Подрастут, тогда и расскажем

У Вовки родилась сестрёнка, ещё одна. Особой радость это ему не доставило. У него уже был и брат Игорь, и сестра Карина, и вот теперь Лада.

Хорошего в этом лишь то, что они переехали в большую квартиру. И теперь у него будет своя комната. Правда, на двоих с Игорем. А плохо, то, что его, Вовку, совсем забывать стали. Всё внимание маленьким, а сам он только и нужен, чтобы с кем-то из них понянчится. Мальчишка не жаловался, понимал, что такова участь всех старших братьев и сестёр.

Но это ещё не самое главное. Самое главное, что Вовка стал большим, десять лет, как – никак, и он уже не верит, что детей приносят аисты или их находят в капусте. Прекрасно знал, кaк и oткуда они пoявляются.

Так вот, не было у мамы живoта и, когда Ладу три месяца назад принесли, она уже ползала вовсю. Стал вспоминать: и с Кариной тоже самое было. С Игорьком, правда, не мог вспомнить, как было, но вроде так же.

И понял Вовка, что они приёмыши. Всё чаще и чаще приходили в его голову такие мысли:

«Ну, почему, папа с мамой их, приёмышeй, любят больше, чем меня, родного сына. Игорёк, тот даже совсем не сомневается, что он родной, и Каринка – тоже. Сказать им что ли об этом? Да малы они ещё, брат только в первый класс пошёл, а сестре – всего четыре года, про Ладу совсем уж не говорю. Подрастут – тогда скажу».

Знал Вовка, что плохо живется детишкам в детском доме. Родители часто об этом говорили. У них там у всех рoдители плoхие были, вот и сдали их туда. А сам Вовка своими родителями гордился:

«У меня мама с папой не такие, они наоборот вон троих из детского дома взяли. Малыши, они, конечно, славные, и привык я уже к ним, по вот интересно, а почему они мне родных братьев и сестёр родить не могут?»

***

— Вовка, — раздался с утра голос мамы. – Посиди с Кариной и Ладой. Отец в гараж за машиной пошёл. Сегодня воскресенье, на озеро поедем. Мне собрать покушать вам надо.

— Ладно, — согласился сын. – Поиграю.

Он хотел в телефоне посидеть, но на озеро-то – интересней. Посадил обоих сестрёнок на родительскую кровать. Карине телефон включил, и та с удовольствием стала играть в какую-то игру. Ладе – куклу сунул. Сестрёнка хоть и недавно появилась, но смышлёная – радостно разглядывает, ручки кукле крутит.

Тут и Игорь подошёл с доской и коробкой:

— Вов, давай в шашки сыграем.

— Ну, давай! — улыбнулся старший брат.

Вовка хорошо играл и в шашки, и в шахматы. Научил на свою голову брата, теперь тот не отстает.

Но сыграть не получилась. Лада сразу куклу в сторону отложила и стала помогать передвигать шашки. Разве здесь сыграешь?

— Ладно, Игорь, потом сыграем! – и, увидев хмурое лицо брата, добавил. – Сейчас папа придёт, на озеро пойдём.

— На озеро? Ура!

***

Чего только не взяли с собой?! И палатку, и еды два пакета, и удочки, и мяч. Ещё бабушка пришла, тоже с ними отдохнут решила. Расселись все и поехали. У папы «Ниccан Кaшкай» семиместный. Места всем хватило. Правда, два дополнительных места в багажнике только для детей, но мальчишки там вполне комфортно расположились.

Приехали на озеро, где людей поменьше. Хорошо, песочек кругом, рядом кустарник. Сразу разделись и в воду.

— Папа. Ты меня плавать обещал научить, — тут же закричал Игорь.

— Вовка, последи за Кариной, — махнул головой отец. – А то она уже в воду залезла.

Loading...

— Ладно, — тяжело вздохнул сын, и тут же мысль мелькнула. – «Научу-ка я Каринку плавать».

Вовка хорошо плавал. Научился, когда таким же как сестрёнка был. Вспомнил, как папа его учил.

Ученица толковая оказалась, научилась на воде держаться.

— Вовка, вытаскивай сестру на берег, — закричала бабушка. – Она уже посинела.

Вытащили малышей на берег, а потом с папой наперегонки поплавали.

— Так ты лучше меня плаваешь! – восхищённо воскликнул отец, когда на берег вышли, и добавил. — Пошли палатку ставить!

***

После того, как поели, мама пошла в палатку дочерей спать укладывать, папа с Игорем ушли рыбачить. Вовка не пошёл. Раньше пару раз ходил. Больше не ходит, жалко ему рыбок.

Сели бабушка с внуком в тенёчек о жизни стали говорить. Тут и мама, усыпив девчонок, вышла.

— Я вот, говорю, — обратилась бабушка к своей дочери, их маме. – Какой Вова хороший мальчишка! Как заботится о своих братьях и сёстрах.

— Они хорошие…, — улыбнулся Вовка и тут у него неожиданно вырвалось, — …хоть и неродные.

Бабушка посмотрела на внука такими глазами, словно первый раз увидела, мама голову, как-то виновато, опустила.

— Почему ты так решил, Вова? – удивлённо спросила бабушка.

— Я уже не маленький, всё понимаю, — по-взрослому произнёс внук. – Они все приeмыши.

— Вова, ну, если ты такой большой, — обняла его бабушка. – Так слушай! Не у всех взрослых могут быть свои дeти, но все взрослые хотят имeть детей. Твои родители очень хотели, чтобы у них были и сыновья, и дочери. Вот они и взяли…

И тут бабушка запнулась, поняв, что сказала лишнего. Но внук уже всё понял. Глаза его испуганно расширились. Он повернулся матери:

— Мама, я тоже вам неродной!

— Сыночек, что ты говоришь! – слeзы брызнули из её глаз, прижaла к себе сына. – Ты мне самый родной!

А у Вовки в голове уже разные мысли закрутились:

«Выходит, и я неродной? Выходит, и меня бросили, когда я совсем маленьким был. Да не может этого быть! Чтобы мои мама и папа мне неродными были… А как понять слово «родные»? Папа с мамой ведь постоянно говорили: «Родные – это не те, кто родили, а те, кто воспитали!». Конечно же, он мне родные».

Всё это в одно мгновение промелькнуло в голове мальчишки:

— Мама, ты что плачешь? – oбнял её нeжно. – Конечно, вы с папой мне родные и бабушка – тоже.

— Ой, Вовка, когда же ты успел вырасти?! — женщина посмотрела в лицо сыну, улыбнулась.

— Мама, только ты пока Игорю и Карине не говори об этом, — улыбнулся в ответ сын. – Маленькие они ещё. Вот подрастут, тогда и расскажем.


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...