Хотите — верьте, хотите — нет

История эта произошла на заре моей карьеры в начале 1980-х годов. Я тогда только окончил медицинский институт и по распределению попал в поселковую поликлинику.

Я ожидал увидеть обшарпанное ветхое здание, а оказался в красивом, только что отстроенном медицинском учреждении.
Коллектив встретил меня очень радушно. Я был счастлив!

В поликлинике было много нового современного оборудования, но вот телефонную линию, к сожалению, пока еще не успели подключить.

Это, конечно же, доставляло определенные неудобства, как для самих жителей поселка, так и для персонала клиники.

Ничего особо примечательного за первую неделю работы не произошло, хотя пациентов приходилось принимать почти до ночи.

В пятницу я решил прийти на работу раньше обычного. Хотел привести в порядок бумаги. До начала приема был еще час. Медсестра Марина еще не пришла. Но, как только я приступил к своим делам, неожиданно зазвонил телефон.

«Как так?! – удивился я. – Ведь к телефонной сети нас должны были подключить лишь через месяц – не раньше?!»

По крайней мере, об этом нас клятвенно заверил зав. поликлиникой всего пару дней назад.

«Что ж, молодцы связисты – постарались – подключили досрочно», – подумал я, радостно хватаясь за трубку.

И тут сквозь какое-то странное бульканье я услышал тихий и невнятный мальчишеский голос:

— Моей маме плохо! Рабочая улица, дом 11. Приходите скорее!

— Что с твоей мамой? — спросил я.

— Она умирает! — ответил мальчишка едва слышно.

— Почему ты так решил? – снова спросил я. – Можешь передать телефон кому-нибудь из взрослых?

— Дома никого нет. А сестренка еще не пришла.

Вдруг в трубке кто-то или что-то злобно взвизгнуло, противно затрещало, и послышались гневные обрывки чужих непонятных фраз.

Кто это говорил и говорил ли вообще, было неясно. Но то, что в наш разговор грубо и неожиданно вклинились, было очевидно.

Несколько секунд я еще пытался докричаться до мальчишки, но в какой-то момент связь просто оборвалась, и в сети воцарилась полная тишина.

Недолго думая, я поспешил по адресу, который мне назвал незнакомый мальчик.

Дверь дома оказалась приоткрытой.

Я осторожно вошел и громко спросил:

— Врача вызывали?

Однако ответа не последовало.

Я прошел внутрь помещения и в комнате увидел красивую молодую женщину. Она лежала поперек кровати.

Я взял ее за руку и почувствовал слабое пульсирование.

На полу валялся пустой пузырек из-под таблеток. Все указывало на то, что женщина приняла опасную дозу лекарства.

На тумбочке в углу я увидел телефон и вызвал неотложку.

Ожидая бригаду, я, как мог, оказывал женщине первую помощь. Скорая приехала довольно быстро.

Так как никакого мальчика я в доме не обнаружил, пришлось сказать врачам «скорой», что несчастная не рассчитала дозу лекарства, вовремя это поняла и сама успела мне позвонить.

Когда ее на носилках выносили из дома, толпа любопытных соседей уже собралась у машины.

Одна старушка, вытирая платочком глаза, печально вздохнула:

— Не иначе, как это Максимка ее к себе призывает. Сыночек-то у нее недавно совсем помер. Утонул. Скоро месяц будет, как нет его.

— Но ведь у нее еще остались дети? – с уверенностью спросил я. — Мальчик и девочка…

Бабушка отрицательно покачала головой:

— Что ты, милый? Нет у нее больше деточек. Максимка один только и был. Горе-то какое…

«Вот это новость! Кто же мне тогда звонил?! – задался я неожиданным вопросом. — О какой сестренке говорил мальчуган?»

Но задумываться об этом мне было некогда, и я поспешил в поликлинику, ведь через пять минут начинался прием.

Медсестра Марина всплеснула руками:

Loading...

— Павел Васильевич, где вы пропадаете? Я уже забеспокоилась. Не случилось ли чего?

Я впопыхах рассказал ей странную историю, приключившуюся со мной этим утром.

— Я знаю эту семью, — сказала Марина с грустью. — Женщину Лидия зовут — она очень хорошая. У них с мужем деток долго не было. А когда Максимку родили, то пылинки с него сдували. И за что им такое горе? — голос медсестры дрогнул.

Потом Марина задумчиво посмотрела на меня и спросила:

— Я вот только одного понять не могу. Как это вам могли позвонить, если нашу поликлинику еще к телефонному узлу не подключили?

— Как это — «не подключили»? — в недоумении уставился я на Марину. — Вот же телефон.

Медсестра приподняла аппарат, и только тогда я заметил, что к нему не было подсоединено ни единого провода.

И тут меня, словно парализовало, а на лбу выступили капли холодного пота.

Выходит, на неработающий телефон мне позвонил мальчик, которого уже месяц нет в живых?

«Мне, что, самому пора к врачу? – шальные мысли заметались в моей голове. — Ведь все это, мягко говоря, странно. Но ведь звонок по телефону был. И я лично по нему разговаривал с… С кем я разговаривал?.. С мальчуганом?.. Или с непонятно какими силами… сущностями?..

Тут же мне вспомнились и странные обрывки злобных недовольных фраз, неожиданно прервавшие наш недолгий разговор.

Весь день я провел в раздумьях, а после работы отправился в больницу, чтобы справиться о здоровье Лидии.

Женщине стало лучше, она пришла в себя, и мне даже позволили ее навестить.

Вместе с ней в палате находился ее муж.

— Доктор, спасибо вам огромное! — сказал мужчина и крепко пожал мою руку.

А женщина безразлично посмотрела в окно.

— Как вы оказались у нас дома? — тихо спросила она меня безжизненным голосом.

Я рассказал о необычном звонке.

По ее бледной щеке покатилась слеза:

— Это Максимка спас меня.

Я взял женщину за руку:

— Послушайте, ваш сын хочет, чтобы вы жили! Иначе он не вызвал бы меня! Боритесь ради памяти своего мальчика! Возможно, у вас еще будут дети, ведь он говорил мне о сестренке, которая еще не пришла.

Но женщина лишь замотала головой:

— Нет, врачи сказали, что детей у меня теперь никогда не будет.

Лидия отвернулась и заплакала. Я вышел из палаты.

Больше я Лидию не навещал, потому, как мне показалось, что она не очень-то рада меня видеть.

Позже я узнал, что Лида с мужем куда-то переехали.

Прошло лет пять.

Однажды зимой во время приема в кабинет постучали. К своему удивлению, я увидел в дверях Лидию и ее мужа.

Женщина заметно похорошела, на ее лице сияла улыбка.

За её руку крепко держалась девочка лет пяти.

— Это наша доченька — Оля. Если бы не вы, я бы не была такой счастливой, как теперь. Ваши слова запали мне в самое сердце. И, когда я выписалась, мы с мужем поехали в детский дом. Оленька стояла на крылечке, словно бы давно ждала нас. В тот момент я поняла, почему Максимка спас меня. Ну, а потом произошло чудо!

Лида кивнула на свой округлый живот.

Было понятно, что она ждёт ребёнка.

С той поры прошло много лет, но до сих пор я часто вспоминаю о мальчике, который каким-то мистическим образом связался со мной с того света.

И постоянно задаюсь вопросом:

«Почему в помощники он выбрал именно меня?»

Автор: Павел Ильин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...