Как ребенок

— Тетя Таня, возьмите собаку, — Таня уже почти подошла к подъезду, когда к ней подбежал соседский мальчишка. Лицо его было заплаканным, но очень решительным. А около его ног перебирала лапами маленькая грязная собачка.

— Славик, я не могу. А ты где ее нашел?

— Никто не может… — Славик пропустил вопрос мимо ушей, немного помолчал, но все же решил не сдаваться. – Ну пожалуйста! Мама мне не разрешает ее домой забрать. А она совсем маленькая, ей на улице одной нельзя.

— Да, мне тоже мама не разрешала домой собак приводить.

— Ну Вы же сейчас взрослая, Вас никто не заругает.

— Прости, Славик… — покачала головой Таня и пошла к подъезду.

Таня всю жизнь жалела бездомных животных. И в детстве тоже частенько пыталась кого-нибудь поселить дома. Но мать никогда не разрешала.

«Вот когда сама начнешь зарабатывать на еду, тогда и приводи кого хочешь,» — говорила она.

Смешно, но через год после свадьбы Танин муж заявил то же самое. Таня поддалась на уговоры соседки, у которой окотилась кошка, и взяла одного котенка. Но муж заставил вернуть животное. Дескать, у меня нет возможности содержать еще и кота. Таня тогда временно не работала и жила на деньги мужа. Поэтому она послушалась.

Таня зашла в пустую квартиру и устало опустилась на пуфик у дверей. Ничего не хотелось. Даже разуваться. Так бы и сидела бесконечно.

До ухода мужа Таня после работы активно начинала заниматься домашними делами. Муж приходил позже, и она торопилась успеть приготовить свежий ужин и по возможности справиться с домашними делами. Чтобы после ужина, не отвлекаясь, сидеть и слушать рассказы мужа о работе.

Мать ей говорила: «Таня, не надо так в мужике растворяться! Скучно ему с тобой станет». Но Таня не верила. Как же может человек заскучать от любви и внимания?

Да и самой ей нравилось окружать его заботой. На работе женщины жаловались, что надоело им готовить, убираться, о домработницах мечтали. А Таня улыбалась и молчала. Ей вовсе не в тягость была вся эта домашняя суета.

Не в тягость, когда муж рядом был. А вот для себя ничего не хочется делать.

Заставив себя разуться и снять плащ, Таня прошла в ванну. Она помыла руки, сняла косметику и принялась внимательно разглядывать свое отражение в зеркале.

«Ничего, ничего… — утешала она себя. – Мы еще повоюем». Но из зеркала на нее смотрела усталая женщина с потухшим взглядом и неопрятной прической.

При муже ей хотелось ухаживать за собой. Она тратила половину зарплаты на услуги косметолога, персонального тренера. Еженедельно посещала массажиста и каждый день делала сложный макияж.

— Танька, ну он хоть ценит? — качала головой мать. – Вечно ходит надутый, как сыч болотный, никогда слова доброго не скажет.

— Мам, ну просто характер у него такой, — защищала мужа Таня, хотя сама очень расстраивалась из-за неизменно плохого настроения мужа.

А потом оказалось, что мужу не нужна ее забота. И ухоженная внешность не нужна. Он ушел от нее к женщине, которая на 7 лет его самого старше. С двумя детьми и лишним весом.

— Ты, Тань, ребенок еще, — объяснил он ей. – Мне нужен рядом взрослый человек. Самобытный, интересный. А ты мне в рот заглядываешь и слушаешься во всем. Я устал от этого.

Таня плакала и умоляла его остаться. Обещала, что исправится, говорила, что готова ради него на все. Муж только морщился в ответ.

— Ты, Танька, и правда, как ребенок, — ругала ее мать, когда Таня пришла за утешением. – Хоть раз бы топнула ногой и сделала бы по-своему. Или его заставила бы решение переменить. Конечно, он заскучал от твоего вечного послушания.

Таня тогда сидела на материнской кухне и слушала привычный поток обвинений. Никогда она не была хорошей ни для матери, ни для мужа. Сколько бы она не слушалась, сколько бы не пыталась угодить, всего было мало.

Зайдя на кухню, Таня равнодушно посмотрела на скопившуюся в мойке грязную посуду и открыла холодильник. Кусок сыра и упаковка сосисок.

Она сделала себе бутерброд, налила чай и поставила все это на подоконник. Почему-то со дня ухода мужа она перестала есть за кухонным столом. Предпочитала завтракать и ужинать стоя у окна.

За окном накрапывал дождь. Молодые мамашки с детьми разбежались с детской площадке, боясь промокнуть. И только одинокий маленький мальчик, сжавшись, сидел на лавочке.

Loading...

«Славик, — подумала Таня. – Надо же какой верный. Не бросает друга».

И Таня неожиданно для себя расплакалась. Она плакала о себе, о своей неудавшейся семейной жизни, о маленькой бездомной собаке, о верном и смелом маленьком мальчике.

«Да какого черта!» — Таня вытерла слезы, накинула плащ и вышла из квартиры.

— Славик! – позвала она мальчика, открыв дверь подъезда. – Слава, иди сюда.

Мальчик обернулся, посмотрел на нее, но не двинулся с места.

— Я заберу собаку, — крикнула она.

Славик встрепенулся, засуетился, схватил собаку на руки и бегом побежал к Тане. Как будто боялся, что она передумает и закроет дверь подъезда.

— Только обещай, что ты будешь приходить с ней играть. И гулять иногда водить будешь.

Мальчик кивал, смотря на Таню широко открытыми глазами.

— А зовут ее как? – улыбнулась Славику Таня.

— Герда, — шепнул мальчик.

— Значит, Герда. Хорошо! А теперь беги домой, сушись, а то заболеешь.

Приведя Герду домой, Таня первым делом вытащила упаковку сосисок и покормила собаку.

— Завтра куплю тебе что-нибудь собачье, — пообещала она.

Когда собака поела, Таня повела ее мыться.

— На выходных к ветеринару съездим, — намыливала она собаку. – Нужно проверить здоровье. Сама же понимаешь, Герда, что без этого никак. Может быть даже тебе уколы пропишут. Но ты не волнуйся раньше времени.

После ванны Таня постелила Герде на кухне одеяло возле батареи, и собака, свернувшись калачиком, уснула.

Позвонила мать.

— Как ты там, дочь?

— Нормально. Собаку взяла.

— Какую еще собаку?

— Бездомную.

— Таня! Ну ты, как ребенок! – завела свою обычную песню мать.

А Таня слушала и думала про маленького смелого мальчика Славика, отказавшегося бросать бездомного друга.

— Таня, ну что ты молчишь? Ответь мне что-нибудь.

— Да, мама, я, как ребенок, — сказала Таня и повесила трубку.

Автор: Вера Кот

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...