Муза

Она родилась в подвале у бездомной кошки в третьем поколении, т.е. практически дикой. И это было первое невезение в ее жизни. Второе прилагалось в комплекте – кошечка была абсолютно черной.

Хотя, нет. Было крошечное белое пятнышко на кончике хвоста, буквально мазок из нескольких волосинок. Но кто же его заметит на грязном бездомном котенке? Люди, подверженные глупым суевериям относительно черных кошек, уж точно не станут разглядывать.

Она рано поняла, что, видимо, чем-то отличается от своих братьев и сестер, потому что гоняли, швырялись и «кышкали» на нее значительно чаще. А ей, как назло, было до жути любопытно, кто же такие эти люди, и почему при виде нее кричат и машут руками…

Ох, и доставляла маленькая Чернышка хлопот своей маме-кошке! Остальные дети – как дети, сидят в подвале, боятся нос во двор высунуть, ждут маму. И только черной нет на месте – она выбралась из укрытия и беззаботно гоняет по двору сухие листики. Вот глупая!

Мама-кошка давала ей оплеуху и, взяв за шкирку, возвращала в «логово». Но упрямой Чернышке было все нипочем – заслышав во дворе людские голоса, она уже снова была у подвального окошка. М-да, такого настырного ребенка кошка еще не видала…

Беспризорная трехцветка обитала в подвале уже пятый год. Так что котята были не первые. Все попытки изловить и стерилизовать кошку терпели неудачу, она была хитрой, осторожной, дикой. И естественно, старалась привить эти качества детям.

А потому неравнодушные жильцы окрестных домов, те, кто подкармливали и жалели «бесхозных животинок», старались забрать и пристроить народившихся котят как можно раньше, пока их еще можно было поймать и приручить.

Каких только малышей не приносила дикая трехцветка! Пятнистых, однотонных, полосатых, рыжих… И не удивительно – двор был полон разномастных женихов.

Но в этот раз папа у котят был необычный, породистый. Молодой сиамский кот сбежал из квартиры на первом этаже. Его хозяева только переехали, ну и не доглядели в суматохе. На следующий же день весь двор «стоял на ушах» от их криков:

— Наш Сэнсей! Наш мальчик!

Обратились в ЖЭК, открыли и обшарили все подвалы. Нашли, как раз в том, где обитала дикая трехцветка. На окнах квартиры в тот же день появились решетки, а кот Сэнсей перенес небольшую операцию…

— Чтобы даже не думал! — причитала хозяйка, все еще держась за сердце.
Но, как говорится, дело было сделано, и в жилах нынешних котят текла восточная кровь сиамского кота Сэнсея…

Время шло, малыши росли, пора было устраивать «облаву». В назначенный день добровольцы открыли подвал. Шипящая трехцветка, до последнего защищавшая котят, все же рванула на свободу, когда люди попытались ее схватить. А котята, кинувшиеся врассыпную, были благополучно отловлены.

Все, кроме Чернышки. Ее попросту не заметили в полумраке подвала. К тому же, она не убегала, не пищала, а сидела неподвижно и с любопытством наблюдала за происходящим.

Так и осталась Чернышка с мамой. Когда она подросла, люди стали обращать внимание на необычную внешность молодой кошечки – обладательница блестящей черной шерстки сверкала небесно-голубыми глазами!

Сразу появились желающие заполучить красотку, но было поздно – она выросла дикой, как и ее мама. А папины гены проявились не только в голубых глазах, у Чернышки были мощные «железные» когти и абсолютно сиамский характер.

Она не пряталась в подворотнях, а царственно восседала где-нибудь на дереве или заборе, наблюдая за происходящим внизу. Ее по прежнему привлекало общество людей, иногда она даже подходила и садилась рядом с теми, кто, по ее мнению, этого заслуживал. Но прикасаться к себе не давала никому.

Весь двор знал Чернышку, вскоре она стала местной достопримечательностью. Подкармливали ее каждый день, да не по разу, иногда соседи даже спорили, чья очередь угощать кошку. Старались принести что-нибудь повкуснее, чтобы завладеть вниманием красотки, полюбоваться, а может и сфотографировать, если повезет.

Естественно, Чернышка от такого внимания разбаловалась, расслабилась и слегка утратила бдительность. Этим и воспользовался один ушлый мужичок, живший в одном из домов.

Он давно наблюдал за тем, как весь двор восхищается черной красавицей. Ему-то эта красота была до лампочки, как и вообще все кошки, но он соображал, как получить с этого выгоду. Посидев вечерок в интернете, почитав про породы кошек, мужик дал объявление о продаже редчайшего экземпляра – кошки породы Охос Азулис. И цену выставил соответствующую.

Через неделю, когда появились покупатели, доморощенный аферист приступил к поимке кошки. Подслушав разговоры на скамейках, он выяснил гастрономические предпочтения красотки, не поленился – купил колбаску определенного сорта, недешевую, между прочим! Ну да ладно, все окупится, думал он.

Несколько дней подряд, как только рассветало, мужик ходил прикармливать Чернышку за гаражами. Ему нужно было провернуть все в укромном месте, чтобы никто не видел. Он не пытался приблизиться к кошке, когда она ела, стоял в стороне, на расстоянии броска сетки.

Покупатели писали, торопили, просили фото, так что мужик наконец решился. Предусмотрительно надев рабочие рукавицы и плотную ветровку, он отправился «на дело».

Сперва все шло по плану. Чернышка пришла полакомиться любимой колбаской, сетку мужик бросил, кошка попалась, но вот дальше…

Схватив кошку, мужик почувствовал комок твердых, словно стальные канаты, мышц. И этот комок извивался и выворачивался из рук, а на весь двор разносился такой крик, будто выла сирена. Уже предчувствуя поражение, похититель все же прижал к себе добычу и бросился к своему подъезду, пока разбуженные соседи не поняли, что к чему.

Мужик чувствовал, как железные когти раздирают ткань куртки, как острые зубы прокусывают рукавицы, и ему было страшно держать кошку, но еще страшнее – отпустить ее.

Забежав в свою квартиру, он, закрыв одной рукой лицо, другой стал отрывать от себя шипящего и воющего зверя. Да, небольшая кошка превратилась в настоящую пантеру! А мужика охватил какой-то суеверный ужас – черная фурия с горящими красными глазами перестала быть просто кошкой!

Стараясь освободиться от сетки, она металась по квартире и роняла, разбивала и переворачивала все на своем пути. Мужику казалось, что она летает по стенам. Когда грохнулся ноутбук, разлетевшись надвое, горе-аферист хотел только одного – избавиться от этого зверя.

Кое-как пробравшись к окну, он распахнул его настежь. Почуяв свободу, кошка запрыгнула на подоконник, оглянулась, посмотрев в глаза своему похитителю. Он отпрянул – злобные красные угольки словно прожгли насквозь. Через секунду кошка спрыгнула вниз. Второй этаж ее не смутил.

Мужик еще долго стоял у окна, потирая прокушенные руки. Охота связываться с какими-либо животными была отбита у него навсегда.

А Чернышку больше никогда не видели в этом дворе…

Муза.

Никита стоял на балконе. Его отсутствующий взгляд скользил по веткам деревьев, мокрых от прошедшего недавно дождя. Еще не опавшие желтые листочки дрожали на ветру, усиливая ощущение промозглости хмурого осеннего дня.

Никита поплотнее запахнул накинутую на плечи куртку, возвращаться в квартиру ему не хотелось. Слушать бесконечный диалог между тетей и бабушкой, который они вроде бы вели между собой, но адресовали явно ему.

Этой осенью Никита пошел в 11-й класс, нужно было определяться с выбором профессии. Все «современное и престижное», что советовала тетя, все эти «инновационные технологии» нисколько его не привлекали, как, впрочем, и «достойные, благородные, всегда нужные» профессии врача, педагога, военного, о которых твердила бабушка.

— Ну а что тогда, Никита? – спрашивали они в два голоса, — Чем ты хочешь заниматься?

Эх, если бы он знал…

— Все ответы в тебе, — твердили многочисленные учителя личностного роста на семинарах и марафонах.

Может, и так, но как бы их узнать, эти ответы…

— У меня еще есть время подумать, — уклончиво отвечал он на все вопросы и спешил уйти на улицу или, вот как сегодня, хотя бы спрятаться на балконе.

Бабушка и тетя оставляли его в покое на какое-то время, он же ДУМАТЬ пошел…

А думать совсем не хотелось. Как только Никита оказывался на улице, его вниманием завладевали такие вещи, которые большинство людей никогда не замечает.

Он слушал птиц в парке, он мог залюбоваться божьей коровкой, ползущей по травинке или каплей росы, сверкающей, как бриллиант. В такие моменты он действительно жил, наслаждался красотой и безупречностью цветов и форм… Вопрос «Куда пойти учиться?» напрочь вылетал у него из головы.

*****

Вот и сейчас Никита засмотрелся на мокрые осенние листья, капли дождя на ветках, низкое свинцовое небо. В этом была какая-то своя, осенняя плачущая прелесть…

Loading...

Вдруг он увидел, нет, сначала почувствовал чей-то взгляд. Он присмотрелся и заметил среди листвы, на мокрой ветке черную кошку, как раз на уровне балкона. Кошка смотрела прямо в глаза Никите, но как только поняла, что он ее увидел, стремглав бросилась вниз, ловко соскочила с дерева и скрылась между домами.

Все произошло так быстро, будто померещилось. Никита зажмурился – и снова «увидел» взгляд кошки, она смотрела на него изумительными, небесно-голубыми глазами…

Весь вечер этот взгляд преследовал Никиту. Когда он лег спать и закрыл глаза, картинка всплыла особенно четко – сидящая на дереве кошка с голубыми глазами. Такое вообще бывает? Но дело было даже не в цвете глаз, а в выражении…

Да, теперь Никита понял, почему не может забыть кошку. В ее глазах была тоска и беспросветное одиночество. Такое щемящее, ноющее и очень хорошо знакомое мальчику…

Он остался без родителей, когда ему было восемь лет. Он был тогда уже достаточно взрослым, чтобы понять, что мамы и папы у него больше нет и не будет, никогда. Но он был еще слишком мал, чтобы с этим смириться. Рыдания не приносили облегчения, не избавляли от горечи и тоски по самым близким, любимым людям.

К счастью, тетя с бабушкой не позволили забрать мальчика в детдом, вырастили, воспитали в любви и достатке. Они были его семьей, Никита их очень любил, но родителей помнил. И тоска не исчезла, лишь стала светлей.

*****

Утром по дороге в школу Никита присматривался к бездомным кошкам возле помойки. Они, задрав хвосты, окружили бабушку-соседку, пока она разворачивала какие-то кулечки – подкармливала.

Черной кошки среди них не было, но Никита не сомневался, что она бездомная, или, может, потерялась?

Днем, придя из школы, он тихонько, стараясь не шуметь, вышел на балкон. Кошечка сидела на прежнем месте. Никита специально смотрел в сторону, чтобы не спугнуть малышку. Дерево располагалось довольно близко к стене дома, так что мальчика с кошкой разделяли буквально пара метров.

Боковым зрением Никита видел, что кошка глядит на него во все глаза. С трудом сдерживаясь, чтобы не повернуться, Никита почти не дышал, ему хотелось, чтобы она хоть немного побыла рядом, не убегала…

Почему, зачем? Он не знал и не думал об этом. Того вчерашнего мига, когда они смотрели друг другу в глаза, Никите было достаточно, чтобы почувствовать в маленьком существе родственную душу.

Он медленно повернул голову. Секунда… Вторая… Еще одна… Кошка грациозно запрыгала по веткам вниз. В ее движениях уже не было вчерашней паники. Никита улыбался:

— Какая же ты красивая… И грустная, — прошептал он ей вслед.

Так началась их дружба.

*****

Конечно, дружба между человеком и кошкой обычно выглядит иначе, но у Никиты и Музы были свои, «высокие» отношения. Он назвал кошку Музой, потому что она его вдохновляла…

Не на что-то конкретное, просто на жизнь. На заботу и невероятное терпение, которое ему приходилось проявлять, общаясь с ней.

Никита сразу понял, что эта кошка – не обычная потеряшка, которая мечтает обрести дом. Малейший шаг в ее сторону, протянутая рука или просто резкое движение, и она убегала. А если мальчик стоял неподвижно, она оставалась на месте.

За две недели расстояние между ними не сократилось ни на сантиметр, но, в то же время, они стали ближе. Муза по-прежнему сидела на ветке, дожидаясь Никиту из школы.

Он приходил с пакетиком корма. На балконе он сколотил небольшую площадку, которая выдавалась вперед почти до самой ветки дерева, на ней стояли мисочки для Музы, и маленький домик с крышей.

Сперва все было напрасно, что бы ни положил Никита в миску, кошка даже не пыталась приблизиться. Он уходил с балкона и наблюдал за ней из окна кухни. Муза принюхивалась, облизывалась, но не подходила.

— Кто же тебя так обидел? – вздыхал Никита.

— Да дикая она! – встревала бабуля, — Это ж ясно! Ты знаешь, что если котенка с рождения и месяцев до трех на руки не брать, не гладить, так потом уж и не приручить. А эта явно людской ласки не видала…

*****

Бабушка Никиты была очень близка к истине. Муза родилась и выросла в подвале, лишь однажды она испытала прикосновение человеческих рук. И это было самое страшное ее воспоминание – ее поймали, накинув сеть.

Тогда она и убежала из родного двора, где ее знали, подкармливали и звали Чернышкой. А дальше были скитания, гонения и голод. Она не показывалась людям, лишь ночью приближаясь к местам, где иногда кормили бездомышей. И доставались ей, понятное дело, жалкие остатки.

Но не за едой приходила Муза к балкону Никиты. С самого детства ее тянуло к людям, давали о себе знать сиамские крови ее отца. Однако после грубой попытки ее поймать, она уже не могла доверять никому. И в ее душе не прекращалась борьба между страхом и желанием быть любимой.

Она не знала, что это такое, любовь, но отчаянно нуждалась в ней. Когда она впервые увидела Никиту, встретилась с ним взглядом, ей на миг стало так тепло и уютно, словно в детстве возле маминого мягкого животика.

Она убежала, но почувствовала непреодолимую потребность снова посмотреть в эти добрые, ласковые глаза.

И начался долгий и трудный путь от одиночества и страха к любви и доверию, от Чернышки к Музе…

*****

Кошка наконец-то стала есть. По ночам. Никита как-то раз полночи просидел у окна, чтобы убедиться, что это именно Муза приходит и опустошает миску, а не соседский кот или вороны.

— Какая же ты молодец, Муза, — хвалил он кошку на следующий день.

Она сидела на своей ветке в двух метрах от балкона и внимательно слушала, не сводя с Никиты своих прекрасных глаз. День стоял солнечный, на дереве еще желтела листва, а небо было высоким и пронзительно синим, какое бывает только осенью.

Никита залюбовался этой картиной. Он вдруг подумал, что этот момент ему хочется запечатлеть.

— Никуда не уходи, — сказал он Музе и зашел в квартиру.

На шестнадцатилетие тетя с бабушкой подарили ему фотокамеру, но ни разу у Никиты не возникало желания взять ее в руки. До сегодняшнего момента…

Муза позволила сделать лишь одно фото и скрылась в листве. Очень уж подозрительной показалась ей направленная на нее камера. А Никита не мог остановиться. В объектив он увидел столько невероятных, чудесных ракурсов…

Причудливо загнутый листок, паутинка в солнечном свете, сплетение ветвей на фоне неба…

*****

Тот день определил судьбу Никиты. Он стал фотохудожником. К следующей осени была организована его первая выставка, которая имела большой успех. Вскоре он получил несколько выгодных предложений, заключил контракты.

Короче говоря, вопрос «Куда пойти учиться?» больше перед ним не стоял. Он нашел свое призвание. А помогла ему в этом одна маленькая черная кошечка с голубыми глазами и большим храбрым сердцем, сумевшая перебороть свой страх и поверить в любовь…

P.S. Муза живет с Никитой и ведет себя, как обычная домашняя кошка. Ну, почти. Для Никиты она никогда не станет обычной. Поэтому самая первая и самая любимая его работа нигде не выставляется, а висит дома на стене.

С большой фотографии на Никиту смотрит его Муза, продолжающая вдохновлять художника на создание новых шедевров.

Автор: Анна Рыбкина

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...