Уважаемые наши читатели и подписчики! Уделите пожалуйста несколько минут! Это очень важно!

Мы очень нуждаемся в вас... Поддержите! Важна любая помощь...

Малыш

Он уже несколько дней лежал у дверей, ведущих в подвал дома. Все проходили мимо, не обращая на него внимания. Признаков жизни он не подавал. Ни голосом, ни малейшими движениями. Он медленно умирал. От тоски и ненужности. Но его домашние ещё возились с ним, проявляя заботу и, принося какую-то еду, помогая ему хоть что-то съесть. Они укрывали его тёплыми вещами, гладили по головке. Из глаз его, которые перестали источать весёлый блеск, медленно текли горячие слёзы, которые совсем не высыхали.

Он безразлично смотрел на окружающий его мир. Но усталый и больной мозг ещё выдавал сюжеты из немногих прожитых лет. Особенно к ночи вспоминалась ему та жизнь, чётко и ярко. Он всю ночь глядел на звёзды, которые, как казалось ему, летали как бабочки и манили его поиграть с ними. Он поднимал непослушную голову, открывал рот, пытаясь издать звуки радости, восхищения, но голоса не было. Голова опять падала на одеяло, и он мирился со своим состоянием.

Хозяин, которого он любил больше всего, с которым он проводил все вечера и выходные дни, с которым делили хлеб-соль, вдруг, исчез. Нет, не исчез. Его куда-то увезли. Ещё неделю назад он видел своего хозяина дома. Тот лежал в большой комнате в большом, красиво украшенном ящике и всё время спал. Люди толпами приходили и уходили, домашние плакали и суетились. Он тоже крутился под ногами, заглядывал в ящик, целовал руки и лицо хозяину, пытаясь расшевелить его, разбудить. Почему хозяина увезли? Куда? Зачем? Как он мог пропустить этот момент разлуки? Да, всё эти гуляния со своими дружками? Ах, как он был беспечен… «Вот где хозяин теперь один, без меня? А мне как без него жить? И зачем?» — так продолжал он думать и винить себя. Временами он забывался, как будто проваливался в яму, теряя сознание.

Его разбудил шум подъехавшей к подъезду легковой машины. Он сжался в комок, попытался зарыться в одеяло, но ничего не получилось. Одеяло сползло и обнажилось его хилое, дрожащее тело. Кто-то опять склонился над ним, поправил одеяло, погладил его по голове, пытаясь угостить колбаской. Она вкусно пахла, но уже не вызывала аппетита, да и рот не открывался. Этот кто-то, махнув на него рукой, равнодушно проговорил: « Не жилец. Надо его взять с собой и по дороге схороним». « Что значит «схороним»? Меня спрячут? Или отдадут другому хозяину»? – промелькнули тревожные мысли в его потухающем мозгу. «Мне уже всё равно…такого хозяина я уже не получу…как хочется к нему…увидеть ещё разок…больше не убегу от него…»

Все домашние и приехавшие гости вышли из подъезда с сумками. Сели в машину, которая, почти тронувшись, вдруг остановилась. Двое мужчин подошли к неподвижно лежащему трупику, завернули его и положили в багажник машины. «Поехали». «Ну, вот…и меня куда-то повезли…а, всё равно, лишь бы скорее …» — промелькнула последняя, почти светлая мысль. Ехали долго. По дороге ужасно трясло его остывающее тело.

Ему показалось, что они с хозяином едут по той разбитой, лесной дороге на рыбалку, на своём «Днепре», везде проходимом стареньком мотоцикле. Каждый раз, только увидев, как хозяин надевал большие резиновые сапоги, он бегом нёсся к мотоциклу, залезал в коляску и терпеливо ждал хозяина. А хозяин всегда шутил: «А каску почему не надел»? Каску он надевать не умел. Её, шутя, надевал ему сам хозяин, в целях «безопасности пассажира».

На привычном месте хозяин ставил палатку и разводил костёр. Потом хозяин ходил по берегу с длинным удилищем, куда-то его забрасывал, но оно всегда оставалось в его руках, цепляло что-то трепещущееся и поднимало из реки. Это «что-то потом хозяин варил в котелке и угощал его. Вкусно было, только много колючих костей. А как здорово было им на сенокосе!? Какое раздолье!.. Гуляй по огромному полю, пока хозяин, напевая какую-то песню, машет кривой закорючкой по траве; гоняй ворон, да выскочивших из-под кочек глупых мышат… Эх… Уже несколько раз они пропустили свои прогулки.

Но, вдруг, видно от нескончаемой тряски или тёплых воспоминаний, ему стало жарко, он поднял голову и застонал.

Наконец, машина остановилась. Все вышли и направились к свежему холмику, у которого стоял столик и две скамьи, сделанные из свежих, пахнувших смолой, досок. Женщины, скорбно причитая, ставили в вазу цветы. Мужчина, который говорил о захоронении, подошёл к машине, открыл багажник, чтобы достать труп и лопату. Но, подняв крышку, он увидел «оживший труп», умилённо смотревшем на него. Мужчина поднял его и положил на землю. «Пусть полежит. Или всё равно окочурится или…оживёт».

Все переглянулись и уселись за стол. Они долго и радостно вспоминали того, кто был зарыт в холмике. Внезапно одеяло зашевелилось, появилась голова. Затем, собравшись с последними силами, «трупик» поднялся и, качаясь из стороны в сторону, заковылял к группе людей, следивших за происходящим «чудом». Все замерли, глядя на такую картину. «Трупик» подошёл к холмику, заполз на его гребень и принялся рыть ямку. Он рыл с такой силой, что земля разлеталась во все стороны. Наконец, вырыв нужного размера ямку, он тихо улёгся в неё и, свернувшись калачиком, замер. Группа стояла с открытыми ртами. Один, придя в себя, произнёс: «Он почуял запах… хозяина… и решил умереть… у него на груди. Пусть лежит, пока мы сидим. Потом… схороним в другом месте».

Вечерело. Надо было уже ехать домой, да что-то делать с этим, то умирающим, то оживающим экземпляром. Послышался шум подъезжающего мотоцикла. Это приехал младший сын хозяина. «Днепр», хозяйский «Днепр», до мозга костей знакомый звук, который я отличил бы от тысячи таких звуков!..На нём что, мой хозяин приехал? Как же так? А тут кто лежит?» — промелькнуло у него в головке. Он резко вскочил, помотал головой, посмотрел в сторону звука и, спрыгнув с холмика ещё слабыми, но уверенными прыжками проскочил мимо сидящих за столом.

Подбежав к мотоциклу, он на секунду остановился, посмотрел на юношу, покрутился, а потом вдруг, лизнул горячим языком ему руку, признав в нём нового хозяина, довольно резво влез в коляску и уселся на привычное место. -»А каску почему не надеваешь"? — шутил юноша. Хоронить этого верного члена семьи не пришлось. Все просто остолбенели от такого поворота событий. А он принялся рыться в сумке, из которой нёсся дурманящий запах колбасы. «Малыш! Хороший мой. Друг ты наш верный… Ожил, вот ты и попрощался с хозяином… будем навещать его вместе», — со слезами радости проговорила вдова хозяина. Все довольные отправились домой.

Эмма Рейтер. Июнь 1993 г.

Дорогие читатели!

Меня зовут Ева. Я руководитель и главный редактор этой странички. Многие из вас со мной знакомы (из вопросов и сообщений на странице), со многими мы успели подружиться, а с некоторыми даже встретиться! Сегодня, я ещё раз хочу выразить слова огромной благодарности всем, кто остается в числе подписчиков и постоянных читателей этой странички!

Я очень благодарна за то, что многие из вас принимают активное участие в жизни странички: вы присылаете свои истории, просите помочь найти уже ранее опубликованные и просто желаете хорошего дня! Мне очень приятно, что моя работа не завершается лишь на том, что вы возвращаетесь только для того, чтобы прочитать очередной рассказ, но и даёте обратную связь, которая выражается в вопросах, эмоциях, предложениях, пожеланиях, возражениях, просьбах… Это важно! Это главное свидетельство о том, что я стараюсь не зря! Мне нравится то, что я делаю, и, когда-то простое хобби и увлечение - отчасти стало моей постоянной занятостью. Это на самом деле огромный труд, требующий много времени.

Отдельной строкой я хочу выразить огромные слова благодарности всем, кто поддерживал страничку! Ниже, в комментариях к этому посту я упомяну каждого, кто помог, и, буду это делать всегда. Спасибо, что остаётесь неравнодушными…

А ещё, я хотела бы сегодня поделиться с вами одной новостью… Так случилось, что в конце прошлого месяца я попала на операционный стол... Не буду мучать вас долгими рассказами о том, как более шести часов хирурги колдовали надо мной и т.д. Понимаю, что людей много, люди разные, в том числе и их мнения, но в то же время я не против поделиться своей историей с теми, кому это действительно интересно.

В любом случае, итог таков, что это было неожиданно, а впереди – долгие месяцы восстановления и относительной беспомощности... И, как бы я не сопротивлялась... - сама я не справлюсь...

Друзья, я прошу помощи у ВАС...

Я обращаюсь к каждому, кто может пожертвовать любую сумму, которая не ухудшит ваше положение. Я прошу каждого, у кого есть несколько минут и возможность для того, чтобы пожертвовать незаметные для кого-то, но так необходимые для меня даже 10 рублей... Прошу вашей поддержки… Прошу вас, простите меня, что обращаюсь к вам с такой просьбой и таким прямым текстом, а не из-за угла и мягко-лестно…

В ближайшие несколько месяцев мне необходимо собрать не малую сумму и вернуть за медицинское вмешательство… сама я не смогу, сама я не справлюсь… от того страшно… а ещё стыдно… мне очень стыдно произносить такие слова…

Друзья, я очень надеюсь и жду вашей поддержки! Каждую секунду я молю Бога о помощи и свято верю в то, что я не останусь одна… Я всегда старалась откликнуться на ваши вопросы, просьбы и сообщения, а сейчас, я прошу откликнуться вас…

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас! Пусть даже это будут 10 рублей…

Если Вы находитесь в РФ, помощь можно оказать по этой ссылке: https://sobe.ru/na/j2C2g1L1Y0q7

Если Вы находитесь за пределами РФ, помощь можно оказать по этим реквизитам: номер счёта: 31 1090 1476 0000 0001 5012 9253 (USD) или по номеру телефона: +48888166663 (Польша).

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓