Одно счастье из двух несчастий

Ирина была сиротой. А выросла она с мачехой. И была та, как две капли воды похожа на мачеху Золушки из сказки.

Мачеха пришла в дом, когда Ирочке было всего пять лет. Привела с собой в их дом двух своих дочурок. Она их именно так и называла — дочурки.

Они были намного старше Ирины — уже почти девушки. Да и мать их была старше Ириного отца.

— Да вот. Приняла, как родную, — говаривала мачеха подружкам и важно показывала на падчерицу толстым пальцем.

— Да, да! Не всякая сможет. А ты терпишь. От своих деток отрываешь, а сиротку содержишь. Сироту пристроить, что храм построить, — сочувственно кивали в ответ подруги.

Мачеха умилялась и иногда даже пускала слезу.

Как родную? В обноски одевала. В платья, оставшиеся от дочерей. Они давно из моды вышли, были застираны, заношены. Но выбирать не приходилось. Иногда они были девочке очень велики.

— Велики, не малы, — говорила мачеха. — Расти быстрее.

А с чего расти? Еда для неё была не для первой в доме. Первое и самое вкусное — отцу. Потом дочуркам. А потом уж ей.

Зимой она ходила в школу в огромных валенках. На новые никто и не собирался тратиться.

И она шла по снегу и почти волочила валенки за собой.

Из прежней формы Ира давно выросла. Она едва прикрывала ей коленки. Зато фартук из черного сатина был длиннее формы. И если она бежала по школьному коридору, то просто путалась в нем.

Школьные завтраки мачеха не оплачивала. Так что, когда класс шел в школьную столовую, Иришка пряталась в уголке коридора, съедала маленький кусочек хлеба и запивала его водой из-под крана.

Девочка отцу не жаловалась. Знала, чью сторону он займет. От полуголодной жизни училась она с трудом. А когда закончила семь классов, неожиданно умер отец. И осталась Иришка одна в своем горьком сиротстве.

Мачеха всем говорила о своем милосердии. Что она никогда сиротку на улицу не выгонит. А дом-то итак был отцовским. Иришкин дом, а не мачехин.

Но кормить Ирину она уже не собиралась.

И пошла девочка работать в пирожковую. Рядом с рынком была такая пекарня.

Дым и чад там стояли целыми днями. А ей еще и шестнадцати на ту пору не было.

К счастью женщины там работали добрые. Иришку горячими пирожками кормили.

И стала она настоящей красавицей. Голубоглазая, стройная, приветливая, работящая.

Открытая миру девушка была его истинным украшением.

Вечерами училась она в школе рабочей молодежи. От сытой жизни она стала лучше понимать учителей. Через три года она закончила десятилетку.

Ей было уже девятнадцать лет, когда мачеха стала её просто выживать из дома.

— Да, когда же я избавлюсь от тебя? Кормлю, пою, выхаживаю!

Старшая дочь мачехи вышла замуж, но жить молодой семье было негде.

Дом был невелик. Комната Ирины – так – закуток у порога в несколько квадратных метров, стала нужна мачехе.

— Ищи сама себе пристанище! Ищи! Имей совесть!

А куда ж ей идти? Она и мир-то не видела. Нигде и никогда не бывала. Была застенчивой, тихой и замкнутой девушкой.

Мачеха устраивала ей демонстрации. Однажды в летнюю пору Иришка пришла домой и обнаружила на дверях огромный замок.

В дом попасть было невозможно, и там никого не было. Она долго сидела на скамейке за двором.

— Иришка, что ты сидишь? — окликнула её соседка Таня. — Такая грустная и в полном одиночестве? Твои в деревню к новой родне уехали. А дом закрыли? И ключа не оставили? А ты хорошо везде посмотрела? Вернутся они поздно. Сами говорили. Куражатся они над тобой. А ты не поддавайся. Слышишь, музыка играет! Сегодня в парке танцы. Пойдем со мной!

— Да я не знаю. В чем идти-то? У меня и нет ничего нарядного!

— Да иди в этом. В Первомайском парке площадка танцевальная освещена неярко. Никто ничего не заметит.

Почему Ирина пошла в этот день на танцы? Что она там забыла? Она никогда не ходила туда, хоть и парк был рядом.
Правда, когда до их двора доносилась волшебная музыка, Ирина не могла усидеть на месте. Иногда она вальсировала в темноте.

Партнера ей заменяла старая метла.

Ира поднялась и просто пошла за соседкой… туда, где так заманчиво звучала музыка.

На танцплощадке Таня встретила своего парня. Они о чем-то поговорили и мигом куда-то исчезли.

И осталась Иришка стоять в сторонке. Она так неуютно себя здесь чувствовала.

«Ну, вот пришла. А зачем? Кому я тут нужна? И есть ли на этом свете хоть одна живая душа, которой бы была нужна… такая как я?»

Парней она сторонилась. Десятой дорогой обходила тех, которые проявляли к ней интерес.

— Разрешите Вас пригласить! — молодой бравый кавалер протягивал ей руку.

Зазвучал вальс. Плеск реки был слышен в глубине парка. Его аллеи все заканчивались на набережной. И где-то там плавно нес свои тихие воды Амур. Подойди! Прикоснись!

Как хорошо, что Иришка уже научилась вальсировать под музыку, которая слабыми отголосками доходила и до их двора.

Она осторожно подала руку, и они с партнером вышли на середину большой и полупустой танцплощадки.

И все у неё получилось! Паренек был таким замечательным партнером, так уверенно вел её в танце, что она ни разу не споткнулась. Подхваченная за талию крепкой мужской рукой, Ирина вальсировала впервые в жизни с настоящим кавалером. И делала она это с таким упоением, с таким счастливым выражением лица, что парень невольно улыбнулся.

— Впервые танцую с девушкой, которая так чувствует музыку! Прекрасно танцуете. Меня Святославом зовут. Можно Славой. А Вас?

— Ирина.

Loading...

— Красивое имя!

Музыка смолкла, а ей очень уж не хотелось расставаться со своим кавалером, что она так и стояла рядом с ним в каком-то оцепенении.

И лежали её ладошки в его руках.

— Прогуляемся?

Она только кивнула.

Они вышли на берег Амура и сели прямо на обрыве.

Где-то вдали на том берегу светились яркие огоньки.

— Там китайский хуторок.

— Знаю, — кивнула девушка в ответ.

Как же так случилось, что она вдруг доверилась этому малознакомому человеку?

Но она вдруг стала рассказывать ему о своей нелегкой жизни во всех подробностях.

Что живет на свете одна. Что мачеха гонит её. И что ей совсем некуда деться.

Холодало. Она стала незаметно подвигаться к Святославу.

Наконец, расстояние между ними стало таким маленьким, что она просто прижалась к его плечу. А он обнял её и привлек к себе нежно и бережно.

— Знаешь что… А выходи-ка ты за меня замуж! Просто так!.. Без долгих знакомств и ухаживаний. Мне через неделю по распределению на службу ехать. Моя девушка вдруг полюбила другого, а меня отвергла. А что я там один буду делать, на этой пограничной заставе? Ну, решайся!..

— Я согласна, — вдруг набравшись смелости, ответила Ирина и почему-то заплакала.

Уже звезды сияли под куполом неба, когда Иришка вместе с новым другом подошла к своему дому.

У порога её поджидала мачеха.

— Где шлялась, туда и иди! — закричала она на всю улицу.

— Спокойно, спокойно! — сказал твердым голосом Святослав.

— А это еще кто такой?

— Жених мой. Я замуж выхожу.

Мачеха просто позеленела от злости. Высокий и стройный, легкий в движениях, Святослав был очень красивым молодым человеком. Не сравнить его было с плюгавеньким зятьком.

— Отдадите? — спросил он.

— Чего?! – недовольно выкрикнула мачеха.

Но, недолго подумав, вдруг прошипела сквозь зубы:

— Да хоть сейчас забирай.

— И заберу!

Иришка метнулась к дому, чтобы собрать вещи.

— Куда? Иди в чем есть!

Мачеха вынесла паспорт и с завистью почти бросила его в лицо падчерицы.

— Пойдем, солнышко, мое! Все наживем. Все у нас будет.

И она пошла. Но потом забеспокоилась.

«Куда же она идет? Почему вдруг доверилась этому человеку, которого видит впервые в жизни? Что её ждет впереди? Куда приведет её эта дорога? Не принесет ли она ей новые страдания?»

Но нет. Та дорога привела ее в новую жизнь.

Расписались они со Святославом на следующий день. А первую ночь провели на вокзале.

И уже замужней женщиной она поехала на место службы Святослава.

В жизни она не слышала столько добрых и ласковых слов, сколько услышала за месяц их совместной жизни.

Первым через год родился у них сынок, потом — дочка, потом еще один сынок.

И все на радость папе и маме.

Историю своего замужества Ирина поведала мне сама, когда я сказала, что собираю рассказы о неожиданных замужествах. Мы с ней оказались попутчицами, а дорога была долгой…

— Да, неожиданней меня, наверное, никто замуж не выходил, — сказала она.

Бесхитростный рассказ её поразил меня.

Но больше всего поразили слова, которыми она завершила свое повествование:

— Знаете, а я даже благодарна своей мачехе за то, что она так недобро ко мне относилась. Если бы она меня со свету не сживала, я за своего Святослава замуж бы не пошла после нескольких часов знакомства. Он бы уехал, и, возможно, я бы никогда не узнала настоящего счастья. А так я рядом с ним, как у орла под крылом. Никому в обиду не даст. А дети у нас вон какие хорошие. Он – и есть моя судьба. А судьба, она и на печке найдет! Мы все, как будто плывем по реке и не знаем, что там за поворотом.

Горе или радость? Но все же надеемся на радость. Вот и я так долго в неведомое плыла, так долго никому не нужна была в этом мире, что и не верила уже во встречу с хорошим. А меня судьба сама привела в этот парк тем темным вечером. Да и его тоже. Он же, как и я, там случайно оказался. С другом пришел, а тот со своей подругой ушел прогуляться. Каждый из нас оказался в одиночестве на перекрестке судеб. И вот тут вдруг из двух несчастий получилось одно общее счастье. На двоих...

Автор: Валентина Телухова
Редактор:. А. Бороздин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...