История немецкой овчарки

Пётр выловил Джека из огромного сугроба, где тот вытоптал себе ямку и лежал неподвижно. Зимой в мороз без движения смерть. И Джек седьмым собачьим чувством это знал.

Поэтому и бежал так долго и упорно. Но вот подушечки стёрты в кровь и сил уже не осталось.

Пётр ехал с очередного вызова. Профессия ветеринара в маленьком городке предполагает бесконечные разъезды. То корова никак не отелится, то куры на ноги не встают. Да много чего ещё приходилось распутывать Петру.

Боковым зрением Пётр увидел чёрный комок в сугробе, и профессионал внутри него сказал «собаке нужна помощь». Помощь Джеку и правда была очень нужна, и срочная.

Положив собаку на сиденье автомобиля, Пётр осмотрел его раны, покачал головой и приступил к своей привычной работе: из переохлаждения вывести, функцию сердца поддержать, раны обработать, и, главное – подбодрить и возродить к жизни. Это собакам очень важно – поддержать в ней желание продолжать жить.

В доме Петра было тепло и уютно. Его собака Тома и кошка Муся были полноправными членами семьи, и даже пользовались некоторыми привилегиями. Например, им разрешалось забираться Петру на колени и облизывать его лицо после долгой разлуки.

Жена Петра Маруся себе этого не позволяла, – как шутили между собой эти веселые и дружные люди.

Маруся с ужасом смотрела на почти бездыханное тело Джека. Забыла сказать – возможно, найденыша звали и не Джек. Но на данный период времени он будет Джеком. Не оставлять же живое существо без имени. А настоящее имя ещё предстояло узнать.

Стертые и примороженные лапки перебинтованы. Тёплый бульон попал в желудок. Сердечные препараты начали действовать. Через час Джек поднял голову и внимательно осмотрелся. Нет, это не его дом. И не его хозяева. Но здесь, наконец, тепло и не так больно.

Тома с интересом наблюдала за Джеком с дивана. Ей было не впервой это делать. Хозяин то и дело приносил и приводил все новых и новых гостей. И она уже привыкла. Надо – значит надо. Тем более, что этот пёс был совсем плох. И не пытался подобраться к ее косточке.

Пётр сразу влюбился в красивого пса с печальным взглядом и уже решил – если не найдутся владельцы, он оставит Джека себе.

А Джек постепенно отогрелся. Боль стихла. Страх и безнадёга ушли, и он провалился в глубокий счастливый сон. Так спать могут только собаки. Крепко, безмятежно с хорошими снами.

Через сутки Джека ждал у его подстилки царский обед. Царским можно считать любой обед после 5 суток голода. Джек степенно и с достоинством принялся за еду. Он почувствовал вкус к жизни. Силы начали возвращаться к нему. Он не вспоминал о том, что с ним было. Он жил настоящим моментом. Вот чего нам людям так не хватает: жить здесь и сейчас. Нас уносит то в прошлое, которого уже нет, то в будущее, которого ещё нет. А то, что происходит сейчас, нам неинтересно.

А Джек оценил и обед, и тепло, и ушедшую боль. Он даже с интересом поглядывал на Тому. Но врожденное чувство достоинства и хорошее воспитание не давали ему встать и подойти к хозяйке дома. Да и Тома никакого интереса к нему не проявляла. Зато жена Петра от Джека не отходила. Большой, красивый и такой беззащитный, – слёзы на глазах Маруси долго не просыхали. Джек в знак поддержки и признательности полизал женщине руку, – Не переживай, я поправлюсь. Просто для того, чтобы твои слёзы высохли. Улыбнись. Все же хорошо.

– Да, Джек, да. Все хорошо, – Маруся улыбнулась. – Пойдём пройдёмся. Тебе, наверное, нужно.

Джек тяжело поднялся и сильно хромая пошёл к выходу. Как не хотелось ему выходить на этот холодный снег. Но нужно – значит нужно.

Теперь пёс стал похож на немецкую овчарку, но был чёрный как уголёк.

На шее Джека Маруся увидела чёрный ошейник. Она его сразу не приметила, пока горевала над больной собакой. – Вдруг там адрес или телефон? И мы найдём твоих хозяев, Джек.

Но никакой информации на ошейнике не было. А вот почему многие владельцы пренебрегают этим? Меньше было бы потеряшек. Но сейчас не об этом.

С работы вернулся Пётр. Осмотрел Джека и остался доволен. Неделька-другая и пёс забегает. Ведь молодой ещё совсем. Вряд ли больше двух лет.

Наша красавица колли Тома решила поближе познакомиться с Джеком. Так требуют приличия у собак.

– Смотри, Петя, они понравились друг другу. – Супруги стояли на крылечке и смотрели как общаются совсем незнакомые недавно собаки. Как же быстро происходит знакомство у собак. Знаки вежливости показали, поклоны игровые отвесили и вот уже дружба.

– Подожди немного, Маруся, они ещё носиться по нашему саду будут. Но нам с тобой надо обязательно отыскать хозяев Джека. Обязательно. Я думаю, там слёзы и грусть.

– Конечно, Петенька, конечно. Интернет есть. Соцсети есть. Сейчас пообедаем и начнём поиск.

Пётр часто пристраивал собак и знал, как и где это лучше всего делать. Но для начала нужно было посмотреть все объявления о потерявшихся собаках. И Пётр взялся искать хозяев Джека в близлежащих городах.

В диаметре 100 километров от городка, где жил Пётр, собак никто не терял. Не мог же Пётр подумать, что собака может жить дальше этой зоны поиска. Ну как такое может быть.

На его ветеринарном веку такого не было. Но все же дал объявление, что нашёл чёрную молодую овчарку. Так, для очистки совести.

А в это время в большом городе, на тихой улице, в огромном доме, в одной из квартир плакала девушка. Ее любимый пёс потерялся во время прогулки за городом. Его искали всей семьей с друзьями три дня. Но никто так и не нашел Оникса – так звали нашего героя.

Оникс не боялся выстрелов. Он прошёл все возможные и невозможные дрессировки.

Его хозяйке казалось – взорвись бомба, Оникс будет дрыхнуть и ухом не поведёт.

В тот день праздновали день рождения одного из друзей Риты. Парни, как это водится, решили устроить фейерверк. Да не простой, с боевыми патронами в костёр. Решили и сделали.

Но что-то пошло не так. И патроны не захотели взрываться в костре. Посидев в защищённом месте 10 минут все решили, что не судьба быть фейерверку. Сами вышли и Оникса отпустили гулять. Чему он несказанно обрадовался и начал носиться вокруг костра. Через несколько мгновений из костра начали вылетать горящие патроны в разные стороны со свистом и каким-то адским звуком. Одним из осколков задело и Оникса. Началась паника, все побежали прятаться. И никто не заметил исчезновение собаки. А когда канонада закончилась, то на команду Оникс не подошёл. Поиски ничего не дали. Собака исчезла.

Оникс бежал в ужасе от боли и от какого-то звериного инстинктивного страха. Перемахивая через сугробы, продираясь через елки, он нёсся, сломя голову, не зная куда несут его ноги.

Через несколько часов собаку остановила боль в правой лопатке и сильная усталость.

Рана была не глубокая. Осколок прошёл вскользь и на морозе кровь быстро остановилась.

Теперь можно было возвращаться к хозяйке, – решил Оникс и полетел обратно. Где же ему было знать, что пробежал он много километров и найти дорогу обратно он не сможет.

Первую ночь он, упав от усталости, проспал в сугробе в лесу.

Проснувшись утром, он почувствовал сильную слабость и боль в раненой лапе.

Оникс звериным чутьем понял, что надо выбираться ближе к людям. И побрел по лесу в поисках людей. По дороге он пробовал есть хвою, грызть ветки. Питья у него было много – снег кругом. А вот с едой были трудности.

Голод, усталость, боль, слабость – все это заставляло все чаще ложиться Оникса на снег и отдыхать.

Loading...

Его путешествие растянулось на несколько дней. И на последнем издыхании он вышел на дорогу. Собрав последние силы, побежал по шоссе. Сколько он так бежал, он не помнит. Но помнит, что проезжали машины. Это были совершенно незнакомые ему автомобили. Стерев лапы в кровь, он рухнул на обочину и закрыл глаза.

Там его нашёл Пётр.

Вернёмся к Рите. Она и подумать не могла, что Оникс пропадёт когда-нибудь. Она несколько дней приезжала к кострищу и часами звала собаку. Но отклика не получила. Ее друзья подали объявление везде, где только можно. Но опять не учли, что пёс может убежать далеко. Искали собаку недалеко от своего города. И не находили.

Интернет собаководов гудел. Ищем, ищем. Не находим. И через неделю поиски прекратились.

И как ни больно это было осознавать, Рита мысленно похоронила Оникса.

Теперь все дни напролёт она смотрела на фото своего любимца и плакала. Ее мама даже тревожиться стала за дочь: ну нельзя же плакать из-за собаки столько дней. Купим ещё одну собаку, какая разница. Собака и собака. Но Рита знала, что Оникс был один-единственный, и таких больше не будет.

Вот так и жили Рита без Оникса, Пётр и Маруся с Джеком и Томой.

Джек больше не пытался искать Риту. Он помнил ее и любил, но пускаться на поиски больше не замышлял.

Прошло время. Джек стал папой. Ему нашли прекрасную девочку его породы. И скоро в семье Петра появился чудо-отпрыск Джека. Как их называют – алиментный щенок.

Супруги решили не оставлять его себе. И дали объявление, что продаётся щенок немецкой овчарки чёрного окраса по кличке Оникс. И что щенок пойдёт только в хорошие добрые руки.

Мама Риты устала от слез дочери и решила найти замену Ониксу. Интернет перелопачен. В городе за 300 км нашёлся щенок. Очень похожий на Оникса.

– Рита смотри.

Рита глазам не верила: малыш был как две капли похож на ее умершего любимца.

– Мама, едем сейчас же.

Сели, поехали. Ритино сердце заходилось от нежности, и какой-то смутной тревоги. И тут же захлёбывалось счастьем.

– Мы вам и папу покажем. Конечно, конечно.

Рита вошла во двор. И вдруг к ней на встречу начала ползти огромная чёрная овчарка.

– Нет, этого не может быть. Ты же умер.

– Я не умер, я жив, я ждал тебя.

– Что с тобой, Джек? Что случилось?

– Я нашёл, ее, мою Риту.

– Как? Это твоя Рита?

– Да!

Вздох ликования и все заплакали навзрыд.

А маленький Оникс бегал среди плачущих людей и не мог понять, что этим людям надо.

– Вот, смотрите, это я, такой красивый. Но так не хочется уезжать. Я так люблю и Марусю, и Петра, и нашу Тому, и даже строгую кошку Мусю.

– Что вы говорите? Значит, это не Джек, а Оникс.

– Да, его зовут Оникс

– Да, да, меня зовут Оникс. Но, давайте, теперь меня будут звать Оникс Джек в честь нашей встречи.

Потом было чаепитие. И каждый по очереди рассказывал свою часть истории.

Молчал только Оникс Джек. Он положил свою большую голову на колено Риты и никак не мог на неё наглядеться, и нанюхаться родного запаха.

– Маруся, теперь и у нас будет Оникс.

Все рассмеялись.

Маленький Оникс остался в семье. А большой Оникс, попрощавшись с семьей спасителя, с гордо поднятой головой вышагивал к своей любимой машине.

– Идём, идём скорее домой.

– Ты ещё приедешь? – Тома грустно смотрела на удаляющегося друга.

– Мы обязательно приедем, – прокричала Рита.

Маленький оникс укусил Тому за лапу и весело бросился бежать. Тома резко развернулась и понеслась за малышом, и проказы Оникса-младшего завершились веселой головомойкой, чего так ждал щенок. Ведь колли стала его второй и самой любимой мамой.

Они встретились через год. Эти два кобеля были похожи как две капли воды, и только любящие глаза могли их различить. Но это и не требовалось. Каждый из псов сердцем знал, кто здесь самый любимый.

Автор: Елена Валерьевна Гордеева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...