Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Не приедут

— Столько в тебе злости, Марта, поэтому и болеешь часто, — спокойно сказала бабушка Клавдия.

— Че-го? Сама то поняла, что сказала. Я говорю — не приедут. Неделю дождь идти будет.

— Обещали же, — возразила женщина.

— Ну. Третий день у окна сидишь. И есть не ешь и таблетки не пьёшь. Если бы я не погнала корову и тебя не увидела, так бы и просидела до гробовой доски.

— Сплюнь.

— У тебя пыль на полу, плюну и полетит по сторонам. Пойду домой. Сиди тут.

— Подожди, пирожки возьми. Напекла гору, а есть теперь некому.

Марта подошла к тазу с пирожками и, взяв полотенце, стала складывать в него пирожки.

— Ну всё. Я пошла.

— Иди, Марта, иди с Богом.

— Зайти вечером, проведать тебя?

— Вечером не надо. Что уж вечером. У тебя дел столько, хозяйство.

— И то верно, просижу у тебя, а дела сами не сделаются.

Марта ушла.

Дождь нещадно колотил в маленькие окна старого дома. Капли стекали по стеклу и собирались в лужи. Нескончаемые лужи.

Клавдия Семёновна опять села у окна всматриваться в пригорок. Высокий, уклон у пригорка пологий, хорошо видно кто в деревню едет и из неё уезжает.

С этого места и мужа каждый день на работу провожала и старшего сына в Афганистан, а младшего в Чечню. И больше всего за детей боялись. Дети вернулись. Оба. Живы, здоровы. А муж с работы не вернулся. Работа страшнее пули оказалась. В самое сердце поразила, и в поле никто на помощь не пришёл. Так тоже бывает.

Холодно дома стало, сыро. Но Клавдия Семёновна печь топить не стала. Оделась теплее, чай горячий налила и опять к окну села вечер коротать.

— Не приедут сегодня уж, — рассуждала она, посматривая на старые часы над комодом.

В воскресенье Клавдии Семёновне исполнилось 75 лет. Юбилей. Сыновья с семьями обещали приехать, навестить. Неделю гостить собирались. И вот третий день ни ответа, ни привета. Сердце так и сжималось в слабеющей груди старой женщины.

Сколько слёз она выплакала перед этим окном. Теперь сухо всё на лице, исчерченном морщинами. Сухо. И всё равно трепет не унять. Теперь кого стесняться? Хоть плачь, хоть вой. Только кошка и собака услышат. Да вот ещё разве соседка Марта. А не плачется. Приедут! Не забудут мать.

Четверг неторопливо перекатывался, заканчиваясь и давая пятнице стать самым важным днём.

Клавдия Семёновна вновь планировала заняться стряпнёй и взялась носить воду в баню.

— Что не сидится тебе на месте, Клава? Вот не было бы у меня хозяйства, я бы целый день на диване лежала.

— И тебе добрый вечер, Марта. Кто же тебе не даёт. Убери хозяйство и лежи.

Марта только махнула в ответ и ушла в дом. А Клавдия Семёновна всё в сторону пригорка посматривает. Ждёт.

Loading...

В пятницу вечером Марта снова к соседке зашла.

— Что, ждёшь?

— Видишь, жду.

— Пирогов напекла?

— Напекла. Хочешь?

— Нет. У меня от прошлых ещё изжога не прошла. Пришла с тобой посидеть, поддержать тебя морально. Судьбу, так сказать, твою разделить.

— Сиди, не жалко.

— Вдвоём и ждать веселее, правда? — чуть с иронией сказала Марта.

— Правда, соседка.

И сидят, смотрят на пригорок.

И у Марты схватывает сердце и ей тоже хочется ждать. А некого. Один сын остался и тот спивается, не приедет. Второго ещё в молодости схоронила, что случилось и не знает мать, похоронила только.

А у Клавы так чудесно ждать получается. И Марте хочется. Сидят обе. Ждут.

— Кто там? — спросила Марта, заметив фигуру у калитки.

— Санька Ефимов, кажется, — и Клавдия Семёновна пошла открывать дверь.

— Баба Клава, вечер добрый. Я тут на прошлой неделе в городе был, Матвея видел, забыл вам сказать. Они завтра с Лёнькой приедут... просили передать... я забыл, баб Клава, ты не серчай.

Клавдия Семёновна руки к груди прижала.

— Как же я сердиться буду, Сашенька, ты мне весть такую радостную привёз. Спасибо, дорогой.

— Так что ждите, сейчас дорога просохла, приедут. А на прошлых выходных залило всё, тут только на тракторе.

— Слышала, Марта? Приедут, — улыбнулась Клавдия.

— Ага, — кивала соседка.

В субботу с самого утра Марта от Клавдии не отходила. То за солью прибежит, то полотенце отдать. Волнения столько. Через край. Чуть-чуть чужой радости испить. Пригубить хотя бы.

— Едут! — почти шепотом выдавила из себя Клавдия.

— О, точно едут, пойдём встречать, — позвала Марта. Словно своих детей встречает, а Клавдию зовёт.

Подъехали родственники Клавдии на четырёх машинах. Высыпали на улицу. Шумят, галдят. Цветов охапки. Торт — коробка половину багажника. Коробки с подарками. Радость кругом, слёзы, объятия. Внуки с внучками прыгают, бабушку облепили, уже выше её. Правнучку привезли.

Марта стояла в стороне и смотрела на это всё. Слёзы сдерживать даже не пыталась, вытирала платком. Домой к себе шла на ватных ногах. Долго ещё сидела перед своим окном.

«Не приедут. Мои не приедут».


Дорогие наши читатели! Уже более 5 лет наша команда радует вас интересными историями, рассказами, сказками, стихами... Каждый из вас нашёл на страницах нашего проекта что-то для себя... И нам очень приятно получать от вас письма и сообщения с благодарностью за наш труд и за ту радость и то удовольствие, которое вы получаете листая наши страницы! Но сегодня мы вынуждены просить вас о помощи... Мы никогда этого не делали, а сегодня вынуждены... В сложившейся ситуации в мире никто не выиграл... и не выиграет... Сегодня нам не просто... Но мы хотели бы работать и дальше! Мы хотели бы оставаться на связи! Мы хотели бы радовать и видеть вас на наших страницах! Поверьте, даже несколько рублей - это тоже помощь! Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Наш счёт в Юмани: 410011 23872 4406

Номер карты: 5469 2900 1084 4884

А если нашу форму для пожертвований и поддержки страницы не заблокировали - можно воспользоваться ею. Она должна быть сразу под этим текстом:

Наши читатели из США и Европы могут поддержать нас переводом на этот счёт (биткоин): bc1qx0dn68ve5mtupgzkhnyvp36h62cuys8prljvqq

Мы будем вам очень признательны и благодарны за вашу помощь... Спасибо всем за вашу поддержку! Спасибо, друзья! Спасибо Вам!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...