась жена, но в это время зазвонил домофон — вон, иди встречай, твоя радость пришла…

— Огооо, — у малыша от восторга глаза сделались круглыми, — ого, какая она большая…

— Заходи, — дед махнул рукой и принялся раздевать внука, — давай раздеваться и будем наряжать ёлку, ты мне будешь помогать?

— Ага, — малыш радостно улыбнулся и закивал головой, — буду.

Затем он подошёл к ящику с ёлочными игрушками и застыл с широко открытыми глазами:

— Ого, какие они, — пролепетал внук, потом взял в руки большой серебристый шар, который лежал сверху, — ого, какой, смотри дед, — повторил он и улыбнулся во весь рот. Малыш держал его точно так же, как когда-то давно этот шар держал его дед, в двух руках …

Надо же, — думал дед улыбаясь внуку сквозь слёзы, — надо же, всё идёт по спирали, когда-то и я так радовался своей первой ёлке, когда-то также смотрел на этот шар и улыбался папе и маме...

— Милый мой малыш, как же я тебя люблю, — дед наклонился и поцеловал своего внука, потом поднял на руки и закружил…

— Аха-ха-ха, – смеялся радостно малыш, в его глазах светилось неподдельное счастье.

— Аха-ха-ха, — смеялся дед, он был тоже счастлив, это была их первая ёлка, которую они наряжали вместе. Первая ёлка для малыша, первая его новогодняя радость, это первое счастье на всю оставшуюся жизнь, счастье, которое уже никогда не повторится…


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...