Найда. Рассказ

– Найда, кушай… бедненькая… – десятилетний мальчик с рюкзачком на спине, на корточках, кормил серую облезлую собаку своим обедом из пластикового контейнера. Псина жадно хватала бутерброды и почти не жуя, глотала. – Я бы тебя домой взял, да мама не разрешит… она даже котика не хочет…

– Ав! – Найда понимающе гавкнула, проглотив последний кусок и уселась, повиливая хвостом. Она явно надеялась, что в той сумке за спиной мальца есть ещё что-нибудь вкусное.

– Всё, проглодитка… у меня больше ничего нет! Ну, я домой, а то влетит, если она увидит меня… Найда, малышка… – мальчишка не выдержал и обнял за шею собаку, почесывая свободной рукой её бок, – ты самая лучшая…

– Тима! Ах ты засранец! – на весь двор раздался женский визгливый голос.

– Блииин… попадалово… – вздохнул парнишка и виновато свесив голову, повернулся в направлении дома. Из подъезда, чуть не бегом, приближалась женщина в накинутом наспех халате и с взлохмаченной причёской на голове. – Пока, Найда!

Собака, прогнувшись перед Тимой, вскочила на лапы и торопливо припустилась через детскую площадку.

– Сколько раз я тебе говорила не прикасаться к этой дикой псине!.. – не раздумывая, с ходу, мама хорошо так, от всей души, приложилась, отвешивая смачный подзатыльник, – ты хочешь, чтоб папка тебя ремнём отлупил?.. Он не будет с тобой сюсюкаться, – она схватила его за руки, вглядываясь в ладони, – а если это животное лишайная? Ты не понимаешь, что кругом заразы всякие?..

– Мама, она хорошая, хм, – всхлипнул Тима, поджав губы и с трудом сдерживая себя от наворачивающихся слёз. Было не так больно, как обидно – на глазах людей и такое унижение.

– Ага, хорошая! А вдруг укусит? Бешенством не хочешь поболеть? – не унималась матушка силой потащила за собой сыночка к подъезду, и успевая ещё пару раз хлопнуть по мягкому месту, – или вшей подцепить? Потом будешь в школу ходить лысым…

– Мама… перестань…

– Что «перестань»? Опять весь обед отдал этой лохматой мымре! Я готовила не для неё, а для тебя!..

– Да этой прощелыге хоть сколько дай, всё сожрёт! – важно изрёк пенсионер, сидящий на скамье у подъезда, из которого выбежала женщина, – у неё сиськи набухшие, где-то приплод у неё рядом. Скоро в нашем дворе не дети наши, а щенки бегать будут, заразу распространять!

– Сил нету, Сергей Владимирович, этот охломон скармливает свой школьный обед этой псине, – остановилась перед соседом женщина, не отпуская руку сына, – он худой, как скелет, что учителя в школе скажут? Совсем мать не кормит ребёнка…

– Ну не такой уж он худой, Анюта, нормальный пацан, как все, – попытался успокоить женщину, старик, – а вот зима придёт, эти щенки будут уже псинами! А это гораздо опасней!

– Да, да! – к ним подошла старушка из соседнего подъезда и влезла в разговор, – вчера новости показывали, на девочку напала беспризорная стая и покусала её…

– Ужас! – испугалась мать, представив себе эту картину.

– Это инстинкты! – пенсионер с умным видом ухватился за эту новость, – мы кто для них? Лишь источник добычи, они воспринимают наши дворы, как свои охотничьи угодья. Наша администрация района обязана очищать город от беспризорных собак, в советские времена всё было по-другому! Их отлавливали и утилизировали на хозяйственное мыло…

– Сергей Владимирович, тут ребёнок! – прервала Анна с укоризной глянув на старика.

– Найда — хорошая собака! – осмелел мальчишка и смело посмотрел на взрослых, – она никого не кусала ни разу, она добрая!

– Она может и добрая, пока сытая, а когда будет голодная, кто знает, какой станет! – «умный» пенсионер многозначительно поднял указательный палец, привлекая внимание, – они хищники, прежде всего! Тут или они нас, или мы их!

– Соседи, что за байда тут происходит? – из дома вышел мужчина среднего возраста с сигареткой в зубах, в растянутой майке и в шортах по колено, – дед, чего ты тут вбухиваешь бабам? Вспоминаешь опять свой Советский Союз? Ха-ха…

– Советский Союз не трожь, Лёшка! – разгневался старик, – ты бы точно уже сидел в тюрьме в наше время по статье, за тунеядство… тьфу, смотреть стыдно…

– А ты не смотри, старый, а наливай! – пошутил мужчина, почёсывая недельную щетину, – всех бы тебе посадить! Ну так что вы тут кудахчите?

– Да вон, совсем житья нету от беспризорных собак, весь двор наш заполонили, – кивнула старушка, объёмно показывая гигантское количество, – Найда где-то разродилась и теперь чёрт знает сколько там у неё щенят в выводке…

Loading...

– А-а-а, вы об этой лохматой сучке… да в 57 доме она лазает в подвал, несколько раз уже видел…

– Надо срочно вызывать службу по отлову! – Анна оживилась, услышав про подвал, – я не позволю, чтоб мои дети трогали эту заразу…

– Ма!.. Хватит! – испугался парнишка, в глазах задрожали слёзы, – идём домой, я больше не буду её кормить!

– Ничего не хватит, знаю я тебя. Сергей Владимирович, может знаете номер телефона этой службы?

– Анюта, сейчас другие времена, – растерялся старик, – вряд ли у нас кто-то занимается отловом…

– Анька, да он же теоретик, ему бы только языком почесать, – оживился мужик, – литр водки, палка колбасы и я решу это проблему за час!

– Мама, не надо! Пожалуйста!.. Я никогда больше не буду никого кормить своим обедом, обещаю... – мальчишка уже был не на шутку испуган, он умоляюще смотрел на Анну и не стесняясь, плакал навзрыд.

– А ну пошли домой! Что за сопли?! – она потащила ребёнка за собой, к двери подъезда, и вдогонку, за спину, крикнула, – Глеб, с меня тысяча – реши эту проблему!

– А ты говоришь, «тунеядец», – мужик ухмыльнулся старику, после того как захлопнулась дверь, – «штуку» срубил за пятнадцать минут работы…

– И что ты сделаешь с ними? Всех удавишь, изверг?

– Да вот ещё, щенят в ведре утоплю, делов-то… поди молния меня не ударит? Кто-то должен двор наш зачищать, нету же рядом вашей «советской службы» по отлову, сам говоришь…

– Дурак ты, Глеб, да и шутки у тебя дурацкие… ну а с Найдой что сделаешь? Её то не получится притопить так просто…

– Ой, какой страх… боже… ай-я-яй, – старушка от разговоров мужчин прикрыла свой рот ладошкой, и стала причитать, – свят, свят… какой грех… совсем озверели… ироды…

– Марья Ивановна, ну хорош, какой же это грех?! – сам себя распалял Глеб, докуривая сигаретку, – я о вас беспокоюсь, о наших детях… А собаку я увезу на стоянку, к моему другу, што я, убийца штоль какой? Будет на цепи охранять машины, сытая и довольная…

* ** *

Через полчаса Глеб шёл с ведром воды к 57 дому, предварительно выпросив у дворника ключи от подвала. В другой руке он держал фонарик. За ним прихрамывая, плёлся старик, со своими советами.

– Ты главное не подпускай её близко к себе, а лучше сначала обвяжи за шею и вытащи её из гнезда… Нельзя, чтоб она поняла, что ты затеял… материнские инстинкты, понимать надо…

– Старый, ну хоре уже трещать, иди домой, Карла Маркса почитай, штоль, без тебя разберусь… – Глеб вставил ключ в замок и открыл железную дверь, – чё увязался?

– Ага, разберёшься… ты же только водку лакать можешь…

Мужчины стали спускаться по лестнице. Дрожащий луч осветил сырые, с чёрными прожилками от плесени, стену. Пахло канализацией.

– Фу, ну и вонища… не плохо 57 дом гадит, – скривился Глеб и приостановился, прислушиваясь к тишине. Где-то в темноте поскуливали щенята. – Так, нам туда…

Они медленно пошли вдоль труб, по коридору, аккуратно посматривая себе под ноги, чтоб не споткнуться об валявшийся повсюду кирпич и мусор. Через пару минут они нашли источник поскуливания и обомлели.

– Боже мой! – задрожал Глеб от увиденного. Ведро со звоном упало на пол, расплёскивая воду. На старой и грязной мешковине растянулась Найда, вокруг неё копошились трое щенят и маленький грудной ребёнок – они дружно, и с наслаждением, посасывали набухшие соски.

После случившегося, Найда попала на все телевизионные экраны страны. Горе-мать, выбросившую новорождённого, оперативные службы вычислили за пару дней, а Глеб бросил пить, раз и навсегда. Иногда животные бывают гораздо человечней многих людей… Кстати, мальчику растроганная Анна разрешила завести собаку… но это уже не главное.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...