Куркуль и сваха

Откуда появился в городке этот большой суровый и замкнутый мужчина богатырского телосложения, толком никто не знал, хотя болтали разное, ссылаясь на якобы «верные» источники.

На самом деле известно было лишь то, что звали его Лёней, жил он один в своём маленьком, сгорбившемся под бременем лет домике на окраине, и работал в местном леспромхозе водителем лесовоза, заколачивая по тем временам немалые деньги. Работал Лёня безотказно, как железный, в будни, выходные и праздники, если начальство просило.

Несмотря на большие заработки, жил Лёня очень скромно, покупая только самые необходимые продукты и папиросы, носил старую, заношенную, но чистую и заштопанную одежду. По гостям не ходил и у себя никого не принимал, зарплаты с мужиками не «обмывал», а каждый месяц аккуратно относил в сберкассу. За это местные быстро наградили Лёню обидным прозвищем Куркуль.

Прельщённые высокими заработками непьющего Лёни, местные вдовушки и разведенки начали настойчиво набиваться в невесты, но все хитроумные попытки обольщения сурового холостяка были бесповоротно отвергнуты.

Однажды к лесному вагончику пришла мокрая от моросящего холодного дождя, грязная, ободранная кошка. Худющая, как скелет, она, казалось, вся состояла из больших глаз, торчащего острыми зубьями позвоночника, тоненького прутика хвоста и огромного живота.

Большой живот кошки, видимо, и стал причиной отправки бедолаги в лесную безвозвратную «командировку» почти за двадцать километров от их небольшого города.

Потихоньку прокравшись в вагончик, где люди собирались обедать, кошка с последней надеждой смотрела на рабочих и хрипло мяукала. Её шатало от слабости.

Молодой румяный парень, слывущий трусом и балаболом, решил публично проявить «характер» и повеселить мужиков. Он схватил животное за шиворот, и, не спеша, направился к двери, картинно размахивая отчаянно сопротивляющейся кошкой, дрыгающей худыми слабыми лапами. — Прибить эту тварь, чтоб не плодилась и заразу не разносила! — прозвучал скорый приговор «вершителя судеб» над беззащитной скиталицей, как вдруг чья-то железная рука схватила его за плечо, сжав словно тисками.

Повернувшись, он поднял вверх глаза и увидел побелевшее от гнева лицо Лёни Куркуля, который вынул из его ослабевшей руки кошку и положил на пол.

— Не трожь! — выдохнул ему в лицо заступник и, легко приподняв, выкинул из вагончика.

Брезгливо отряхнув руки, Лёня осторожно поднял кошку, сунул её под рабочую куртку, взял свой свёрток с обедом и ушёл в машину.

Рядом с вагончиком топтался обидчик бродяжки, не решаясь зайти. Проходя мимо него, Лёня одной рукой притянул его к себе, заглядывая в бегающие глаза:

— Не ты ли завёз и выбросил? Смотри у меня! — Куркуль поднес к носу парня огромный кулак.

В теплой кабине защитник посадил затравленно глядящую на него кошку на сиденье и покрошил на газету варёное яйцо и хлеб.

— Ешь!

Кошка сначала робко и неуверенно подбирала крошки, затем, осмелев, начала жадно, не прожевывая, как собака, заглатывать всё, что давал ей этот великан.

Так в домике Лёни появился новый член семьи — пёстрая большеглазая домоседка, такая же нелюдимая, как и он сам, кошка Мурка. Через несколько дней пребывания Мурки в доме, хозяин забыл про расплодившихся вездесущих, обнаглевших мышей, скребущихся по ночам и грызущих всё подряд.

Всех их истребила и прогнала благодарная кошка. Теперь, возвращаясь с работы, он с улыбкой заходил в свой ставший вдруг уютным дом, где его ждала и, искренне радуясь, встречала живая душа.

Обыкновенная, неказистая кошка Мурка принесла с собой свет и тепло, щедро даря их своему спасителю.

Через две недели Мурка окотилась. Шестеро крошечных слепых котят лежали на старом одеяле хозяина, зарывшись в тёплую шерсть матери.

Куркуль, никогда не видевший ничего подобного, пошёл к соседке, державшей коз, и купил баночку молока, договорившись с пожилой женщиной брать его каждый вечер. Кошка, зажмурившись от удовольствия, с жадностью лакала козье молоко.

Новоиспеченного хозяина не страшила такая значительная прибавка в семействе. Никогда ранее он не испытывал такой светлой радости и желания заботиться о маленьких живых существах. Не смущало его и то, что досужие кумушки теперь окрестили Лёню Куркуля ещё и кошатником.

Он не обращал никакого внимания на язвительность отвергнутых «невест», тем самым нанося озлобленным женщинам очередной удар по самолюбию.

Котята быстро подрастали, вскоре они сами начали пить молоко, кушать супы, каши и выходить во двор. Мурка повадилась сидеть около калитки, наблюдая за тем, что происходит на улице.

Loading...

Как-то вечером Лёня пошёл в магазин. Кошка с котятами гуляла во дворе. Возвращаясь с покупками, хозяин удивился. Его полудикая кошка сидела на руках у молодой женщины и, мурча от удовольствия, тёрлась головой об её платок, а котята толпились возле ног. Это была работница местной почты Люба, он видел её, когда выписывал газеты.

Люба после окончания школы сразу устроилась работать на почту. Потом вышла замуж, но брак был неудачным и вскоре распался. Жила Люба в половине родительского дома, другая половина принадлежала её брату, жившему с семьёй в другом городе. Своей половиной брат не пользовался, но и отдать сестре не пожелал, так и стояла она закрытой и заброшенной.

Жила Люба не одна, у неё было большое беспокойное хозяйство — семь собачек. Несколько лет назад маленькая рыжая собака Аська, больная, ослабевшая от голода, с большим животом пришла к зданию почты умирать, забившись под крыльцо, откуда была вызволена Любой и унесена домой. Позже, в знак благодарности, Аська подарила своей спасительнице шестерых хорошеньких щенков.

Выросшие дети Аськи были похожи на неё внешне и обладали таким же серьёзным недоверчивыми характером, как и их мать. Маленькие звонкоголосые охранники были всегда начеку, бдительно охраняя свою хозяйку.

Всем на удивление Люба шила из старых кофт и тёплых платков одежду для своих питомцев, в которой они разгуливали в холодную погоду. Жители городка считали это странной причудой, называя дружное семейство собак «псарней», а хозяйку Любу «собачницей».

Люба, гладя Мурку, улыбалась. Лёня, покраснев, заглянул в добрые глаза этой женщины и пропал, окончательно и бесповоротно. Не зная, что сказать, он кивнул ей, взял кошку и пошёл домой.

Хитрая кошка начала по вечерам ждать, когда Люба, возвращаясь с работы, пройдёт мимо их дома. Пушистая сваха выбегала навстречу доброй приветливой женщине и, как ребёнок, просилась на ручки, лукаво поглядывая на хозяина.

Часто Лёня издали поглядывал, как вечерами Люба прогуливалась по улице со своей «псарней», одетой в пёстрые, самодельные наряды и улыбался.

Мурка со временем подружилась с Аськой и её детьми. Она безбоязненно подбегала к Любе вместе с повзрослевшими котятами.

Накануне 8 Марта Лёня тщательно побрился, надел купленный новый костюм с белой рубашкой и, завернув в газету большую ветку мимозы, отправился на почту.

Выждав, пока все клиенты уйдут, он подошёл к Любе и, покраснев, как школьник, вручил ей газетный свёрток.

— Вот… С праздником, Люба.

Люба развернула газету и, бережно достав мимозу, вдохнула её чудесный свежий аромат. Они стояли и молча смотрели друг на друга. Слова здесь были не нужны.

На почту пришли две клиентки из досужих кумушек и стояли, ухмыляясь и перешёптываясь. «Сарафанное» радио сработало чётко и понесло по всей округе:

— Слыхали? Кошатник Куркуль с Любкой собачницей роман закрутили! Вот вам и тихони!

Мурка, имея свой собственный план сватовства нерешительного хозяина, вечерами начала ходить к Любе в гости. Первый раз Люба принесла её домой, передав в руки встревоженному хозяину.

Потом Лёня сам стал ходить за кошкой и подолгу пил чай, разговаривая с хозяйкой. О чем говорили, не знали ни собаки, ни Мурка, заговорщицки переглядывавшаяся с Аськой, но, наверное, о добром, раз всё время улыбались.

Кошка сваха сидела рядом с Аськой, наблюдая мудрыми, с лукавыми искорками, глазами за этими двумя лучшими на свете людьми. Собачки, подрёмывая, лежали у их ног.

В начале лета директор леспромхоза получил повышение в должности и уезжал с семьёй в областной центр. Узнав об этом, Лёня сходил на приём к директору и, взяв отгул, направился в сберкассу.

Через неделю все жители окраины ахнули. Лёня с Любой хозяйничали в большом кирпичном коттедже бывшего директора. Лёнька Куркуль купил его вместе с немалым участком и со всей обстановкой для новой большой и дружной семьи!

Мурка и Аська со своим многочисленным семейством вовсю хлопотали вместе с любимыми хозяевами, осваивая большой дом и сад.

Всем хватало места и тепла в доме Лёни и Любы с их замечательными, умными и преданными питомцами. А как может быть иначе? Ведь вместе с ними в доме поселились счастье и любовь!

Автор: Наталия С.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...