Любовь, как она есть

Мне тогда было пятнадцать лет и, конечно же, я как все девчонки грезила о большой и светлой любви. Но в зеркале моя реальность была жесткой: нос почти на все лицо, глазки, как у мыши, брови и ресницы — такие белесые, что их практически не было видно невооруженным глазом, а уши — Чебурашка мог бы позавидовать. Этакая нескладная каланча без единого внешнего признака женской стати. Единственное, что у меня было хорошего, так это густые волосы пшеничного цвета, похожие на волны моего любимого Черного моря.

***

Он жил в доме напротив на втором этаже в квартире с балконом, для дореволюционного фонда Одессы это большая редкость, и учился он со мной в первой гимназии, только на класс старше. Все в нем было идеально, словно былинный богатырь, даже имя было подстать – Даниил. Но один подвох все-таки был – он знал о своей красоте.

На первых красавиц школы смотрел свысока, делал одолжение, разговаривая с ними. Да и женская часть преподавательского состава благоволила ему, умом он тоже был не обижен, поэтому, умело всем этим пользуясь, Даня ходил в отличниках. Куда уж мне, с моей внешностью помеси леприкона с чебурашкой, мозолить красавцу глаза. Я тихо вздыхала, наблюдая за ним издалека, и горько плакала по ночам в подушку от безысходности.

Апрельский день был сырым. Над городом постоянно проплывали грузные тучи, и когда какая-нибудь уставала от своей тяжести, проливался дождь. Капли были такими крупными, хватало одной, чтобы стать совершенно мокрой. Отчего улицы были неприглядно серыми с чавкающей грязью под ногами.

Мой кумир шел по Нежинской в окружении друзей и подружек, громко смеясь и что-то обсуждая. Я, как обычно, тенью на почтительном расстоянии за ними. Вдруг из-под воротни прямо на них выскочил рыжий котенок, ударился об чьи-то ноги, и кто-то с испугу пнул его на проезжую часть. В этот момент с перекрестка трогается автомобиль. Замызганного малыша, вжавшегося в брусчатку, водитель просто бы не заметил.

Даниил кинул ранец и ринулся за котенком. Бордюр был скользким, и парень рухнул на грязную брусчатку, дотянулся до малыша, схватил и сел прямо там, на дороге. Повезло, что автомобиль медленно набирал скорость, водитель успел объехать Данила. Тот сидел в своем шикарном, грязном костюме, прижимая к груди дрожащего котенка, и плакал, то ли от боли, то ли от радости, что спас животинку. Друзья же ржали и с удовольствием снимали его на мобильные телефоны.

— Пошли вон, уроды! — закричала я, размахивая ранцем, — кто будет снимать, покалечу!

— Эта ненормальная может, — отпрянули одноклассники, — ладно пошли, у нас и так уже все снято.

И они, весело переговариваясь, тыкая друг другу телефоны, ушли. Я помогла встать Дане, он сильно ушиб правое калено.

— А ты бесстрашная, Валюха, я уж подумал, что точно всех положишь этим своим рюкзаком, — морщась, улыбался Даниил.

— Ты даже знаешь мое имя, — удивилась я.

— А как же! Должен же я знать, кто каждый день меня преследует.

Мы доковыляли до его дома и поднялись в квартиру. Он умылся и переоделся, я сделала ему на колено йодовую сетку и обмотала эластичным бинтом.

Loading...

— Ладно, жить буду, моя спасительница, теперь помоги мне с котом, пожалуйста.

Вымытый, подсохший котенок был прехорошенький – золотой, пушистый комочек с янтарными глазками.

— Как ты его назовешь? Я бы нарекла Апельсином.

Даня засмеялся.

— Прикольно! Пусть так и зовется – Золотой Апельсин.

Котенок поел и уснул, а мы пили чай с молоком и бутербродами. И говорили, говорили, перебивая друг друга, сколько же, оказывается, у нас было общего и интересного. Потом пришли его родители с работы, и я ушла домой.

Мама весь вечер искоса смотрела на мою блаженную улыбку, но так ничего и не спросила. Спать ложилась я счастливая. Вдруг мяукнул мой телефон, пришло сообщение. Господи, теперь я точно знаю, что ты есть и помнишь о моем существовании.

«Я не успел тебя за все поцеловать, моя спасительница. Обещай, что после школы ты зайдешь ко мне!»

Ну, конечно же! Могу и до школы, и вовремя школы и после школы, да когда угодно зайти к моему герою.

***

Мне не спалось. Я пила чай с молоком, на коленях лежал мурчащий Апельсин, из спальни доносилось похрапывание мужа, мы уже пять лет женаты. Почему-то вспомнила эту далекую историю нашего необычного знакомства с ним.

— Ой, — вырвалось у меня, ребенок сильно толкнулся в животе.

Поняла: для тебя, мой долгожданный, вспомнила, чтобы ты уже знал, какой герой наш папка.

Автор: Екатерина Яковлева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...