Уважаемые наши читатели и подписчики! Уделите пожалуйста несколько минут! Это очень важно!

Мы очень нуждаемся в вас... Поддержите! Важна любая помощь...

Ливень

Вот никчемная игрушка! Перед выходом из дома Захар привычно поинтересовался у маленькой бирюзовой коробочки, стоящей в углу:

— Алиса, что с погодой?

«Плюс двадцать три. В ближайшие два часа дождя не ожидается».

Странно. С утра интернет пугал предупреждениями о резком ухудшении погоды, ливневых дождях и грозах. Значит, время ещё есть. За два часа он как раз успеет доехать до Толика, забрать необходимые вещи из его гаража и вернуться обратно.

Не успел. Уже садясь в машину, заметил первые капли.

— Толь, давай до дома подброшу. Промокнешь.

— А давай. — Толик торопливо закрыл гараж. — А то что-то подозрительно сильно потемнело.

Едва друг скрылся в подъезде своего дома, как потемневшее небо обрушилось на город сильнейшим ливнем. Молнии прорезали небо во всех направлениях. Казалось, кто-то растянул на нём огненную неоновую сетку. Грохотало так, что закладывало уши. Дороги тут же скрылись под потоками теплой мутной воды.

«Надо выбираться». — Захар, переждавший первый яростный залп, решительно завёл машину. Ехать придётся по окружной. Так дальше, но там меньше машин, да и ливнёвка получше, чем в городе.

Но едва он выехал на окружную дорогу, буря грянула повторно. Сначала остановился, но потом всё же осторожно двинулся вперёд. Видимость была настолько плохой, что он с трудом различал впереди контуры других машин. Дворники еле-еле справлялись с серой стеной дождя. Захар пристально вглядывался в размытый мир за стеклом машины.

Вдруг мужчине показалось, что на обочине мелькнула маленькая фигурка. Он притормозил. Спешить всё равно нельзя, а если не показалось, и тот человек каким-то образом оказался здесь в такую непогоду, то ему нужно помочь.

Захар терпеливо ждал и увидел человека вновь. Сначала из-за мокрого стекла ему показалось, что это девушка, но почти тут же он понял — ребёнок. Худенький светловолосый мальчик. Промокшая насквозь футболка облепила выпирающие острые лопатки, давно нестриженные светлые волосы свисают сосульками. Мальчик осторожно пробирался по раскисшей обочине, скользя и вздрагивая от оглушительных ударов грома. Что делает здесь ребёнок? Один? В такую погоду?

Он знал, что сейчас такое время, когда прежде, чем помочь, приходится тысячу раз подумать. Что его могут обвинить бог знает в чём, если он посадит пацана в машину. Но бросить мальчика просто так на этой страшной полупустой дороге в такую грозу он не мог.

Захар опустил стекло.

— Эй, — перекрикивая ливень, позвал мальчишку — прыгай сюда.

Мальчик без всякой опаски, обрадованно бросился к машине. Открыл дверь и замер.

— Я мокрый весь. — Виновато сказал он. — А у вас машина новая.

— Садись быстрее! — Поторопил Захар.

Мальчик забрался на сидение и закрыл дверь. Вокруг него сразу же образовалась лужа.

Захар протянул руку и достал с заднего сидения спортивную сумку. Хорошо, что среди вещей, которые он забрал у друга, есть то, что сейчас может очень пригодиться.

— Футболку снимай. — Велел он, доставая тонкое полотенце. — Вытирайся. Оно хорошо впитывает. Штаны, кстати, тоже можешь снять.

Мальчишка покосился на него, но послушно стянул мокрые вещи и принялся вытираться. В последнюю очередь вытер сидение. Смущённо посмотрел под ноги.

— Пол вытирать не нужно. — Предупредил его Захар. — Там специальные коврики. Держи.

Напоминающий сейчас недавно вылупившегося птенца, случайный спутник Захара с облегчением натянул предложенную сухую футболку, в которую при желании мог завернуться дважды. Волосы его начали подсыхать и распушились так, что голова теперь напоминала слегка примятую шапочку одуванчика. Мальчик посмотрел на стену дождя за окном и улыбнулся.

— Спасибо. Я вообще не боюсь грозы, но сегодня было страшно.

— Сегодня даже мне было страшно. — Успокоил его Захар. — Ты как очутился здесь?

Мальчик опустил глаза и пояснил.

— Я к дедушке ехал.

— Ехал?

— Ну да, сначала. А потом шёл.

— Так. — Захар посмотрел теперь строго. — Зовут тебя как?

— Петя. Лавров Пётр.

— А я Захар Новиков. Для тебя дядя Захар. Давай, Пётр Лавров, излагай по порядку, что с тобой приключилось.

— А что излагать. — Мальчик шмыгнул носом и отвернулся к окну. — Сначала жили, как все. Я, мама и отец. А потом мама умерла, когда рожала сестру. Точнее, они обе умерли. А папа начал пить. Сначала сильно очень. Потом остановился. Я думал, что теперь всё. Обрадовался очень. Но в прошлом месяце его с работы уволили.

— Сорвался? — Сочувственно спросил Захар.

Петя мрачно кивнул.

— Ага. Начал вещи продавать. Сначала мамино кольцо и цепочки. Потом фотоаппарат, ноутбук. Ну, и ещё... Я хотел его остановить, просил. Он соглашался. Плакал даже. А вчера ударил меня.

На глаза мальчишки навернулись слёзы обиды от пережитых воспоминаний.

— Вот я и решил, что уеду к дедушке. Это мамин папа. У меня всё равно каникулы, а отец. Пусть он делает, что хочет, раз ему на меня наплевать.

— Ясно. — Захар задумчиво барабанил пальцами по рулю. — А здесь как оказался?

— Дедушка в Михайловке живёт. Туда на автобусе ехать надо. Я на вокзале тому дядьке, что билеты проверял, сказал, что мама уже в автобусе, а я бегал в туалет. Он поверил. Думал, доеду. А водитель заметил, что я один. Остановился и стал билет требовать. Ну, и высадил.

— Посередине дороги? И не заступился никто.

Петя покачал головой.

— Нет. Кто-то сделал вид, что спит, кто-то в окно смотрел. А у половины наушники, они вообще ничего не слышали.

— Ну ты же небольшой ещё. А если бы с тобой случилось что-то?

— Вы думаете, кому-то до этого есть дело? — Грустно спросил мальчик. — Я долго шёл. Думал до остановки какой-нибудь дойти, а там опять попробовать уехать. Но здесь почему-то нет остановок. И никто ни разу не остановился. А потом гроза эта. Страшно стало. Я так обрадовался, когда вы позвали.

— Петь, но это ведь тоже страшно. Вдруг бы маньяк какой-нибудь, или не слишком порядочный человек.

— Иногда, из-за одного страха забываешь о другом. — Вздохнул Петя. — Теряешься и не понимаешь, что сейчас хуже.

Он тревожно посмотрел на Захара.

— Но ведь вы же...

— Нет, конечно. Скажи, куда тебя отвезти. Может быть, всё же домой?

— Дядя Захар, — голос Пети звучал умоляюще — отвезите меня к дедушке, пожалуйста. Только...

Он погрустнел и прошептал:

— Только ведь дождь...

— И что? — Не понял Захар.

— Там грунтовка. Мы не проедем.

— Во-первых, там, может, такого дождя и не было. — Успокоил он Петю. — А во-вторых, эта машина полноприводная, и клиренс у неё высокий. Проедем.

— Правда?! — Просиял мальчик.

— Правда. Поехали.

По дороге Петя задремал. Захар смотрел на него и, если честно, то готов был убить Петиного отца. Встретил бы его, сказал: «Бог дал тебе такое чудо, мужик. Сына. Здорового, умного, смелого. Что ж ты не ценишь-то ни хрена!»

Будить мальчика было жалко, но найти нужный дом без Пети Захар не мог. Он осторожно тронул худенькое плечико. Мальчишка испуганно встрепенулся, но увидев его, успокоился.

— Куда дальше, Петь?

— Вот сюда, дядя Захар, до конца улицы и направо. От поворота третий дом.

Калитка была заперта, но Петька ловко подтянулся на руках, перевесился на другую сторону, щёлкнул чем-то, и калитка вместе с висящим на ней мальчиком медленно открылась в сторону Захара. Он легко поднял Петю, поставил его на дорожку, и мальчишка побежал к дому.

«Вот и всё». — Подумал он. — «Теперь мальчик хотя бы с дедушкой. Надо только вещи его отдать».

— Дядя Захар! — Петя выскочил на крыльцо. — Дядя Захар! Там дедушка!

Он бросился в дом. Пожилой мужчина полулежал в кресле. Левая рука его безжизненно висела, губы приобрели синеватый оттенок. Захар торопливо пощупал пульс. Есть!

— Надо скорую вызывать срочно. — Он достал телефон.

— Пока они доедут, и здоровый умрёт. — Повторил чьи-то слова Петя. — Дядя Захар, здесь рядом тётя Ира живёт. Она врач! Я сейчас!

Захар приподнял Петиного дедушку и посадил его поудобней. Ослабил воротник рубашки. Открыл окно. Заметил на тумбочке нитроглицерин, положил таблетку старику под язык.

— Здравствуйте! — В дом почти вбежала молодая женщина. — Ох, и вовремя вы приехали. Василий Никитич, миленький, сейчас.

— Я нитроглицерин дал. Одну таблетку.

Женщина кивнула. Поняв, что его помощь больше не нужна, Захар вышел на крыльцо.

— Дедушка что, умер? — Дрожащим голосом спросил Петя. В длинной, висящей на нём мешком Захаровой футболке он казался маленьким и жалким.

— Да Бог с тобой, Петька. Что ты ерунду говоришь!

Мальчик облегчённо выдохнул и прижался к Захару. Так они и стояли вдвоём на крыльце, пока не вышла женщина.

— Тётя Ира! — Бросился к ней Петя. — Как дедушка?

— Уже лучше. Успели. Сердце у Василия Никитича слабое. Я ему уже и препараты назначала для постоянного приёма, да он не слушает меня.

— Тётя Ира, теперь я приехал. — Петя выпрямился. — Буду следить за дедушкой!

— Ирина, — вступил в разговор Захар — вы мне напишите, что надо. Я съезжу, куплю. А Петя проследит, чтобы дедушка не забывал принимать.

Женщина внимательно посмотрела на Захара, ещё раз оглядела мальчика.

— Петь, а ты чего в таком виде?

— Это мне дядя Захар свою одежду дал, моя промокла.

— Ясно. А папа где?

Петя молчал.

— Опять, да?

— Опять. — Вздохнул Петя.

— Захар, — позвала Ирина, — проводите меня, пожалуйста. У меня Юрик, сынишка, дома один остался. Я вам напишу, что из лекарств надо. А Петя присмотрит за Василием Никитичем.

— Как вы познакомились с Петей? — Спросила женщина, когда они отошли.

Захар коротко описал ситуацию.

— Господи, загубит Сергей мальчика. Дедушка не вечен. — Вздохнула она. — Отец у него человек неплохой. Только смерть жены подкосила. Мы с Людой дружили с детства. И Серёжу я знаю. Он в горе своём берегов не видит. Про Петю забыл совсем. А он ведь славный мальчишка, добрый очень. Спасибо вам, Захар, что привезли его. Страшно подумать, что могло бы случиться.

— Да за что спасибо. — Смутился Захар.

— За то, что доброе дело сделать не побоялись. Думаете я не знаю, как смотрят на мужчин, когда они подходят к чужим детям? Я и сама так же смотрю. Потому что страшно. Потому что безнаказанность своё дело делает. А из-за вот таких нелюдей, хорошие люди часто боятся помочь.

— Вы правы. Сомнения были. Но оставить Петю там, на дороге, я всё равно не мог.

— Вот за это спасибо вам я и сказала. Подождёте? Распишу лечение для Василия Никитича.

Когда Захар вернулся в дом, Петя с дедушкой уже пили чай.

— Проходите, пожалуйста. — Поприветствовал его старик. — Спасибо, что внука привезли. И меня, выходит, с того света вытащили.

— Да разве же это я. Это соседка ваша.

— Ирочка — ангел. Частенько спасает меня, старого упрямца. Но сегодня, если б не вы...

Они пили чай и разговаривали. Оказалось, что оба любят рыбалку. Захар рассказал, как рыбачил недавно на море. Петька переводил счастливый взгляд с одного на другого.

— Вы, Захар, приезжайте. — Звал Василий Никитич. — Я вас отведу за линями. Уверяю, вы таких линей в жизни своей не видели.

Захар приехал. Сначала лекарство привёз. Потом заезжал, потому что уж очень звал Петя. И за линями они сходили.

— Дедушка! — Восторженно кричал Петя. — Ты только посмотри, какую удочку подарил мне дядя Захар! Я теперь точно больше вас обоих наловлю!

Незаметно пролетело лето. Петька втайне от Василия Никитича рассказал Захару, что в октябре у дедушки юбилей — восемьдесят лет. К этой дате они готовились. И подарок выбирали вместе. Жил Петя по-прежнему у старика, Ирина помогла перевести его в местную школу. Отец часто приезжал навещать сына, и мальчик шёпотом сообщил Захару, что «кажется, папа больше не пьёт».

* * * * *

— Дорогой Василий Никитич, — Захар поднялся- поздравляю вас с вашим праздником. Будьте здоровы и живите ещё долго и счастливо всем нам на радость!

Сергей, которого он сегодня впервые увидел, к рюмке, действительно не притрагивался. Смотрел на юбиляра виновато, а на Захара настороженно. Смущало его, видно, что Петя так к чужому мужику относится.

А Петя не смущался. Он был очень доволен, что дедушке понравился их с Захаром подарок. А ещё всё время таинственно поглядывал на сидящую за столом Ирину.

— Тётя Ира, а вы когда дедушке говорить будете?

Сергей тоже посмотрел на женщину и попросил.

— Позволь, я сам скажу?

Она кивнула.

— Мы, Василий Никитич, решили с Ирой жить вместе. Останемся здесь, в Михайловке, рядом с вами. Петя согласен.

— Я согласен! — Важно подтвердил Петя. — И тёть Ирин Юрик мне будет, как брат.

— Я рад. — Просто сказал Василий Никитич. — Если вы будете счастливы, то мне, что ещё надо. Только, Сергей, ты учти, Иру и Петьку я в обиду не дам. Не смотри, что старый

— Не будет больше ничего такого, Василий Никитич. Я вам слово даю.

Посидели ещё немного. Василий Никитич вышел проводить Захара.

— Спасибо, Захар, что поздравить приехал. Меня не забывай, приезжай, я ждать буду.

— Приеду, Василий Никитич. Вы с Петей мне теперь, вроде как, не чужие.

— А то оставайся сегодня, смотри, как небо нахмурилось, ливень будет.

Захар садился в машину, когда на землю упали первые тяжёлые капли. Подумаешь, ливень. Главное, что всё получилось правильно. Он уже знает, что ливень — это не всегда плохо...

Автор: Марина Пивоварова-Гесс

Дорогие читатели!

Меня зовут Ева. Я руководитель и главный редактор этой странички. Многие из вас со мной знакомы (из вопросов и сообщений на странице), со многими мы успели подружиться, а с некоторыми даже встретиться! Сегодня, я ещё раз хочу выразить слова огромной благодарности всем, кто остается в числе подписчиков и постоянных читателей этой странички!

Я очень благодарна за то, что многие из вас принимают активное участие в жизни странички: вы присылаете свои истории, просите помочь найти уже ранее опубликованные и просто желаете хорошего дня! Мне очень приятно, что моя работа не завершается лишь на том, что вы возвращаетесь только для того, чтобы прочитать очередной рассказ, но и даёте обратную связь, которая выражается в вопросах, эмоциях, предложениях, пожеланиях, возражениях, просьбах… Это важно! Это главное свидетельство о том, что я стараюсь не зря! Мне нравится то, что я делаю, и, когда-то простое хобби и увлечение - отчасти стало моей постоянной занятостью. Это на самом деле огромный труд, требующий много времени.

Отдельной строкой я хочу выразить огромные слова благодарности всем, кто поддерживал страничку! Ниже, в комментариях к этому посту я упомяну каждого, кто помог, и, буду это делать всегда. Спасибо, что остаётесь неравнодушными…

А ещё, я хотела бы сегодня поделиться с вами одной новостью… Так случилось, что в конце прошлого месяца я попала на операционный стол... Не буду мучать вас долгими рассказами о том, как более шести часов хирурги колдовали надо мной и т.д. Понимаю, что людей много, люди разные, в том числе и их мнения, но в то же время я не против поделиться своей историей с теми, кому это действительно интересно.

В любом случае, итог таков, что это было неожиданно, а впереди – долгие месяцы восстановления и относительной беспомощности... И, как бы я не сопротивлялась... - сама я не справлюсь...

Друзья, я прошу помощи у ВАС...

Я обращаюсь к каждому, кто может пожертвовать любую сумму, которая не ухудшит ваше положение. Я прошу каждого, у кого есть несколько минут и возможность для того, чтобы пожертвовать незаметные для кого-то, но так необходимые для меня даже 10 рублей... Прошу вашей поддержки… Прошу вас, простите меня, что обращаюсь к вам с такой просьбой и таким прямым текстом, а не из-за угла и мягко-лестно…

В ближайшие несколько месяцев мне необходимо собрать не малую сумму и вернуть за медицинское вмешательство… сама я не смогу, сама я не справлюсь… от того страшно… а ещё стыдно… мне очень стыдно произносить такие слова…

Друзья, я очень надеюсь и жду вашей поддержки! Каждую секунду я молю Бога о помощи и свято верю в то, что я не останусь одна… Я всегда старалась откликнуться на ваши вопросы, просьбы и сообщения, а сейчас, я прошу откликнуться вас…

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас! Пусть даже это будут 10 рублей…

Если Вы находитесь в РФ, помощь можно оказать по этой ссылке: https://sobe.ru/na/j2C2g1L1Y0q7

Если Вы находитесь за пределами РФ, помощь можно оказать по этим реквизитам: номер счёта: 31 1090 1476 0000 0001 5012 9253 (USD) или по номеру телефона: +48888166663 (Польша).

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓