Уважаемые наши читатели и подписчики! Уделите пожалуйста несколько минут! Это очень важно!

Мы очень нуждаемся в вас... Поддержите! Важна любая помощь...

Бабушка и Вера

Филипповна поднялась и с трудом села. Было непривычно как-то. Мир вокруг стал совсем другим, не таким, как она помнила. Конечно, была ночь, а в прежние времена она по ночам спала, а не по кладбищам бродила.

“А я и сейчас не брожу”, — хотела пробормотать она, но получилось только невнятное шипение и бульканье. Филипповна подняла правую руку, пощупала лицо, и поняла, что нижняя челюсть осталась в могиле. Где уж тут иронизировать над собой, если половина лица отвалилась!

Она опустила руку вниз, пошарила и достала недостающую часть. Приладила, открыла и закрыла рот. Мысленно порадовалась, что не видит себя в зеркало.

— Это ж сдохнуть можно, какая красотка, — пробурчала Филипповна, и на этот раз звук вышел. Глухой, хриплый, какой-то потусторонний, но все же.

Она огляделась по сторонам. Свидетелей не было, или они успели быстро убежать, пока она поднималась сквозь землю могилы, пока искала и прилаживала на место челюсть. Впрочем, криков ужаса не было, а значит, никто ничего не видел.

Филипповна попыталась вспомнить, зачем встала. Было что-то важное, что-то, чего никак нельзя было оставить…

* * *

Светлана стояла молча. Лицо ее было недовольно, но она ждала. Девочка лет пяти села прямо на землю и тихонько зашевелила губами, обращаясь к портрету старухи на памятнике.

— Вера, не сиди на земле, испачкаешься, — сказала Светлана. — И потом…

Она прервала себя, и речь о том, что девочка делает бесполезную ерунду, осталась невысказанной. Дети часто делают ерунду, родителям остается лишь мириться с этим.

— Бабушка хорошая! — заявила девочка, но с земли поднялась и стала отряхивать колготки.

— Хорошая, хорошая, — ответила мать, таким тоном, словно сказала что-то вроде “старая ведьма”.

— Бабушка бы тебя не прогнала! — заявила девочка.

— Конечно, конечно, золотко, — ответила мать. — Пошли скорее, на автобус не успеем.

— Пока, бабушка! — Вера помахала рукой могилке, взяла мать за руку и они ушли.

А Филипповна осталась лежать.

До ночи.

Филипповна поднялась.

— Старая, значит, ведьма? — пробурчала она своим хрипло-замогильным голосом. — Разберемся, разберемся, кто тут ведьма…

Один ее глаза начал светиться зеленоватым огнем, она всматривалась в даль. Невестку она увидеть не могла, та не была родственницей, не любила ее при жизни, и после смерти исполняла лишь формальные приличия. А вот Верочка… Внучку Филипповна нашла без труда.

Она оказалась почему-то не дома, а в каком-то незнакомом месте. Мать спала рядом на раскладушке, но отсюда была видна совсем смутно, только потому, что Верочка близко.

Филипповна осмотрела себя, проверила, не отвалится ли по дороге рука или нога.

— Красавица, — пробурчала старуха и стряхнула пару личинок с живота. Платье, в котором ее похоронили, прогнило, и из под него торчали кости и ошметки гнилой плоти.

Филипповна выпрямилась, вперила свой светящийся глаз в темноту и пошла.

Она знала, куда идти.

* * *

В подъезде старой пятиэтажки на площадке спал котенок. Усталый, голодный и потерянный. Вечером он уже почти обрел хозяйку в лице девочки лет пяти, но мать строго одернула ее и увела.

— Мы идем ночевать к моей подруге, — сказала она, — вот только кота там не хватает!

И повела прочь, не обращая внимания на аргументы девочки. Котенок проводил их взглядом, немного помяукал в пустоту, в надежде хотя бы на обрывок колбасной шкурки, чуть не получил пинка от проходящего мимо мужика и спрятался.

Злой котенок

Спать было неуютно, на голодный желудок всегда спится плохо. Но Это он заметил бы, даже если бы наелся от пуза.

Тропами, что видны только призракам и кошкам к дому шагала мертвая старуха. И шла она прямиком к той девочке, что чуть не стала хозяйкой котенка.

Он вскочил, выгнул спину и зашипел. Выглядел он при этом скорее жалко и смешно, чем грозно, и все же старуха остановилась.

— Чего шипишь? — сказала она. — Чего не в свое дело лезешь?

Котенок поднял лапку и выпустил коготки.

— Ладно, ладно, — мертвый огонь в глазу старухи приугас, и стало видно, что там пустая глазница. — Но я все равно должна разобраться!

Котенок фыркнул. Старуха поджала остатки губ.

— Тебе-то все равно, а меня внучка позвала. Горе у нее какое-то. Это ты понять можешь?

Котенок вопросительно мяукнул. Старуха махнула рукой.

— Может, ты и прав. Не гоже мне в таком виде к внучке идти. Но и понять надо. Не могу же и я ее бросить!

Котенок снова мяукнул, коротко и тихо. Он немного успокоился, шерсть на спинке улеглась, но хвост по-прежнему торчал вверх как боевой флаг.

— У подруги, говоришь, ночуют? А почему? Чем ей сына моего дом не улыбнулся? — удивилась старуха. Теперь, когда она разговорилась, в голосе утихли потусторонние завывания, и он стал почти нормальный. Только слышен был не ушами, а чем-то глубже, отчего по коже бежали мурашки.

Впрочем, кроме мертвой старухи и котенка на площадке никого не было, и потому — никаких мурашек.

Котенок встряхнулся. Мяукнул, сделал по площадке небольшой круг, потом уставился на стену. Старуха подумала, кивнула.

— Давай попробуем. Так ничего не понять.

Котенок фыркнул и оскалил крошечные зубки. Старуха засмеялась.

— Да, да, ты присмотришь, — сказала она. — Если что, порвешь меня на лоскутки.

Котенок мяукнул. Старуха села прямо на пол и замерла.

* * *

Верка долго не могла уснуть. Незнакомое место, тесно, душно. Она чувствовала, что мать волнуется и боится чего-то, и сама волновалась и боялась. Только не знала, чего. Она не понимала, почему они ушли из дома, почему мама боится папу, почему они ночуют у тети Лизы… Почему-почему-почему…

Слишком много вопросов, и все это сливалось в голове в мутный ком, в глубине которого таилось что-то совсем уж мрачное.

Она понимала, что мать не хотела везти ее туда, где закопали бабушку. Но почему-то повезла. И разговор с бабушкой… Верке казалось, что он еще не закончен.

Поэтому она совсем не удивилась, когда во сне оказалась в бабушкином доме.

Бабушка сидела в своем кресле, строго смотрела прямо на внучку. На коленях у нее сидел котенок, очень похожий на того, что она встретила в подъезде. Которого мама разрешила только минутку погладить.

— Бабушка! — воскликнула Вера. Бабушка кивнула.

— Рассказывай, Верочка, — сказала она. — Только на коленки мне не садись, пусть котик поспит. Не надо котику мешать.

Верка на миг задумалась, что же она может рассказать, и вдруг разрыдалась. Слишком много было того, что не понять девочке. Папа, мама, бабушка, красивая тетя… Папина работа, папины друзья, и снова красивая тетя… Дом, деньги, много непонятных взрослых слов, которые, как родители думают, что она не слышала. А она слышала, но не понимала.

Мама плачет, когда думает, что Верка не слышит, тетя Лиза поджимает губы и шипит про какого-то кобеля…

Как во всем этом разобраться маленькой девочке? Оставалось только плакать.

Но бабушка, кажется, поняла.

* * *

Бабушка поняла.

В пустой старухиной глазнице снова загорелся мрачный огонь. Котенок тут же снова зашипел.

— Вот ведь кобель! — с чувством сказала старуха, не обращая внимания на гнев стража. — И это мой сын?

Котенок скалился и дыбил шерсть. Старуха продолжала ругаться.

— Завел себе шалаву, а жену с дочкой просто выгнал! Ну, по-людски ли это?

Котенок вдруг понял, что гнев покойницы направлен не на девочку, и немного притих.

— Вот ужо я ему!

Котенок мяукнул, и старуха вспомнила о нем.

— Слушай, пошли со мной, — сказала она котенку. — Знаю, так не делается, но все же я ему мать. А он такое отчебучил. Не удержусь я, выдам материнского поджопника, нехорошо выйдет.

Котенок мяукнул, о чем-то спросил. Старуха молча кивнула. Котенок встал, сделал пару шагов, и они исчезли.

* * *

Виталий проснулся среди ночи от того, что стало очень холодно. Он подумал, что уронил во сне одеяло, и приоткрыл глаза, чтоб понять, куда оно делось.

Увидел, что рядом с кроватью стоит кто-то и испугался.

— Ирма? — спросил он, хотя той не могло быть здесь. Секретарша уехала домой, Виталий не очень-то хотел ночевать с ней постоянно. Она могла думать, что дело идет к свадьбе, но этого дела Виталий уже наелся достаточно. Только помеха это все.

Жену он, конечно, выгнал, нечего ей тут делать. Адвокаты потом организуют развод, а пока… Виталию было все равно, где Светка со своей мелкой болтается.

— Вот как, значит, сынок? — послышался голос, и тут Виталий узнал. Мать была страшна — пустые глазницы, горящие гневным пламенем, полусъеденные губы, из-под которых торчали кривые почерневшие зубы. Гнилое тряпье на теле, и сквозь дыры видны копошащиеся во внутренностях черви.

— Ма… ма… — у Виталия остановилось дыхание, в груди вместо сердца оказался огромный ледяной ком.

— Не поступишь с моей внучкой по-человечески — приду и с собой уведу! — старуха подняла руку и стиснула костлявый кулак. — Вдове-то все достанется!

Рядом с нею откуда-то взялся маленький котенок, который зло зашипел… и все пропало.

Виталий лежал неподвижно еще минут десять, потом встал и первым делом зажег во всем доме свет. Потом достал из бара бутылку, налил себе полстакана водки и залпом выпил. Так до утра он и просидел, не решаясь отойти от стола. К утру оказалось, что бутылка кончилась, но хмеля в голове не было. Тогда дрожащей рукой он взял телефон и принялся звонить.

* * *

Ночь Верка спала беспокойно, только под утро заснула, и все проспала. А Светлана с удивлением выслушала сбивчивый голос Виталия, и ничего не отвечала — не знала, что сказать.

Стал человеком? В это она не верила. Однако, дом оставался ей, а сам он перебирался на дачу. Про развод он промямлил что-то невнятное, но ясно было, что он собрался с ним решить, и готов спрашивать ее, а не ставить перед фактом.

К тому же, говорил он странно, словно был сильно пьян.

Однако, она дождалась, пока Вера проснется, покормила ее, поблагодарила Лизу за помощь, и поехала… Домой? Возможно.

На площадке Вера снова увидела котенка, и Светлана согласилась взять его. На счастье.

Виталий ждал ее с таким суровым лицом, она уже думала, что пришел в себя, и сейчас снова выгонит ее прочь, но тут он увидел котенка. Побледнел, поднял руку, словно хотел перекреститься, но смутился и остановился. Буркнул что-то невнятное, бросил ключи на землю и запрыгнул в машину так быстро, словно боялся, что его покусают.

Светлана не знала, что и думать, но хоть в чем-то жизнь налаживалась.

Котенок смотрел вслед уезжающей машине серьезно, по-взрослому.

Автор: Пашка В.

Дорогие читатели!

Меня зовут Ева. Я руководитель и главный редактор этой странички. Многие из вас со мной знакомы (из вопросов и сообщений на странице), со многими мы успели подружиться, а с некоторыми даже встретиться! Сегодня, я ещё раз хочу выразить слова огромной благодарности всем, кто остается в числе подписчиков и постоянных читателей этой странички!

Я очень благодарна за то, что многие из вас принимают активное участие в жизни странички: вы присылаете свои истории, просите помочь найти уже ранее опубликованные и просто желаете хорошего дня! Мне очень приятно, что моя работа не завершается лишь на том, что вы возвращаетесь только для того, чтобы прочитать очередной рассказ, но и даёте обратную связь, которая выражается в вопросах, эмоциях, предложениях, пожеланиях, возражениях, просьбах… Это важно! Это главное свидетельство о том, что я стараюсь не зря! Мне нравится то, что я делаю, и, когда-то простое хобби и увлечение - отчасти стало моей постоянной занятостью. Это на самом деле огромный труд, требующий много времени.

Отдельной строкой я хочу выразить огромные слова благодарности всем, кто поддерживал страничку! Ниже, в комментариях к этому посту я упомяну каждого, кто помог, и, буду это делать всегда. Спасибо, что остаётесь неравнодушными…

А ещё, я хотела бы сегодня поделиться с вами одной новостью… Так случилось, что в конце прошлого месяца я попала на операционный стол... Не буду мучать вас долгими рассказами о том, как более шести часов хирурги колдовали надо мной и т.д. Понимаю, что людей много, люди разные, в том числе и их мнения, но в то же время я не против поделиться своей историей с теми, кому это действительно интересно.

В любом случае, итог таков, что это было неожиданно, а впереди – долгие месяцы восстановления и относительной беспомощности... И, как бы я не сопротивлялась... - сама я не справлюсь...

Друзья, я прошу помощи у ВАС...

Я обращаюсь к каждому, кто может пожертвовать любую сумму, которая не ухудшит ваше положение. Я прошу каждого, у кого есть несколько минут и возможность для того, чтобы пожертвовать незаметные для кого-то, но так необходимые для меня даже 10 рублей... Прошу вашей поддержки… Прошу вас, простите меня, что обращаюсь к вам с такой просьбой и таким прямым текстом, а не из-за угла и мягко-лестно…

В ближайшие несколько месяцев мне необходимо собрать не малую сумму и вернуть за медицинское вмешательство… сама я не смогу, сама я не справлюсь… от того страшно… а ещё стыдно… мне очень стыдно произносить такие слова…

Друзья, я очень надеюсь и жду вашей поддержки! Каждую секунду я молю Бога о помощи и свято верю в то, что я не останусь одна… Я всегда старалась откликнуться на ваши вопросы, просьбы и сообщения, а сейчас, я прошу откликнуться вас…

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас! Пусть даже это будут 10 рублей…

Если Вы находитесь в РФ, помощь можно оказать по этой ссылке: https://sobe.ru/na/j2C2g1L1Y0q7

Если Вы находитесь за пределами РФ, помощь можно оказать по этим реквизитам: номер счёта: 31 1090 1476 0000 0001 5012 9253 (USD) или по номеру телефона: +48888166663 (Польша).

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓