Сын священного Саяна

Константин Алексеевич неспеша брёл по лесу, наслаждаясь осенним воздухом. Желтеющие листья, влажный коричневатый мох под ногами, прозрачный пьянящий воздух. Такой воздух хочется пить, зная, что никогда не утолишь жажду по-настоящему. Когда набираешь его полной грудью, появляется ощущение свободы, полёта, желания петь. Как же ему теперь хорошо одному бродить по лесу.

Впереди по кустам мелькал хвост его неутомимого друга лайки Бурана. Буран искал дичь. Два года назад рысь убила его мать Тайгу. Хорошая была собака.

Мелочница. Так называют лаек, хорошо берущих: белку, соболя, норку. Не уберёг он тогда Тайгу, знал ведь, что рысь рядом. Очень уж азартная она была, вот и погибла так скоро.

Константин Алексеевич работал егерем в одном из дальних охотничьих угодий Сибири. Хакасия – территория чёрно-бурого лиса, волка, рыси, марала, косули, медведя. С недавнего времени элита России, ринулась сломя голову на поиски разных развлечений, словно убегая от реальной жизни, хотя, на самом деле это далеко не так — от реальной жизни не убежишь.

Константин Алексеевич в охотничий сезон помогал бизнесменам найти и выследить зверя, о нём ходила слава, как о величайшем следопыте, а когда-то, пятнадцать лет назад, он тоже принадлежал к этой элите. Был преуспевающим банкиром, имел семью.

Сам Константин Алексеевич охоту не любил, зверя берёг и собирался переехать работать в Заповедник. Работы там навалом. Одни браконьеры чего стоят. Да только денег там платили мало, хотя, зачем ему деньги? Живёт бобылем, но ему достался дар. Дар не дается людям просто так, взамен природа требует заплатить высокую цену. Константин Алексеевич восхищался подарком судьбы и боялся его.

Родился Костик в подмосковной деревеньке. Его родители потомственные ветеринары закончили Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. По специальности оба были зоотехниками и работали сельскими врачами. Костик с детства терпеть не мог животных. Бесконечные ночные вызовы к коровам.

Неожиданный стук в дверь и в руках у соседа визжащий поросёнок, проглотивший колючую проволоку. Вечно измученный отец, быстро расстилающий простыню на обеденном столе, достающий чемодан с инструментами, запах лекарств, кровь, грязь, плачущий хозяин.

Костик ненавидел эти запахи, эти звуки, издаваемые животными, и старался по возможности улизнуть из дома с мальчишками, но спастись не удавалось. День и ночь хрюкающие, визжащие, крякающие, кудахтающие, стонущие пациенты вереницей текли в их дом. Костик для себя решил: «Вырасту – уеду в Москву, выучусь на банкира и больше не вернусь».

Так оно и получилось. После окончания школы в первый год Костику поступить в институт не удалось, и он попал в армию. Отслужив два года и возвратившись домой, он поступил в МГУ им. Ломоносова на экономический факультет. Окончив университет с красным дипломом, нашёл работу в Москве.

Домой ездил редко. Женился на своей однокурснице Ленке. Ленку любил до беспамятства. Потом родилась дочка Аришка. Жизнь текла своим чередом. Костя по служебной лестнице продвигался быстро. А затем пришло время перестройки.

Константин Алексеевич устроился работать в банк. Сначала начальником отдела, затем дорос до финансового директора банка и вскоре подзаработав денег, смог уйти организовать свой бизнес и открыть свой банк. Всё шло хорошо, пока однажды, его не пригласили на охоту.

Константин Алексеевич встал посередине тропинки, посмотрел в лес. Ещё немного прошёл вперёд, наконец, заметил небольшую полянку и направился к ней.

Сел на залитый солнцем старый пень. Лайка Буран выскочил из кустов, увидел хозяина, севшего передохнуть, и растворился в тайге. Прислушался – рядом крупного зверя не было. Он это знал, поэтому отпустил Бурана побегать. На него нахлынули воспоминания.

Всё началось тогда, в ту осень, именно тот случай перевернул всю его жизнь.

Он не любил охоту и зверьё. Всё связанное с природой мало его волновало. Дочка Аришка всё просила папу завести котёнка или собачку, но Константин Алексеевич не разрешал. Его передергивало от мысли, что что-то шерстяное с запахом псины или кошатины будет постоянно присутствовать в квартире. Жена Ленка обижалась. Просила хотя бы хомячка для дочки завести, но Константин Алексеевич твердо стоял на своем — никакой живности в его доме не будет.

Когда он сказал жене, что его уговаривают поехать на охоту, она удивилась, зная, насколько он не любит лес, собирание грибов, ягод и прочей ерундистики, однако, понимала, что для ведения бизнеса это необходимо. Именно в неформальной обстановке можно ближе познакомиться с нужными людьми, а его приглашали будущие партнёры. Тогда Ленка даже нажала на него: «Поезжай, мол, и всё».

Два месяца ушло на оформление охотничьей лицензии, получение разрешения на оружие, собирание справок, что он не наркоман, не алкоголик и не псих.

Выезд предполагался в феврале.

Для первой охоты он специально приобрел супермодное ружье MERKEL 96K тройник (трёхствольное ружьё). Два гладких и один нарезной ствол с замками типа «Блитц», с отдельным взведением ударных механизмов для гладких и нарезного стволов. Друзья долго его рассматривали, особенно передний спуск в режиме нарезного ствола, который работал в качестве шнеллера. Да и масса ружья 3,1 кг всех впечатлила. Удобно. На охоту им предстояло ехать в Хакасию. На волка — методом загона.

Охота на волка в зимний период требует немалой физической подготовки. Охотники, отыскав место скопления этих хищников, окружают его красными флажками. Волки, почуяв запах человека, не выходят за флажки. По кругу выстраиваются номера, а несколько охотников идут в загон и гонят на них зверя.

Константин Алексеевич не представлял, что это такое, но для дела решился тогда на безумный, с его точки зрения, поступок. Он тогда пошутил: «Только тринадцатый номер не давайте, а то всякое бывает».

Он помнил тот февральский день, как сейчас. Они ещё с вечера, сидя с егерем Петровичем и двумя друзьями-банкирами за столом в охотничьей избушке, обсуждали ход охоты. Петрович всё рассказывал, кто где стоит, кто когда начинает стрелять. Просил не курить, звуков лишних не издавать и каждому ждать, когда зверя выгонят на охотника. Сам же внимательно смотрел, слушают ли его банкиры или только водку пьют.

Константин Алексеевич водку не любил — пил её крайне редко. Он, вообще, резких запахов не переносил. Жена замучилась ему туалетную воду выбирать, очень уж он кочевряжился каждый раз.

Перед тем как уезжать из Москвы, нашел какую-то книжонку по охоте на волка и немного почитал про этих животных, надо же было знать противника в лицо.

Волк – самый крупный зверь из диких представителей семейства собачьих. Волки – хищники, охотники на крупную добычу. Они живут стаями, в центре которой стоит пара взрослых животных и несколько поколений их потомства.

Охотятся волки часто вдвоём: один сидит в засаде, а другой гонит на него добычу. Лучше всего у них развит орган слуха. Известны сообразительность и ум волков. Умение этих зверей выбирать наиболее удобные места для охоты, устройство так называемых «волчьих загонов», передача подобной информации следующим поколениям, разделение ролей между членами стаи (загонщики и засадчики) – все это делает зверей достойными уважения и внимательного отношения.

Наиболее благоприятное время для охоты на волка с 15 января по 10 марта, особенно в период «волчьих свадеб» – с конца января до конца февраля. Охота на них проводится методом гона «с подхода», после обнаружения хищника в бинокль. Охота с флажками основана на том, что волк опасается незнакомых предметов, чуждых естественной обстановке, особенно тех, которые носят запах человека.

Всё это в красках рассказал егерь Петрович. Затем пожелал всем спокойной ночи. Утром на следующий день они вчетвером отправились на охоту.

Погода выдалась, не ахти, какая. Было пасмурно. Казалось, вот-вот пойдёт снег. Дул слабый ветерок.

Прибыли на место. За несколько дней до охоты Петрович обнес нужное место флажками.

Зимой в поисках корма волки за ночь проходят до пятидесяти километров, и за короткий светлый день разыскать их и «зафлажить» удается редко. Задержать волков в определенном месте помогает выложенная заранее привада – туша домашнего животного. Петрович выложил косулю. Два дня кряду ходил наблюдать в бинокль за волками: подойдут ли они к туше?

Раньше всех обнаруживают тушу сороки и вороны и своим криком привлекают внимание волков. Самих зверей Петрович не видел, но по следам, оставленным вокруг туши, знал, что они здесь.

Когда прибыли на место, Петрович расставил охотников. Волки опасаются идти по ветру, а против ветра их гнать нельзя – они могут почуять стрелков.

Следовательно, лучше всего направлять зверя «в полветра». Со стороны стрелковой линии часть флажков Петрович снял, и в образовавшиеся ворота, продвинувшись на пятнадцать-двадцать метров в глубь оклада, поставил Константина Алексеевича, а двух его товарищей — отвёл в стороны.

Охотники, стоя на номерах, должны соблюдать два основных правила всех облавных охот: не стрелять вдоль линии стрелков и не сходить с места до сигнала распорядителя охоты. Вскоре подъехали два загонщика, и охота началась.

Константин Алексеевич, сидя на пне, глубоко вздохнул, крикнул Бурана и отправился дальше. Ему нужно было найти тропы косуль. Через пару недель обещались приехать гости из Абакана — копытных пострелять.

Сойдя с тропы, егерь внимательно осматривал землю в поисках помета. Буран ходил зигзагом и не спускал взгляд с хозяина. Наблюдавшие Бурана с хозяином люди, всегда поражались их взаимосвязи. У многих возникало чувство, что лайка подчиняется Константину Алексеевичу без команд, будто он управляет ей мысленно, больше того, Буран побаивался егеря, хотя тот никогда его не наказывал, разве что словом отругает.

Вот и сейчас Буран вздрогнул и не спуская умных глаз с хозяина, слегка опустил хвост. Константин Алексеевич вышел на охоту.

Матёрый волк неожиданно выскочил на Константина Алексеевича. Зверь был зол и напуган. Он нёсся огромными скачками на человека и не собирался сворачивать. Человек и зверь встретились глазами. Волк вздрогнул телом и на бегу отвёл взгляд.

Константин Алексеевич, не стрелявший до этого ни разу, растерялся, поднял ружьё, прицелился и не выстрелил. Он смотрел в глаза приближающегося к нему зверя и почему-то не мог нажать курок. Что-то останавливало его, будто невидимая рука держала его палец намертво приклеенным к спусковому крючку.

С двух сторон из леса одновременно раздались два выстрела. Что-то больно чиркнуло Константина Алексеевича по щеке. Волк пролетел в прыжке мимо и сшиб своим телом охотника. Через секунду лежащий в снегу Константин Алексеевич увидел, как подраненный зверь мчится в густой кустарник. Он быстро поднялся и помчался вдогонку по кровяному следу. По его щеке струилась кровь.

Егерь Петрович матерился и мчался с загонщиками к номеру Константина Алексеевича. Однако, прибежав на место, они никого не увидели. Лишь кровавый след подраненного зверя тянулся к густому ельнику. Присмотревшись внимательно, Петрович заметил на снегу следы Константина Алексеевича, которые шли в том же направлении. Крикнув загонщикам, чтобы они оставались на месте с банкирами, он кинулся следом за Константином Алексеевичем.

Уже вторые сутки Константин Алексеевич плутал по тайге один-одинешенек. Он слышал вдали выстрелы товарищей, шел на звук, но, похоже, уходил всё дальше и дальше в тайгу.

Шоколад был давно съеден, фляжка с коньяком пуста. Он совсем заплутал.

Первую ночь Константин Алексеевич боялся замёрзнуть и не спал вовсе. Все ходил, ходил, пока не вымотался совсем. Устраивал себе передышки на пятнадцать-двадцать минут, замерзал и снова шёл.

К вечеру второго дня устал так, что готов был упасть и умереть тут же на месте. Темнело рано. Он собрал еловые лапы и устроил себе подобие лежанки в густом ельнике. Слава Богу, спички у него были при себе. Провозившись с мокрым валежником около часа, всё же сумел разжечь костер. Стало немного теплее и не так страшно. Привалившись спиной к еловым лапам, он думал о смерти. Болела щека. Пуля товарища задела неглубоко, но болезненно.

Константин Алексеевич растирал это место снегом. От холода щеке становилось легче. Сколько времени просидел у костра – не помнил, когда почуял нутром, что не один, что-то внутри говорило ему, что за ним пристально следят, нет, не люди, кто-то другой.

У него почему-то резко обострилось обоняние, он почувствовал странные запахи. Обоняние – чувство чрезвычайно тонкое, ведь обычный человек без труда различает и запоминает до тысячи запахов, а специалист с опытом способен различить и вовсе от десяти до семнадцати тысяч запахов. Сейчас Константин Алексеевич понял, что чувствует что-то новое. Острый и одновременно гнилостный животный запах. Запах, наотмашь бьющий в ноздри.

История эволюции животных, опыт первобытных людей и развитие цивилизации убедительно показывают, что чувство обоняния было, а во многих случаях и является, первичным источником информации. Для первобытного человека и для современных животных обоняние – это способ поиска пищи, сексуального партнера, способ предупреждения об опасности, маркировки зоны пребывания.

Феромоны, или пахучие химические соединения, характерные для данного вида и пола являются в животном мире единственными критериями объединения партнеров в целях сохранения вида, что подтверждено многочисленными исследованиями. Наверняка, в заметной степени феромоны действуют и на людей, так как из многих опытов известно, что каждый человек обладает собственным неповторимым запахом, а идентичные запахи имеют только однояйцовые близнецы, воспитанные в одинаковых условиях.

Константин Алексеевич не отдавал себе отчета, какие стимулы запаха, идентифицированы его сознанием и окажет ли это влияние на его психическое и физическое состояние. Он просто чувствовал что-то необъяснимое, чувствовал по животному.

Повернув голову, заметил в ельнике два горящих зелёным огнём глаза — Волк!

Константин Алексеевич внимательно стал оглядываться по сторонам. В первый момент его обуял ужас. Он заметил ещё горящие глаза и ещё. Оглянувшись по сторонам, понял, что его окружила стая волков. Кольцом. Он был ослабленной добычей. Волки медленно сужали круг, надеясь добыть себе пропитание, да и запах капель крови на телогрейке возбуждал их аппетит.

Его обуял ужас. Ещё вчера он бросил своё ружье в лесу, устав таскать его за собой. Раненого волка он не догнал и надеялся, что вернется по своим следам назад сам, но пошёл сильный снег, и следы замело за пятнадцать минут. Вот тогда он испугался в первый раз.

Сейчас страх крепко держал его в своих лапах, но он решил, что жизнь свою продаст задорого. Схватил еловые ветви и собрался их поджечь, чтобы отогнать серых хищников, но не успел. Здоровый волчище уверенно вышел вперёд из кустов и встал перед человеком, глядя ему прямо в глаза.

Константин Алексеевич вспомнил байку рассказанную ему Петровичем накануне охоты. По легенде волки – это люди, выбравшие свободу. Общество не простило им этого смелого шага и начало активное истребление отступников.

Это были слова, сказанные старым шаманом, жившим в горах Алтая, и они очень точно характеризуют взаимоотношения между серым хищником и человеком. На какой-то момент у него промелькнула мысль: «А ведь и самого человека можно оценить как универсальное животное, есть в нем какая-то частичка от любого животного. И это сыграло свою роковую роль».

Он встал в полный рост и тоже посмотрел в глаза хищнику. Спиной Константин Алексеевич чувствовал, что ещё несколько волков вышли из тени, больше того, они стоят и ждут сигнала вожака к нападению.

Что было дальше, он плохо помнил. Сколько времени человек и волк смотрели друг на друга? Ему казалось, что прошла целая вечность. Дальше случилось необъяснимое. Дикий зверь отступил на несколько шагов назад. Заворчал. Завилял хвостом, как собака. Затем осторожно повернулся и скользнул в темноту.

Так же тихо растаяли остальные члены стаи.

Константин Алексеевич ещё несколько минут стоял неподвижно, потом понял – он победил. Победил вопреки всему! Почему-то дикий зверь подчинился ему.

Но почему?

Утром его нашли. Все там же у горевшего костра. Егерь Петрович организовал поисковую группу из местных органов милиции и местных жителей. По запаху дыма в тайге опытные охотники-следопыты вывели поисковую группу на потерявшегося банкира. В тот же день его отвезли в местный поселок, где его ждали встревоженные друзья. Его хорошенько накормили и дали отоспаться, а уже через сутки они вместе с товарищами вернулись домой.

Дома сходила с ума жена Лена. Горе-охотники уехали и всё никак не возвращались. Она перезванивалась с женами его друзей, но они так же ничего не знали о мужьях. Знали только, что те уехали в тайгу и вестей никаких не поступало.

Первым, что сказал Константин Алексеевич по возвращении, были слова: «Больше никаких охот. В лес ни ногой».

Рассказывать Лене о случившемся он не стал. Чего зря жену пугать? Отвертелся тем, что стояла плохая погода, мол, пришлось задержаться с выездом, а связь в лесу никудышная.

Лена успокоилась, только всё расспрашивала о трофеях, но Константин Алексеевич ловко ушел от ответа, сказав, что не повезло с волком. Гонялись, гонялись за серым собратом, да так и не поймали никого. О царапине на щеке придумал байку. Веткой сильно зацепило. Лена поверила.

Жизнь пошла своим чередом. Работа в банке, дом, семья, походы в кино по выходным, занятия с дочкой Аришкой. Но что-то в нем изменилось. Изменилось в восприятии, в чувствах, в запахах, теперь, проходя мимо собаки или кошки на улице, он ощущал их присутствие поблизости заранее, даже ещё не видя. Он ощущал настроение животного. Это были какие-то невидимые эманации. Они шли волнами, захлестывали его, ударяли.

Вот за тем углом кошка затаилась в кустах, она боится огромной овчарки, которая бежит на поводке рядом со своим хозяином, и поэтому кошка прижалась к земле, стараясь быть как можно менее заметной. В мусорном баке шуруют в поисках еды четыре крупных пасюка. Они дерутся внутри бака из-за колбасной шкурки. Дерутся до крови. В ста метрах отсюда ворона добивает больного голубя. Она клюет его спину и вырывает куски мяса из его ещё живой плоти.

Константин Алексеевич встал из-за рабочего стола. Что-то его душило. Он и раньше-то мало ходил пешком, всё больше на автомобиле ездил, а теперь понял, что вообще, не может идти по воздуху. Обостренное чутьё давило, размазывало его изнутри. Ему стало тяжело дышать, страшно разболелась голова, подступили приступы тошноты.

– Что это? Откуда? Почему?

На эти вопросы никто не мог дать ответа.

Он полез в Интернет и решил почитать про гиперчувствительность. Долго читал и вычитал, что обоняние – это самое тонкое из ощущений человека, превосходящее даже вкусовые ощущения, что всего два процента информации из внешнего мира поступает к человеку через обоняние, тогда как девяносто процентов информации поступает через зрение и всего лишь пять процентов – через слух; что человек способен распознавать до четырех тысяч запахов и улавливать их на расстоянии до четырех метров.

Но это ничего ему не объясняло. Что-то произошло с ним, необъяснимое, не поддающееся никакому анализу.

Прошло время. Однажды друзья Константина Алексеевича пригласили их в гости с женой и дочкой. Ленка нарядилась в вечернее платье, Аришка надела праздничную блузку.

Когда они подошли к квартире друзей, у Константина Алексеевича перехватило дух. Там за дверью он почувствовал зверя. Сильного, агрессивного. В нос снова ударил тошнотворный запах. У него тут же разболелась голова. Он хотел было развернуться и уехать домой, извинившись перед Юрием и его женой, но Ленка загнусила, что давно не была в гостях, что сейчас ему дадут таблетку цитрамона и все пройдет, пришлось скрепя зубами, изобразив улыбку, войти в прихожую.

Запыхавшийся Юрка извинился, что не сразу открыл дверь, так как они вот уже почти год назад завели крупного пса из породы бойцовых и сейчас дружно с Галиной закрывали его в отдельной комнате, так как пёс невоспитан и довольно агрессивен, чужих в квартире на дух не переносит. Поэтому случаю гостей тут же препроводили в гостиную, где уже был накрыт шикарный стол, стояли зажженные свечи, тихо звучала приятная инструментальная музыка.

Рассевшись за столом, друзья завели неспешную беседу о том — о сём. Аришку предупредили, чтобы она ни в коем случае не выпускала собаку из дальней комнаты, но ребёнок есть ребёнок.

Через некоторое время в комнату ворвался здоровенный кобель, играющий мускулами, и с рычанием кинулся к Константину Алексеевичу, именно в тот миг, у него внутри произошёл щелчок, как выстрел, которого не сделал тогда на охоте. Он резко повернулся на стуле и посмотрел в напористые глаза пса.

Пёс затормозил, не добежав до Константина Алексеевича сантиметров пятьдесят, и встал, как вкопанный. Несколько секунд человек и собака смотрели друг на друга. Не мигая, глаза в глаза. Хозяева сидели ни живы, ни мертвы.

Неожиданно собака отвернула морду в сторону, завиляла хвостом и начала ластиться к гостю. Константин Алексеевич положил ладонь на широкий лоб Кошмара, так назвали его хозяева, и погладил мощную голову. Бойцовый пёс превратился в котёнка — упал на спину и подставил брюхо. Это был знак полного доверия к человеку.

Юрий сидел и не верил своим глазам. Он тут же начал рассказывать, как тяжело приходится им с Галиной. Они совсем не могут справиться с чёртовой собакой.

Наняли дрессировщика, а толку мало. Кошмар прекрасно ведёт себя с инструктором во время занятий, но стоит тому уйти, как послушный питомец превращается в неуправляемого монстра, с которым страшно идти по улице, того и гляди на кого-нибудь кинется. Закончил Юрий тирадой:

– Костя! Бери пса. Смотри, он при тебе шёлковым стал. Ты прирожденный дрессировщик! – и добавил. – Кошмарик! Чем же тебя так прельстил мой друг? Он и собак-то на дух не выносит.

– Нет, – сказал Константин Алексеевич, – быстро-быстро засобирался в родные пенаты. Огорченная Ленка одевала в прихожей Аришку, им так и не удалось с Галиной обсудить все сплетни, которые накопились за полгода разлуки. Пёс Кошмар следил за каждым жестом Константина Алексеевича, не сводя с него глаз, он готов был отправиться за ним куда угодно, он даже злобно рыкнул в коридоре на хозяина Юру.

Через пару месяцев произошёл ещё один инцидент, который заставил Константина Алексеевича задуматься о будущем. У него сломалась машина, на которой он ехал поздно вечером из банка. Охранника в тот день он отпустил домой пораньше – у того была годовщина свадьбы. Бросив машину перед пустырем, не спеша брел к дому. Опять щелчок, головная боль, трудно дышать, и запах… Глубокий животный запах нескольких псин.

Константин Алексеевич знал — их одиннадцать. Одна сука, остальные кобели. Восемь из них её дети от помёта этого года и один из предыдущего, два кобеля – ее партнёры. Вожаком была самка.

Он кожей почувствовал, как со спины к нему приближается стая. Ещё чуть-чуть и собаки бросятся на него, Константин Алексеевич встал и повернулся к собакам лицом.

Вот из темноты вынырнула крупная серая самка с жёлтыми волчьими глазами. Ощерилась. Приготовилась к прыжку. Самка была матёрой и умной. Она не рычала, она бросалась, как волчица, молча.

Константин Алексеевич присел на корточки и посмотрел ей в глаза. Собака неожиданно резко затормозила. Затем пригнула голову и на полусогнутых лапах осторожно стала подходить к человеку. Сзади брехала стая, не понимая действий своего вожака.

Собака подошла к мужчине, ткнулась носом в его руки, но почему-то заскулила и отвернула голову. Через секунду она повернулась и затрусила к своим собратьям.

Псы замолчали, недоумённо уставившись на Константина Алексеевича. Один из кобелей крупный, лохматый, чёрный, похоже, один из главных заместителей самки, попытался с рычанием подойти к человеку, но почему-то остановился — от Константина Алексеевича исходило что-то такое, что вселяло в собаку непостижимый трепет и чёткое осознание его неприкосновенности. Стая, как появилась, так и исчезла в ночи.

Потрясенный случившимся, своей необъяснимой властью над животными, Константин Алексеевич ощутил себя человеком с именем Маугли или Тарзан. Его обуревали мысли о Ленке, Аришке, друзьях, работе.

После поездки на охоту он вернулся другим человеком. Ему стало скучно сидеть в банке, рассматривать счета, подписывать бумаги, командовать коллективом, даже Ленка его теперь не радовала, как прежде. Аришка! Самое больное – это Аришка. Ей нужен папа. Хороший, добрый, чуткий. Аришку он любил, почти, как Ленку, порой ему казалось, что даже немного больше. Он баловал её, как мог.

Дочка была похожа на него самого, те же крупные карие глаза, тёмно-русые волосы и какой-то очень необычный взгляд. Иногда десятилетняя Аришка смотрела взглядом взрослой, всё понимающей женщины. В такие моменты Константин Алексеевич пасовал и готов был сделать все, что угодно, лишь бы Аришка отвела взгляд.

Сейчас он смутно понимал, что придётся круто изменить жизнь – совсем, вычеркнуть всё, что было до этого. Он не мог больше находиться в городе. Ему нужно было уехать в тайгу, в лес, к диким зверям. Более того, каким-то внутренним чутьем он знал, что больше ни один зверь, никогда его не тронет.

Константин Алексеевич исчез внезапно. Он просто не пришёл на работу и не появился дома. Ленка подала на него в розыск, но это ничего не дало — человек пропал, будто и не было его вовсе.

В далекой Хакасии давно ходят слухи об одиноком егере, способном найти любого зверя в тайге, будь то медведь, волк, рысь или марал. Этот человек способен подкрадываться к зверю на минимальное расстояние и буквально гипнотизировать его, этого егеря уважают старейшины местных деревень, часто приходя за советом. К нему приезжают охотники со всей России. Он стал живой легендой, а местные люди называют его «сын священного Саяна», человеком, способным погладит рукой абу, ибо по-хакасски «аба» – это медведь.

Автор: Ольга Карагодина

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓