Брат и сестра

Наташка открыла глаза и удивленно повела глазами, осматривая помещение.

Она лежала в небольшой избушке на каком-то лежаке, укрытая медвежьей шкурой, под которой ей было очень жарко.

-Это где я? – испуганно подумала она.

Он отчетливо почувствовала, что она раздета до нижнего белья и испуганно натянула край шкуры до самого подбородка.

На веревке около печки висел ее комбинезон, е шерстяные колготки, свитер и футболка.

Чтобы достать их, нужно было встать, но тут за дверью послышалось топанье ног.

Наташка испуганно вжалась в подушку и ждала, кто войдет в комнату.

Дверь открылась, и первым в комнату вбежала здоровенная овчарка, которая сразу подошла к лежаку , понюхала и негромко тявкнула.

Следом за ней, зашел здоровенный мужик, в лохматой шапке, в тулупе и валенках.

-Фу, Буран! Место! – тихо сказал мужчина и глянул на Наташку.

Пес быстро развернулся, отбежал и лег на подстилку, около печки. Он, положив свою большую голову на лапы, и продолжил следить за Наташкой.

Когда мужик снял шапку, Наташка увидела заросшее бородой лицо и лохматую шевелюру.

Невозможно было понять старый он или молодой из-за заросшего лица, да и от страха все казалось страшным.

-Ой, мамочки! – с ужасом прошептала она, и сильнее натянула на себя шкуру, четко ощущая, что под шкурой-то она почти голая.

Мужик снял тулуп и глянул на нее.

-Очнулась? – сказал он спокойно и пошел к печке, от которой исходило тепло, – как ты? – он глянул на нее, — ничего не болит?

-Нет! – ответила Наташка, — а вы кто? Почему я здесь?

-Ну раз начала задавать вопросы, значит все нормально! – тихо засмеялся он, — я лесник, звать меня Федор! А как ты-то тут оказалась? Я тебя из сугроба вытащил! Верней не я, а Буран вон, тебя нашел! Тебя куда понесло-то в такую метель? – он подбросил дрова в печку и сняв Наташкины вещи бросил их ей на лежак. – одевайся, а то поди, уже от страха скоро сердечко выскочит из груди! Раздел потому, что все мокрое было, да и не хотел, чтобы ты простыла! – он опять тихо засмеялся, -трусиха! Я за дровами пока схожу, а ты одевайся! Буран лежать тихо! – сказал он , глянув строго на пса, надел шапку и вышел из дома.

Как только за ним закрылась дверь, Наташка, поглядывая опасливо на пса, начала судорожно натягивать на себя колготки, который были теплые от печки, сверху комбинезон, футболку и теплый свитер. Теплые носки она увидела лежащими наверху печки.

Она встала, и поглядывая на собаку, быстро сдернула их оттуда и только надела их, как вернулся хозяин с дровами.

-А! Носки! Вижу сама нашла! – он положил охапку дров и начал ставить на стол кружки. – садись! Чай попьем, и ты мне расскажешь, куда шла?

В печке затрещали дрова.

Наташка посидела немного, чувствуя, что ей жарко и сняла свитер.

-Жарко! – виновато улыбаясь, сказала она, — меня Наташей зовут!

-Ты чай пей, чтобы не простыть! – сказал Федор и поставил на стол банку меда, — и с медом, верней будет! – он сел за стол, — ну так куда шла-то?

Наташка встала, и полезла в карман своей куртки, которая висела на вешалке.

-Вот сюда! – сказала она, и положила на стол конверт. – Там моя бабушка с дедушкой живут…., вроде... – она смущенно посмотрела на Федора, — просто я только недавно это узнала, вот и решила к ним съездить, но видать, заплутала в этом буране! Я ж, когда с города выехала, погода была нормальная, и с электрички вышла, тоже погода была ясная, а потом вдруг поднялся ветер, не понятно, откуда, и как начало мести, аж света белого не видно стало! Я, вроде, по дороге шла, а потом, то ли шагнула не туда, то ли что, ну и провалилась в снег...! Ну вот... а потом уже и не помню, что было!

Федор взял конверт в руки.

На обратном адресе было написано – д. Стожки, ул. Заречная, 5, Медведева Мария Петровна.

-Так баба Маша тебе бабушка, что ли? – удивленно спросил он.

-А вы что, ее знаете? – спросила Наташка, — ну вроде как да! Она мама моего отца, Сергея Семеновича! – Наташа погрустнела, — понимаете, я, когда эти письма нашла, они даже не распечатанные были! Они приходили, а я и не знала даже! Отец два года , как умер! Получается, что ему письма пишут, и понятия не имеют, что его нет! – Наташка чуть не расплакалась.

-Так! Погоди реветь!- Федор сосредоточенно соображал, — это получается, что Сергея нет в живых что ли?

-Ну да! – сказала Наташка, и удивленно посмотрела на него, — а вы ему кто?

-Я? В общем, трудно объяснить, но моя мама, какая-то дальняя родня дяде Семену! Там какая-то седьмая вода на киселе! Но главное, что наши семьи всегда роднились и были в курсе всех дел друг у друга! Сергей давно уехал из дома, и от него не было никаких вестей! Он с родителями переругался из-за чего-то и уехал. Куда укатил, так никто и не знал! У его отца характер не дай Бог, а тетя Маша только плакала и ждала , когда он вернется! А он все не ехал и не ехал! Вот, видать, все-таки обозначился как-то, раз она письма ему писала! Только вот я не знаю, дядя Семен в курсе этого или нет! Сердитый он был на сына сильно! Правда из-за чего ругань была, я точно не знаю, мал я тогда был! Мы же живем все по соседству, и мама моя частенько к тете Маше захаживает, да и праздники мы все вместе празднуем всегда! Так выходит, что ты дочь Сергея?

-Выходит, — сказала Наташа.

-А чего вдруг решила к дедам приехать? – Федор вопросительно посмотрел на нее.

— Это долго рассказывать, – сказала Наталья.

-Ничего! У нас времени полно! Нам все равно ждать, когда метель угомониться! – сказал Федор, — надо будет ждать до утра! Так что, рассказывай! Я выходил, вроде проясняется! Мои меня все одно ждать будут только утром! Знают, что я в метель никуда не пойду! Заплутать можно, да и смысл идти, на ночь глядя?

— Ну, хорошо!- сказала Наташа и тяжело вздохнула. – Понимаете, когда мне исполнилось десять лет, нас с папой бросила мама! Вот так бывает! – она горько хмыкнула. – Началось с того, что мама начала приходить домой выпивши! Я хоть и маленькая была, но помню, как мне страшно было сидеть одной, в пустой квартире, и ждать когда кто-то из родителей придет домой! Папа у меня работал на Вагоностроительном заводе и приходил поздно. Он еще и бригадиром был там, так что, частенько задерживался! А мама… мама приходила вся такая накрашенная и частенько пьяная! Она продавцом в магазине работала. Они ругались, я же все слышала и боялась выглянуть из своей комнатки. У нас двушка была, папе дали от завода. А папа из кладовой сделал для меня отдельную комнатку. Она, конечно, была без окна, но мне нравилось! Она была моя, и там все было мое! Мой мир! Мама же не всегда такая была! Она вообще-то умела шить классные вещи и меня к этому пристрастила! Мы с ней кроили для меня платья, юбочки и кофточки и я всегда ходила в вещах, которых не купишь в магазинах! Вот там , в своей комнатке, я и занималась шитьем! Ну вот... в один прекрасный момент мама пришла, собрала свои вещи и сказала, что у нее появился любимый человек и что она уходит от нас! Она тогда подошла ко мне щелкнула меня по носу и сказала:

— У тебя классный папа и думаю, что с ним тебе будет лучше! – и ушла.

Папа сильно переживал, но он же, мужчина, и все держал в себе.

Вот так мы с ним остались вдвоем.

Когда мне исполнилось двенадцать, папа привел в дом тетю Люду.

Ну что я могу сказать, нормальная тетка. Вроде как даже, и добрая. Мы с ней неплохо ладили.

А потом мне сказали, что у меня скоро появится братик.

Появился Пашка. Если честно, я была рада. Главное папа перестал ходить смурным, да ему и легче стало. Дома всегда была горячая еда, чисто , все постирано и поглажено. Да и у меня с учебой все стало проще, и я могла заниматься своим шитьем.

Когда тете Люде было некогда, я возилась с Пашкой, помогала по дому, и все вроде как наладилось.

После окончания средней школы, я пошла учиться в училище на модельера.

Я уже окончила первый курс, и тут с папой случилось несчастье. Он погиб на работе по чьей-то оплошности.

У меня тогда полный ступор был. Что там и как было, я совсем не помню. Только помню, что все в черном сидели у нас дома, и что-то там говорили и говорили! Хотелось всем рот заткнуть, чтобы замолчали.

Пашка тогда испуганный такой был и сидел в моей комнатке и все обнимал меня. Ему кого тогда было, всего три года.

Прошел год и тут у нас появляется дядя Миша.

Вот уж не ожидала я , что тетя Люда так быстро обзаведется новым мужем!

Теперь Пашка постоянно сидел со мной потому, как тетя Люда устраивала свою личную жизнь и скакала перед этим дядей Мишей. И что самой противное, что они почти каждый вечер что-то отмечали, то пивом, то вином. Я прям сразу вспомнила свою мать. Противно. Сидят на кухне пьют, а Пашка же кушать просит. Загляну на кухню, а она мне сунет тарелку с картошкой и куском хлеба.

-Иди, — говорит, — у тебя в комнате ешьте! Нечего вам тут со взрослыми сидеть!

Я Пашку покормлю, и спать у себя же уложу. А мне же еще и учить надо было! Ночник притушу и сижу, читаю и уроки свои делаю!

В общем, чем дальше, тем больше они кутили.

Дядя Миша основательно у нас обосновался.

Вечером выйдет и в труселях ходит, кашмар полный. Еще и командовать начал, что, мол, надо вон прибраться или пыль протереть.
Одно меня радовало, тетя Люда устроила Пашку в детский сад. Я хоть спокойна была, что он накормлен и под присмотром. Я его утром сама отводила и вечером забирала. Да и спал он теперь постоянно у меня.

Так я протянула два года.

Надоело мне все это до ужаса.

Они же по-настоящему пить начали. Я все удивлялась, откуда только деньги берут? Тетю Люду с работы турнули, а Миша этот, так тот, вообще, по-моему, никогда не работал, а так жил за счет тети Люды!

Ну видать все эти гулянки не только мне надоели, но и соседям! Они ж напьются и давай барагозить. То песни орать, то отношения выяснять! И как-то вечером, когда они опять что-то там выясняли на кухне, к нам пришел наш участковый.

Обоих забрали в ментовку. А, Геннадий Иванович, наш участковый он ко мне в комнату пришел, глянул на Пашку, и недовольно головой покачал.

-Ты, — говорит, –Наташа давно так вот живешь? – и на Пашку смотрит. А тот испуганный такой , из под одеяла выглядывает.

Я ему все и рассказала. Он меня выслушал.

— Ну-ка дай ка мне документы твои на квартиру, — попросил он.

Я пошла в шкаф залезла. Там у папы папочка такая лежала с документами.

Он посмотрел их и хмыкнул.

-А ты знала, что в этой квартире, вообще-то, прописаны только ты и Пашка? Папка-то твой с тетей Людой вообще-то не расписан был! Так что они здесь у тебя вообще незаконно живут! Давай ка я разберусь со всем этим! А документы убери к себе! Мало чего они спьяну придумают!

Я папочку у себя припрятала.

Когда только у нас дядя Миша появился, я соседа попросила и он мне замок в двери врезал в мою комнату, так что просто так туда не попасть.

И закрутилось.

После ментовки дядя Миша больше не появился у нас. Тетя Люда ходила злая. Вечером куда-то уходила и возвращалась пьяная. Орала, что это я ее Мишу из дома выжила, и что сломала всю ее жизнь. Ну тут опять соседи помогли.

Опять явился Геннадий Иванович , и ее опять забрали.

А вот потом забрали у меня и Пашку.

Оказалось , что Геннадий Иванович собрал бумаги и подал в опеку на лишение ее родительских прав на Пашку. Мне она-то пофиг, мне Пашку жалко. Он же мой брат!

Когда стали разбираться, оказалось, что у тети Люды была своя гостинка, только она ее сдавала. Вот откуда у нее были деньги на выпивку.

В общем, тетя Люда съехала из моей квартиры и пригрозила мне, что половина квартиры все равно Пашке принадлежит, и что она отсудит у меня эту половину. А я разве против, чтобы Пашка жил у меня? Совсем даже нет! Я бы даже забрала его себе, да только кто мне его даст? Мне всего восемнадцать тогда было и я только, только начала работать!

Пашка теперь жил в детском доме и я к нему бегала почти каждый день. Я ему пообещала, что обязательно его заберу оттуда, чтобы он только чуток подождал. Он у меня классный и все понимает, сказал, что подождет, но к мамке не пойдет.

Я навела порядок в квартире.

Теперь у меня была комната, где я могла шить и приглашать заказчиц. Вообще-то после училища я устроилась в ателье , но там и просто строчила на машинке, что давали...

Я распечатала объявления и ко мне стали приходить женщины, чтобы заказать себе платья или еще чего. Знаешь, такие, не стандартные, пухляшки! А мне что! Главное , что заказчиц было много и я вечерами сидела и шила в свое удовольствие.

Теперь у меня появились деньги, и я могла Пашке и гостинец купить, а потом я договорилась, и его стали отпускать ко мне на выходные.

Тетя Люда куда-то пропала. Она как-то пару раз приходила к нему в детский дом, но Пашка категорически отказался с ней встречаться.

Я сходила в опеку и поговорила там с одной женщиной. Она, конечно, посетовала, что все вот так не просто в жизни мальчика и меня, но сказала, что его мне могут не отдать, что я еще сильно молодая.

-Вот если бы у тебя была бабушка или дедушка, тогда еще может быть, да и то, смотря, сколько им лет и в каких условиях они живут! Тут критериев много!

В общем, я расстроилась, если честно.

Так хотелось, чтобы Пашка жил со мной, а не в этом детском доме. Он же мой единственный родной человечек остался.

И тут я что-то озадачилась, когда она мне про бабушку и дедушку сказала.

С маминой-то стороны я точно знала, что дед умер еще до моего рождения, а бабушки не стало, когда она узнала, что мать наша бросила нас и укатила в не известном направлении. С сердцем плохо стало и все!

А вот со стороны папы я почему-то никогда от него не слышала, про его родителей. Тогда я даже как-то и не задумывалась над этим, а тут озадачилась.

И я полезла по всем шкафам, искать сама не знаю что. И знаешь, нашла.

В самом углу шкафа в пакете лежали вот эти письма. Их там было штук шесть. Видимо, тетя Люда знала про эти письма, раз там лежали не распечатанные, кто-то же их туда положил? И главное письма датированы, когда папы уже не стало.

Было там два распечатанных и вот из них то, я и узнала про то, что у меня есть и бабушка и дедушка потому, что письма, наверное, писала бабушка, и она спрашивала про меня! И в каждом письме в конце всегда была приписка, что они очень его ждут домой! – Наташа тяжело вздохнула, — вот я и собралась съездить и найти их! Они бы мне помогли Пашку из детдома забрать, он же тоже их внук! — Наташка замолчала.

Воцарилась гнетущая тишина, и было только слышно, как трещат поленья в печи, да как за окном бушует метель.

-Мда! Печально все как-то ! – сказал Федор.

— А вы давно видели бабушку Машу? – спросила Наташка.

-Наташ! Давай на «ты»! – Федор засмеялся, — мне вообще-то всего двадцать четыре! Не смотри, что я бородой зарос, это просто в зиму отпустил, чтобы теплей было!

-Правда? Так ты молодой? – засмеялась Наташка, — а из-за бороды и не понять!

-А видел... да вот два дня назад, как уходил в лес и видел! Да и деда видел, он снег чистил во дворе! – сказал Федор, — они вообще-то бодрячком!

-Я прямо, чего-то боюсь! –сказала Наташа, — припрусь вот так, неожиданно! Зрасьте, я ваша внучка! Они же меня совсем не знают, да еще и про Пашку узнают!

-И что? –Федор улыбнулся, — они , наоборот , обрадуются! Я уверен! Ты же дочка их сына!

-Думаешь? – Наташа грустно посмотрела на него, — но с другой стороны, я же не знала, что они у меня есть!

-Вот и я про то... – Федор встал и пошел за чайником.

-А ты тут всегда жил? – спросила Наташа.

-Ага! Всегда! У меня же батя, тоже лесник, вот я и решил пойти по его стопам! Окончил лесной техникум и попросился сюда! Здесь же леса ого-го какие! Вот я на этом участке , а у него там подале! Летом мы с ним вместе, а зимой вот так приходим, проверяем свои владенья, чтобы браконьеров не было! Побуду три-четыре дня и домой!

-А тут что, еще и браконьеры есть? – Наташа удивленно глянула на него.

-А то! Идиотов-то полно! Даже вот зимой и то хаживают к нам! Я одно вот так спасал! Забрел куда-то и застрял! Снега-то полно навалило! Иду, слышу, орет! Я туда! А он провалился в яму, которая под снегом была, а выбраться не может! Я подошел, а вокруг волчьи следы! Пришлось спасать! Так он мне потом сказал, что больше сюда ни ногой! – Федор рассмеялся, — тогда , помню, он мне все свои запасы , которые с собой брал, оставил!

Они еще долго сидели, разговаривали, и спать улеглись уже под утро.

Утро их встретило морозом и ясным небом.

Они позавтракали, и Федор пошел посмотреть погоду.

Он вернулся быстро.

-Ну все! Можно идти! – сказал Федор, — морозец, все угомонилось! На лыжах-то ходишь?

-Ну не так чтобы очень, но могу! – улыбаясь, сказала Наташа.

-Значит все нормально! Просто снегом перемело все! Ну ничего, будешь за мной идти! – Федор достал рюкзак и покидал туда свои вещи, — Собирайся!

Как не удивительно, но Наташка выдержала лыжный переход, хотя пару раз и упала.

Когда вышли на околицу деревни, идти стало легче. А потом, они сняли лыжи, и пошли по уже протоптанным дорожке вдоль улицы.

Шли долго, почти через всю деревню.

— Ну вот и прибыли! – сказал Федор, — о! Гляди ка! Дядя Семен снег уже гребет! Пошли!

Наташка остановилась около ворот и заглянула во двор из-за спины Федора. Ей почему-то стало страшновато.

-Дядя Семен! – крикнул Федор, -а я вам тут гостью привел!

Семен воткнул лопату в снег и пошел открывать ворота.

-Это кто ж к нам тут? – спросил он и тут его взгляд остановился на Наташке. Он как-то изменился в лице, — Господи! Никак Сережкина дочка?

-Точно! – засмеялся Федор, — принимайте! А я побег домой! Иди! Чего встала-то?! – он подтолкнул Наташку и побежал к соседнему дому.

Они так и стояли напротив друг друга.

На крыльцо вышла женщина в фуфайке, остановилась и стала пристально присматриваться. Потом вдруг всплеснула руками и прямо в тапочках побежала к воротам.

-Наташенька! Внучка! Приехала! – она буквально оттолкнула Семена и кинулась к Наташке. – Приехала! Моя ты внучечка! – она плакала и улыбалась одновременно и все гладила и гладила Наташку. Потом вдруг спохватилась, — чего стоим то на улице? Чай мороз! Пошлите в дом! Пошлите! – и они поспешили в дом.

Наташку посадили около стола и оба сели напротив.

-Наташенька! Как же ты так надумала-то? – сказала бабушка, — никак с Сергеем чего стряслось? Он же мне даже на письма уже года два, как не отвечает!

-Папа умер! – тихо сказал Наташа, и испугалась сама этих слов.

-Что??? – бабушка вскрикнула и зажала рукой рот.

Дед быстро подскочил, и взяв какой-то бутылок с полки, начал капать в стакан. Резко запахло корвалолом.

Наташка сама подлетела к бабушке и обняла ее.

-Бабуль! Я понимаю, что надо было как-то по-другому сказать, но я не знала как! – она обняла бабушку и гладила ее по голове.

Пришлось бабушку уложить на диван.

-Что случилось то? – спросил Семен.

-Да у него на работе там... В общем, он, то ли под вагон попал, то ли под еще что, я , если честно, толком и не знаю! Мне тогда не до этого было! – тихо сказала Наташа, — он на Вагоностроительном заводе работал!

-Понятно! – Семен повесил голову, — вот и дождались!

Через пару часов, бабушка немного очухалась, и начала собирать на стол.

Наташка чем могла, помогала. Говорить о Пашке она как-то не решалась.

Они сели за стол, дед налил себе рюмку на помин дыши сына, а бабушка тихо вытирала слезы.

-Ты надолго? – спросила бабушка.

-Да дня на три! Я отпросилась с работы! — как-то виновато сказала Наташа, — но теперь-то я знаю, что вы есть, и буду приезжать чаще!

-Приезжай! Обязательно! – бабушка обняла ее, — такая большая уже! Мне же Сергей твою фотографию малышку присылал, а потом ... потом перестал отвечать! Я же чуяла, что у него там что-то случилось, да только не поедешь же и не поможешь! Он мне категорически запретил даже думать об этом! Все говорил, что как насмелится, так приедет!

-А мне он вообще о вас ничего не говорил! – тихо сказала Наташа.

-А мать-то твоя где? – спросила бабушка, — она-то чего? Разве не знала про нас?

-А нет ее! – ответила Наташа. Потом глянула на бабушку, — бабуль, давай, я вам потом все расскажу!

-Хорошо! Потом, так потом! – тяжело вздохнув, сказала бабушка.

Ночью Наташа спала неспокойно. Видела во сне отца и Пашку.

В деревне народ поднимается рано.

Наташа проснулась от тихого разговора дедов на кухне.

Глянула на часы. Половина пятого. Улыбнулась и села на кровати. Оделась и вышла из комнаты.

-Всем доброго утра! – сказала она.

-Вот! Говорила же тебе, потише! Девку разбудил! – бабушка сердито посмотрела на деда.

-А чо я то? – возмутился Семен.

-Да я сама проснулась! – улыбаясь после умывания, сказала Наташа, — я же тоже дома рано встаю! Пока завтрак приготовлю, пока уберу все, и на работу к семи!

-Ну, тогда садитесь завтракать! – улыбаясь, сказала бабушка, — я блинов напекла, чай готов!

-Вкуснота! – Наташа села за стол.

Ели молча, и дед все поглядывал на Наташу.

Потом не выдержал.

-Ты бы рассказала нам все! А то, прям, душа вся извелась! – сказал он.

-Ну раз извелась, хорошо! — Наташа допила чай и отодвинула кружку.

Она рассказала все , что помнила еще с детства.

И про маму, которая бросила их с отцом .

И про тетю Люду и про Пашку.

-Погоди! Так у нас что, еще и внук есть? – спросил удивленно глядя на нее Семен. — так чего же ты его не привезла?

-Есть! Только он сейчас в детском доме! – Наташа грустно улыбнулась, — я ему пообещала, что вот, найду наших, дедушку с бабушкой, и тогда мы его заберем домой! Мне его не отдают! Говорят, что вот, мол, выйдешь сама замуж, свои дети пойдут и тогда он тебе не нужен будет! Я им уже всяко объясняла, что Пашка мне всегда нужен будет! Но нет! Я поэтому, собственно, и озадачилась и начала искать вас! Я же говорила, что папа мне про вас вообще никогда не рассказывал! Только вот никак не могу понять почему? Что такого случилось, что он никогда о вас не говорил!?

Семен опустил голову, а бабушка сердито глянула на него.

-Ну что? Рассказывай внучке, какая черная кошка между нами пробежала, что сын родной сбежал из дома, и столько лет не желал видеть нас?

Дед глянул на нее потом на Наташу.

-А что? Я что был не прав? В общем, Сереге тогда восемнадцать исполнилось! Он до армии у нас тут в автомастерской работал! Учиться-то не шибко хотел, вот и решил пока до армии поработать! Ну так захотел, так чего уж! Он у нас парень видный же был, рослый, чубатый! Девки, на деревне, на него заглядывались!

И вот вижу я, что он вечерами бегать куда-то начал! Бегат и бегат! Начипурится и уходит! Ну что сделаешь, дело-то молодое!

А у нас же на деревне оно как на блюдечке, все видать! Слышу бабки гутарят, что Зинка, дочка нашей продавщицы из сельпа, приехала из города! Видать там не особо сладко жилось, вот и вернулась к мамке! Девка взрослая, ей тогда двадцать три уже было и наш пострел и начал к ней бегать! Она деваха-то уже в полном соку, да еще вся такая раскрашенная и разнаряженная, не чета, нашим девкам, деревенским! Да и опыта уже нахваталась! Ну бегает и ладно думаю! Все одно осенью в армию!

А он бегал, бегал и тут как-то заявляется, и выдает нам с матерью, что собирается жениться на той самой Зинке! С бабкой плохо аж стало!

-Какая Зинка? – говорю, — тебе в армию осенью идти! Да и она, вона, насколько старше тебя! Сдурел что ли? Девок нормальных полно, а ты за эту ухватился!

А он, как начал орать, что любит ее, что ему другую и на дух не надо! В общем, психанул, и ушел! Куда ушел не понятно! Ночь дома не ночевал, а утром пришел. Ходит молчком. Но смотрю, вроде как, вещи не собирает, значит, никуда не уйдет! Ну ладно! Он молчит, и мы молчим!

Время подошло, и мы пошли провожать его в армию и тут он все и выдал.

Сказал, что после армии в дом не вернется, что его Зина будет ждать в городе и там они поженятся, и будут жить!

Мать в слезы, а я стою и не знаю, что и думать.

После того, как он уехал, Зинка собралась и тоже укатила обратно в город.

Пока служил, мать ему письма писала, все просила за ум взяться.

Он , правда, пару раз ответил и то, что все хорошо и все.

После армии он не вернулся домой, как и обещал.

Написал только, что службу окончил, и будет жить в городе.

Ну думаем, жив, и то хорошо.

Прошло года два, и тут мать получила письмо от него.

Написал, что женился на хорошей девушке, что скоро у него родится дочка. Мы облегченно вздохнули. Но про то, что приехать так и молчок.

Потом вот фотку тебя маленькой прислал, и потом опять молчок. Мать ему пишет, а ответа нет и нет.

Как я понял из твоего рассказа, что тогда-то вас и бросила мамка, да он писать не захотел про свои беды. А вот почему потом не написал, что сын у него родился , это уж я даже и не знаю! Мог ведь и про тебя написать и про Пашку! Да и приехать ведь мог, чего уж сердиться-то, за столько лет!? – дед грустно замолчал.

-Чего уж теперь говорить? – тихо сказала бабушка, — видать не хотел , вот и не писал! А может, самому стыдно было, что тогда накричал на нас? Кто ж теперь-то скажет?

Наташа смотрела на дедов, и ей было до ужаса жалко их.

За что с ними так поступил отец, она никак не могла понять.

-Вы простите его! – сказала она, — ну вот такая у него жизнь была! Он со мной много возился, уставал сильно, а потом Пашка появился, работал много, чтобы на всех кормить! Он хороший был , правда! – она встала и обняла бабушку, которая вытирала платком слезы.

— Ой, что-то мы тут сырость развели! – сказал вставая Семен незаметно смахнув слезу со щеки, — хватит! Вспомнили и все! Теперь у нас другая задача! Пашку вона надо забирать к себе! Негоже, чтобы при живых дедах пацан, в детском доме жил! Негоже! Дома места всем хватит! Ты вот мне скажи , чего делать-то надо для этого?

-Да я толком-то и сама не знаю! – сказала Наташа, — мне как отказали, так я дальше и узнавать не стала! Надо ехать в город в опеку!
— Надо, значит поедем! – сказал решительно Семен.

Через два дня , когда погода совсем установилась солнечная и морозная дед с Наташей уехали в город.

До станции их довез Федор на санях.

-Ты это... приезжай в гости! – сказал он на прощанье Наташке, — у нас тут летом знаешь, как хорошо! Я тебя по ягодным местам повожу!

-Хорошо! Как только отпуск дадут, так приеду! – пообещала она.

Все оказалось не так просто, как думалось Наташе.

Пока оформили все бумаги, пока дед собрал все справки, пока искали другую родню Пашки, прошло время.

Весь этот срок ожидания Наташа исправно ездила к нему в детский дом.

Пашка познакомился с дедом Семеном и теперь точно знал, что как сказал дед, они его обязательно заберут.

-Ты сынок не переживай! Мы тебя заберем, только вона тягомотина эта с бумагами закончится и все будет хорошо! – он обнял Пашку и чмокнул его в макушку, — мой ты дорогой, натерпелся тут!

Зима закончилась, а там и весна солнышком в окошко застучала.

Вопрос по Пашке решился только к началу июня.

У Наташи, как раз, подошла очередь с отпуском, и она с дедом и Пашкой поехали в деревню, где их ждала бабушка.

-Видал, как хорошо-то все вышло! – улыбаясь, сказал Семен, когда они по тропинке шли от электрички в деревню, — лето отдохнешь и осенью в нашу школу пойдешь! Школа у нас хорошая! Учителя вообще замечательные! Так что, все очень даже хорошо будет! А? Я ж тебе обещал!

На полпути их встретил Федор на телеге.

-Чего раньше-то не сказали? – он спрыгнул с телеги, — я бы вас прям там встретил! Это мне баба Маша сказала, что вы сегодня прикатите! Я посчитал, да уже было поздно! Решил хоть так вас встретить!

Положили на телегу дорожную сумку Наташи и рюкзак Пашки и дальше пошли пешком.

-Ничего! Проветриться надо после электрички! – сказал Семен. Он вообще шел и весь светился.

Пашка носился за бабочками радуясь вольной жизни, а Наташа шла рядом с дедом, и улыбаясь, смотрела на смеющегося Пашку.
То, о чем она мечтала , случилось.

Теперь ее брат будет жить дома, а не в детском доме.

В доме Пашке выделили комнату, в которой когда-то жил его отец.

-Ну вот и наследник комнаты! – сказал Семен, — не зря мы тут ничего не стали трогать!

В дом к дедам как будто вернулось солнышко.

Даже внешне баба Маша и дед Семен как-то помолодели.

Теперь им было, для кого жить.

-Мать! Однако, надо корову брать! – сказал Семен.

-Да я вообще-то уже договорилась, только на козу! – сказала бабушка и улыбнулась. – Петровна решила отдать свою Ромашку! Сын ее в город забирает, а животину жалко на мясо сдавать! Ромашка же у нее молодая еще совсем, всего один окот был! Так что, не надо корову! А вот на счет сена надо уже думать!

Забот добавилось, но это были радостные хлопоты.

Весь отпуск Наташа прожила в деревне у бабушки с дедом.

Она помогала бабушке по дому с готовкой, а потом они вместе с Пашкой шли помогать в огороде.

Когда пришла пора ягодам, Федор, как и обещал, повел их в самые ягодные места.

Пашка быстро подружился с Бураном, и они вместе радостно носились по полю, и по лесу, когда ходили за ягодой.

Кроме этого Федор сводил их в тот самый домик в лесу, куда тогда зимой нечаянно попала Наташа.

Сейчас, летом, там было очень красиво.

Шумели высокие сосны и пели птицы.

— Надо же! Тут и правда очень здорово! – сказала Наташа, осматривая полянку перед домиком, — а зимой было совсем по-другому!

-Ну дак! Я ж говорил, что у нас летом тут красиво! – засмеялся Федор.

Две недели пролетели, как-то очень быстро.

Loading...

-Ну вот! Мне пора уже уезжать! — грустно сказала Наташка, когда они шли из леса с полным ведерком земляники.

-Как? Уже? – Федор удивленно глянул на нее.

Он с зимы изменился. Сбрил свою страшную бороду, подстригся и стал похож на нормального молодого парня и очень даже привлекательного.

— Мне и самой не очень хочется уезжать, если честно! Там-то я же одна, а тут у меня теперь вся моя семья! – сказала Наташа , глядя на бегавшего вокруг них Бурана и Пашку, — вот же заведенные! – и она засмеялась.

-Пускай бегает, лучше спать будет! – улыбаясь, ответил Федор. – Наташ! А может … может сюда переберешься? А что? У нас совсем не маленькая деревня, а вон, какая большая! Зато у нас тут лес, речка и вообще свежий воздух!

-Да я уже думала об этом и дедушка мне тоже, самое, сказал! Но... надо ехать и решать все там! Я ж как, никак работаю! – сказала Наташа.

И через два дня Федор проводил ее до электрички.

-Блин! Скорее бы у нас связь появилась! – сказал Федор, — сказали, что осенью, вроде как, вышку поставят! Ты это… приезжай! – крикнул он, махая ей рукой.

Наташка прикатила домой и с головой окунулась в работу.

После рабочего дня в ателье, неслась домой, где ее ждали заказы, а их было много. Нужно было шить, назначать примерки и принимать заказчиц. Чем ближе был Новый год, тем чаще у нее звонил телефон.

В ателье она так и сидела за машинкой и строчила то, что принимали мастера. Про то, что она модельер никто даже и не вспоминал. Там были свои мастера и на таких , как она даже не обращали внимание.

Вначале, Наташка злилась, но потом, когда у нее пошли частные заказы по ее объявлению, ей даже было удобно, что здесь в ателье ее никто ничем посторонним кроме шиться не достает.

Но, заказов становилось все больше и ей приходилось сидеть дома с шитьем далеко за полночь. Все-таки за заказы она получала гораздо больше денег, чем в ателье.

Смысл зарабатывать теперь у нее был железный. У нее был младший брат и плюс бабушка с дедушкой, которым она очень хотела помочь.

Впервые за столько лет у нее была настоящая семья.

Она получала оплату за готовые заказы и переводила деньги на имя деда, чтобы им было легче с Пашкой.

Первого сентября он пошел в школу, и ему нужно было много чего купить.

К концу года Наташка вымоталась окончательно, бегая с утра на работу, а потом неслась, чтобы шить дома заказы.

Последней каплей стало то, что у нее появилась очень требовательная и богатая заказчица, с далеко не дюймовочной фигурой, но которая попросила сшить ей Новогодний наряд, а для этого Наташе нужно было заняться своей прямой профессией и создать этот наряд, но мешала работа в ателье.

Когда она подала заявление на увольнение начальница удивленно глянула на нее, но, не сказав, ни слова, подписала заявление, даже без отработки.

Наташка неслась домой и в душе радовалась.

Теперь она могла спокойно сидеть дома и работать на себя.

Праздники закончились и количество заказов резко упало.

Наташка дошивала, то, что было на сей момент, но новых звонков пока не было.

-Мда! Что-то я рано обрадовалась! – бурчала она, — надо было просто взять отпуск без содержания ... идиотка! Чего буду делать , если больше никто не позвонит? Ладно, на первое время денег хватит, а потом что делать буду?

Но главное было даже не это. Главное, что она не сможет помогать дедам и брату, а этого нельзя было допустить.

Она, отдав последний выполненный заказ и получив деньги, сидела дома и прикидывала чего делать дальше.

На дворе уже запахло весной.

Она распечатала новые объявления, и решила расклеить их, по новой, да и нужно было обновить старое в инете.

Она пошла в близстоящие дома, потом чуть подальше, и дошла аж до рынка, где тоже была доска объявлений.

Прикрепив свое объявление, она решила зайти на сам рынок и купить что-то к обеду.

Около дверей в здание рынка стояла грязная женщина, скорее всего БОМЖиха с протянутой рукой и с опущенной головой.

Наташа порылась в кармане, нашла несколько монет и положила ей в ладонь.

-Спасибо! – сказала женщина, — Храни тебя Бог!

Она подняла голову, и Наташка чуть не споткнулась о порог.

— Тетя Люда? Ты? – удивленно сказала она, пристально присматриваясь в закутанное платком лицо женщины, — ты почему тут?

Женщина резко подняла голову, увидела Наташу, и быстро открыв двери, вышла на улицу.

-Ты куда? Погоди! – Наташка побежала следом за ней, — да постой !

Женщина остановилась около стены рынка и резко развернулась к ней.

-Чего тебе? Дала копеечку и спасибо! Иди своей дорогой! – она зло смотрела на Наташу.

-Ты чего такая злая-то? – Наташа остановилась и смотрела на почерневшее лицо Людмилы, — я что, что-то сделала тебе плохого?

Людмила вдруг как-то обмякла и прислонилась к стене.

-Уходи отсюда! Пожалуйста! – тихо сказала она и заплакала, размазывая грязь по щекам.

-Ты почему здесь и так выглядишь? – подойдя чуть ближе, спросила Наташа, — что случилось-то? У тебя же была квартира?

-Была! Да сплыла! Отобрали за долги! – всхлипывая, сказала Людмила, — вот... теперь живу, где придется! – Потом подняла голову,

— А Пашенька-то мой, как? Где он?

-Да нормально все! Я нашла дедов папиных, и мы забрали Пашку из детского дома! – сказала Наташа и подошла еще ближе.

От Людмилы неприятно пахло алкоголем и не чистым телом.

-Правда?! – Людмила вытерла остатки слез и улыбнулась, — ну и хорошо!

-А ты что? Совсем запилась что ли? – грустно улыбаясь, спросила Наташа, — зачем?

Настроение у Людмилы быстро сменилось, она опять зло глянула на нее.

-Знаешь что? Шла бы ты … – и она смачно по-мужски выматерилась. Потом развернулась и быстро ушла.

-Мдааа! Нифига себе мамаша! – тихо сказала Наташка. Она развернулась и пошла от рынка прочь. – В магазине чего-нибудь куплю! — решила она.

Расклейка объявлений дала свой результат, и у нее появилось сразу три заказчицы. И опять это были дамы пышного телосложения, но Наташка уже знала, что им предложить исходя из своего опыта.

Дела пошли потихоньку в гору и это ее радовало.

Где-то в конце мая у нее опять раздался звонок на телефоне.

-Да! Слушаю вас! – весело ответила Наташка, ожидая очередной заказ.

-Наташ! Это ты? – в трубке зазвучал мужской голос.

-Да! Я! А кто это? – удивленно спросила она.

-Ну вот, и не узнала! – в трубке засмеялись, — Это же я Федор! Нам связь наладили!

-Федя? Ты? – Наташка обрадовалась, — как здорово! Как вы там? Как мои?

-Да все хорошо! Вот рядом тут все! – сказала Федор, — на вот, с дедом поговори, а то трубку рвет!

-Наташенька! Доченька! Доброго здоровья тебе! Деньги твои получал все! Да только зачем ты это? У нас тут и своих хватат! Ты когда приедешь-то? Паша спрашивает! – начал быстро говорить Семен.

-Деда, да ты не торопись, говори спокойно! Я хорошо тебя слышу! – Наташка слушала голос деда и улыбалась. – Я скоро приеду! – сказала она.

Они поговорили, и когда в трубке зазвучали короткие гудки , она так и сидела с улыбкой на лице. Как было здорово, что о ней кто-то думает и волнуется.

В начале июня Наташка нарядила свою последнюю заказчицу, получила расчет и собралась в деревню.

Она собрала свой рюкзак с вещами и подарками, наказала соседнее, чтобы та приглядывала за квартирой, и укатила.

Она специально не стала предупреждать Федора, что поехала, чтобы был сюрприз.

Совсем сюрпризом приехать не получилось.

Игравший около дома Пашка, увидел ее и с громкими воплями рванул навстречу.

-Наташкааа! Приехалаа!! – он с разбега кинулся обнимать ее.

-Пашка! Какой большой стал! Ну ты, вырос! – Наташка обняла брата, — как ты тут? Как школа? Как дедушка, с бабушкой?

-Да все хорошо! Только я по тебе соскучился! Ты бы вот взяла и тоже к нам переехала и тут жила! – Он шел и держал ее за руку.

-Я подумаю! – ответила Наташа, и вспоминая встречу с его матерью, все думала говорить о ней ему, или не надо.

Вечером, когда Пашка лег спать , Наташа сидела на крылечке с дедушкой и бабушкой.

Она рассказала им, как встретила Пашкину мать, и в каком виде она была.

— О Господи! Да что ж люди-то с собой делают! Водка проклятая! Даже сын ей не интересен! – тихо сказала бабушка, — а про свою-то ничего не слыхала?

-Нет! Я даже и узнавать не хочу! Она нас бросила, и для меня ее нет! – ответила Наташа и нахмурилась.

-Ладно тебе! Это я так, к слову! – бабушка обняла ее, — отдыхай! Поди, уработалась там, в городе!

Дед сидел и тяжело вздыхал. Потом глянул на внучку.

-Ты бы ехала сюда и жила тут! Мы ж семья! Мы если чего подмогнем! Дом большой, места хватит всем! Да и Пашка скучает сильно по тебе!

-Деда! Я давно думаю об этом! – сказала Наташа, — я же тоже скучаю! Да и кроме вас у меня никого нет в целом свете! Только чем я тут буду заниматься? Я ж только и умею, что шить да кроить! Думала в городе куда-нибудь в дом моделей устроиться, а оказалось все не так просто! Только и делала, что строчила на машинке за копейки! Потом плюнула, уволилась и дома заказы принимала и шила! Но ведь заработок-то он не всегда! То густо, то пусто! – она грустно улыбнулась.

-Надо подумать! – сказал дед, встал и пошел спать.

Где-то через дня три, он посадил Наташку около стола.

— Сядь ка! Я вот чего думаю! Шить ты и тут можешь точно так же, как в своем городе! Только слух пусти, модниц и у нас хватает! В магазин-то мало чего модняцкого привозят, так что я думаю, ты без работы не останешься! А вообще, ты сходи в школу нашу, может организуешь там какой кружок шитья для девчонок! Ты поговори с директором! Он у нас мужик хороший! Вот тебе и еще занятие будет! Ну а машинку там свою, если чего... Федора попросим, он поможет и привезет! – он вопросительно посмотрел на нее, — ну и что скажешь?

Наташа задумчиво слушала деда и улыбалась.

-А что? – сказала она, — открою здесь свое маленькое ателье и буду местных красавиц наряжать! Тут тоже же такие же дамы живут и все хотят быть красивыми! Потом помощниц наберу! Только помещение надо, а то дома покоя не будет!

-Дак надо поговорить с начальством! Авось найдется какое! Но это надо в Сельсовет идти! – дед улыбнулся, — главное захотеть!

На следующий день, они с дедом пошли в Сельсовет к председателю.

Тот выслушал их и неожиданно обрадовался.

-Это же здорово!! – сказал он, — и вот не поверите, но у нас в клубе, как раз, есть такое помещение, которое стоит бесхозное! Только там порядок надо наверти! Но ведь, это же не проблема! Народ молодой, помогут! Там полы помыть и пылищу везде протереть.

Там даже столы есть, ну а остальное, чего вам там надо будет, скажете, парни помогут!

В этот же день Наташка посмотрела то самое помещение и осталась довольной.

Комната была не большая, но это было не важно. Главное были столы, и можно было один угол отгородить под примерочную.

На следующий день появился Федор.

-Наташ! Привет! А я вот только из леса! Чего ничего не сказала-то? Я бы быстрее вернулся! — он стоял, улыбался и держал большой букет полевых цветов, — это тебе!

-Ух ты! Спасибо! – засмеялась Наташа, — а ты надолго вернулся или завтра опять в лес?

-Нееее! Пока дома! А что? – спросил Федор.

-Да я тут надумала ателье свое открывать, мне помощники нужны! Поможешь? – она стояла и улыбалась.

-Да ты что! Неужели решила у нас остаться?! Вот это здорово! – Федор аж весь просиял, — а на счет помощи! Да конечно! Я ребят организую и все сделаем, что нужно!!

С этого дня работа в клубе закипела.

Было все отмыто, отчищено, сделана отгородка для примерочной, и по деревне быстро разошлись слухи, что у них в деревне теперь будет свое модное ателье по пошиву женской одежды.

Наташка просто летала от счастья.

Все было хорошо, но нужно было ехать обратно в город, чтобы привезти швейную машинку и все ее швейные прибамбасы.

Кроме этого встал вопрос, что делать с квартирой.

Продавать ее Наташа не хотела, ведь рос Пашка и неизвестно еще, что будет потом.

-Ну и чего маешься? – сказал дед, — будешь теперь ездить в город и проведовать, типа как к нам ездила! Дня три поживешь и вобратку! Соседи-то поди хорошие? Ну и вот! Пущай, приглядят!

В город Наташа с собой позвала Федора помочь со швейной машинкой.

-Она, конечно, малогабаритная, но тяжелая! Боюсь, я не осилю все! – смеясь, сказала она Федору. — там еще всяких нужных мне вещей полным полно!

Таких всяких вещей набралось большая китайская сумища и плюс чемодан с машинкой.

В городе до вокзала вызвали такси, а вот по приезду Федору пришлось звонить своему другу, который прикатил за ними на мотоцикле с коляской и Наташку усадили в эту коляску, обложив вещами. На коленках она бережно держала свою швейную машинку.

Квартиру она закрыла и попросила соседку, приглядывать за ней. Та, правда, посоветовала ей пустить туда квартирантов, но Наташка отказалась, понимая, что после такого, не понятно что может быть с квартирой.

— Я буду приезжать, — пообещала она соседке и они уехали.

Прошло время.

Пашка окончил среднюю школу и приехал поступать в училище. Он решил стать , как Федор лесником.

Теперь ему предстояло жить в городе в их квартире.

То, что ему теперь приходилось жить одному, его совершенно не пугало.

Дед с бабушкой воспитали Пашку так, что он мог и приготовить себе поесть, и прибраться в квартире, и постирать и погладить.

Так что он бы совершенно самостоятельным парнем.

Больше всех за Пашку переживала баба Маша.

-Ты там главное готовь себе обязательно, чтобы не посадить желудок сухомяткой! Готовить умеешь, только не ленись!- сказала она, обнимая его.

Наташа с Федором поженились.

У них росли двое ребятишек. Семка, который осенью пошел в первый класс и Дашенька , которой было четыре года

Жили они с дедами, так решили на семейном совете, потому как у родителей Федора в доме еще была младшая сестра, да и дом был не велик.

Так что , когда Пашка уехал поступать, деды все одно были под присмотром Наташи и ее семьи.

Семка, провожая Пашку, подарил ему ручку и сказал, чтобы тот обязательно поступил и скорее возвращался к ним обратно.

Поступил он легко, теперь оставалось только учиться, чтобы потом после окончания вернуться к себе в деревню и помогать Федору.

Он пришел после занятий и занялся готовкой.

На дворе ноябрь и за окном в темноте слышно, как воет холодный ветер.

Завтра выходной и можно немного расслабиться, похозяйничать и никуда не торопиться.

Пашка варил суп и на очереди лежат котлеты и в кастрюльке очищенный картофель. Еды должно хватить и на понедельник.

Он все время готовил первое и второе, чтобы потом, возвращаясь после занятий, можно было просто разогреть, и не стоять, как бабушка часами около плиты. Да и времени, чтобы готовить каждый день разносолы у него особо не было.

Уходил рано. Приходил поздно.

Продуктами его снабдили, и зима теперь была не страшна.

Когда он уже все приготовил, и решил перекусить, неожиданно в дверь позвонили.

-Не понял? Это кого? – пробурчал Пашка.

Если бы приехала Наташа или Федор, так у них есть ключи.

Он подошел к двери и глянул в глазок.

Перед дверью стояла какая-то расфуфыренная дама и нервно нажимала на кнопку звонка.

Пашка открыл двери.

-Вам кого? И перестаньте наживать на звонок! Я не глухой! – сказал он баском.

Дама измерила его с ног до головы каким-то презрительным взглядом.

— Ты что муж Наташки что ли? Больно молодой какой-то! Позови мне ее! – сказала она.

-Она здесь не живет! – сказал Пашка, — а вы собственно кто?

-Я-то? Я ее мать, а ты кто? – сердито ответила женщина.

-Аааа! Понятно! Мамаша, которая бросила Наташу и своего мужа? Ну и нафига ты сюда прикатила? – Паша сердито нахмурился.

— А ты кто такой, чтобы тут мне нотации читать? – Возмущенно сказала дама.

-Я то? Я ее брат! – сказал Пашка. Женщина удивленно вытаращила на него глаза.

-Так что Серега, что ли потом женился? – не то спросила, не то просто для себя констатировала она этот факт, — странно... а говорил, что только меня любил! Позови тогда отца!

-Папа умер и давно! – сказал Пашка, — и вообще, шли бы отсюда дамочка , откуда пришли!

Женщина как-то сникла.

-А Наташа-то где? Как она? – уже тихим голосом спросила она.

-С ней все хорошо! Она замужем и у нее двое деток! И вас в ее жизни нет! – сказал Пашка и захлопнул двери.

Он стоял около закрытой двери и вдруг услышал сдавленный плач. Он глянул в глазок.

Женщина стояла около стены и вытирала глаза платочком.

-Ты смотри ка ... рыдает она! – скривив губы сказал Пашка и пошел завершать трапезу.

Во время поездки на Новогодние каникулы он так и не решился рассказать сестре о той внезапной гостье.

Время летит быстро и вот уже на дворе весна.

Солнце сияет в синем небе, и сердце радостно замирает от скорого лета.

Пашка идет с занятий, и улыбаясь, смотрит на цветущие деревья, улыбающихся прохожих и вообще, у него прекрасное настроение.

У него сегодня День рождения, и к тому же он сдал последний зачет, а дальше два экзамена и он полетит в деревню отдыхать и вообще он жутко соскучился по всем своим.

Он подошел к дому, и вдруг увидел на скамейке около их подъезда неопрятно одетую женщину.

Она была, явно, выпивши, и к тому же из грязной тряпичной сумки торчало горлышко бутылки.

-Нам тут только БОМЖей не хватало! – сердито подумал Пашка и уже направился к подъезду, когда его окликнули.

-Пашенька! Сынок! Это ты?

Пашка резко остановился, как будто его облили кипятком.

Он развернулся и глянул на источник голоса.

На скамейке сидела только БОМЖиха, и больше никого не было.

Она встала и пьяно улыбаясь, раскинула руки.

-Сыночек! Это же я, твоя мамка! Вот, решила прийти, поздравить тебя с днем рождения! – и она торжественно вытащила из сумки бутылку вина, — выпьем, отпразднуем!

Пашка стоял и смотрел на все это безобразие.

Он хотел ей что-то сказать, но как его всегда учила Наташа, быть выдержанным, развернулся, быстро открыл двери и побежал на свой третий этаж.

Он открыл двери, заскочил в квартиру, разулся, и только тут его захлестнула такая злость, что он со всего размаха ударил кулаком по столу.

Стало больно и он ,зажав кулак сел за стол, и вдруг заплакал, чего не делал уже много лет.

В этот момент зазвонил телефон.

Звонила Наташа.

-Пашка! Родной! С Днем Рождения мой братишка! Утром не стала звонить, ты же на занятиях был! Всего тебе самого доброго! Мы тут все тебя очень любим и ждем, когда ты приедешь на каникулы! Моя ребятня тебе тут подарки наделала, так что ждем и очень! – Наташа радостно говорила, а Пашка сидел и вытирал текущие по щекам слезы. Видимо она что-то почувствовала. — Паш! С тобой все хорошо? Паш! Чего ты молчишь?

-Я не молчу, — улыбаясь сквозь слезы , сказал Пашка, — ты не поверишь, кто меня сейчас с днем рождения поздравил! Моя мать!

-Чтоооо?? Она приходила к тебе? – голос у Наташи оборвался, и она замолчала, потом, видимо справившись с собой, спросила, — ты видел, какая она стала?

-Видел... – тихо ответил Пашка, — я никогда ее не прощу, слышишь… и мне ее не жалко нисколько! — потом подумал немного, – Наташ, ты прости, что я не сказал тебе раньше, но твоя тоже приходила сюда... но я ее выгнал!

-Как приходила? Ленка что ли? Она как посмела? – в трубке вдруг послышалось хлюпанье, — как только совести хватает возвращаться туда, откуда сбежала? Сволочь!

-Мда! Хороший у меня день рождения, ничего не скажешь! – горько хмыкнул Пашка.

Прошло три года.

Пашка окончил училище, вернулся в деревню и ушел в армию.

Когда он вернулся обратно, то не узнал свой двор.

К дому деда был пристроен еще один дом и аж двух этажей.

-Ничо себе! – Пашка остановился и восхищенно смотрел на новою постройку.

-Ой! Пашенька! – баба Маша вышла из дома и всплеснула руками, — ты чего ж не сообщил-то? Мы б тебя встретили!

-Бабуляя! – Пашка подбежал и обнял ее.

— Ой! Задушишь! – смеясь, сказала бабушка, — какой ты у нас стал большой! Прям вылитый отец!

И тут набежали все.

Пашку тискали в объятьях, а он смеялся и шутливо отбивался.

В стороне стоял молодой пес и смешно крутил головой, глядя на все это.

-А это кто? И , кстати, Буран-то где? – садясь на лавочку рядом с дедом спросил Пашка.

-Нету Бурана! – сказал Федор — ушел за радугу! А это? Это Гром! Новый наш помощник! Молодой правда, но смышленый! Породистый!

Наташа смотрела на брата и улыбалась.

-Ну все брат! Выучился, отслужил, теперь вот только осталось невесту тебе найти, и я буду спокойна за тебя!

-Ничего искать не надо! – засмеялся Пашка, — все давно уже найдено!

-Вот я понимаю! Молодца! – крякнул дед, — чувствуется Медведевская порода!

-И кто она? – спросила Наташа.

-А вот приедет, и посмотрите! – уклончиво ответил Паша и подмигнул деду.

Через год, осенью семейство шумно праздновало свадьбу Пашки и Ларисы

С Ларисой он познакомился в городе, в кафе где она отмечала свое окончание школы и собиралась поступать в институт.

И вот как раз после окончания института она и приехала в деревню работать в местной школе. Она была учителем русского и литературы.

-Поражаюсь! Лариса! Как ты такая умница, красавица городская, вышла замуж за лесника? – смеясь, сказала Наташка, когда они вечером сидели за столом.

-– Сам удивляюсь!- засмеялся Пашка, — а может она меня любит?

Лариса тюкнула его по носу.

— А ты что думал, за лесника можно выйти замуж не любя? – сказала она.

Они сидели, такие счастливые и красивые, что Наташка залюбовалась ими.

-Какие вы у меня красивые! – сказала она, обнимая обоих.

Жизнь покатилась дальше

Когда Семен, сын Наташи окончил среднюю школу, она повезла его поступать в училище и за одно, проведать свою квартиру.

Вместе с ними ехал и друг Семена Колька. Они вместе надумали поступать на механика-водителя.

-Ну вот и будете жить вместе и учиться! Взвоем-то все легче! — сказала Наташа.

На время поступления Наташа осталась в городе, чтобы помочь им и поготовить завтраки и обеды мальчишкам.

Парни с утра ушли на экзамен, а она собралась сходить в магазин за продуктами.

Наташа накупила полную сумку, и когда возвращалась домой, заглянула в почтовый ящик.

Почему она сразу этого не сделала, она сама не знала.

В ящике лежали всякие рекламные проспекты, какие-то газеты, а вот за ними она обнаружила два письма.

Одно было какое-то казенное с печатями и адресовано Пашке, а вот второе было адресовано ей и без обратного адреса.

-Странно! Кто бы это мог быть? – удивленно рассматривая конверт, пробурчала она и пошла домой.

Положив сумки на стол, она открыла письмо для Пашки.

-Извини дорогой, но вначале я его прочитают! Не хватает еще парня напрягать! – сказала Наташа и открыла письмо. Достала оттуда послание. В нем Пашку извещали, что его мать скончалась в хосписе от рака легких, похоронена на местном кладбище. –

Спасибо! – сказала Наташа, — нам это совсем не нужно! – она скомкала письмо и отложила в сторону. Потом открыла второе

Это было письмо от ее матери.

Наташка сначала хотела сразу его выкинуть, но потом , выдохнула и прочла.

Письмо было написано скачущими буквами и было видно, что тот, кто писал его, имеет проблемы с руками.

«Здравствуй доченька!

Пишет тебе твоя родная мать! Пишу тебе потому, что роднее тебя у меня никого на этом свете не осталось! Мой сын отправил меня, в дом престарелых! Я заболела, и он не захотел, чтобы я находилась в его доме! Сказал, что я тут «на пока», но вот уже два года, как я тут проживаю! У меня был инсульт, и рука плохо слушается, так же как и нога, но я стараюсь и уже понемногу хожу! Прошу тебя, забери меня отсюда! Я буду помогать тебе, чем смогу! Жду от тебя ответа! Твоя мама»

Наташа покрутила письмо в руках, скомкала, и собрав все выкинула в мусорное ведро.

-Вот там вам самое место! – сказала она, и засучив рукава, начала готовить обед для мальчишек.

Вот такая история про сестру и брата и их мам… грустная немного, но в жизни и такое бывает...

Автор: Татьяна К.В.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...