У меня зазвонил телефон...

Есть у меня институтский друг. Да такой, что и в огонь и в воду, и детей крестить. В годы студенчества были не разлей вода с ним. Эх, сколько же приключений мы пережили. Как это обычно бывает, закончив учебу, все женятся, выходят замуж, кто-то даже уезжает в другие страны. Теряются, в общем. Но не мы. Мы с Сашкой так и остались хорошими, крепкими приятелями.

По профессии Сашка не пошел, а ударился в программирование. А если быть точнее в вольные работники. Фрилансером стал, одним словом.

После института Саня почти сразу женился и заделал ребенка. А я по велению вселенной так и остался один. Друг мой, поработав какое-то время фрилансером, осознал, что быть привязанным к городу не имеет никакого смысла. Потому прошерстив объявления, присмотрел с супругой старенький, но на удивление не дорогой и просторный домик в деревне.

Ох, и погудели же мы тогда! Новоселье прошло на славу. Дом оказался и в правду старым, с кучей ремонта и покосившимся забором. Но Сашка не унывал. Деньги и воображение всегда договорятся друг с другом. Деревня та, в которой дом тот стоит, как бы помягче сказать, захолустье.

До города тридцать километров, в наличии интернет. На все село семнадцать дворов. Но природа! Природа просто загляденье!

Соседи сплошь пожилые и в средних годах люди. Добросердечными их назвать сложно. На нового соседа смотрят с опаской, да москвичом кличут.

Стал мой дружище жить-поживать, да дом ремонтировать. А по осени вдруг позвонил и начал к себе зазывать. Зная мой интерес ко всему необычному, заявил мертвецким голосом, что им житья не дает самый что ни на есть настоящий полтергейст.

Я еще тогда рассмеялся, но голос у Сашки и в правду был перепуганный. Собрав свои нехитрые пожитки, я выдвинулся на место.

Была середина октября. Листья на деревьях давно пожухли, свисая с веток мокрыми обрывками навевали и без того щемящую тоску. От былой летней красоты не осталось и следа. Едва въехав в деревню, я мгновенно угодил в густой непроглядный туман.

Сашка встретил меня бледной, не здоровой физиономией. Подхватив мои сумки, сразу же помчался в дом. Супруга Ирина как раз укладывала спать малого, когда мы вошли.

С ремонтом они и в правду преуспели. Подвесные потолки и добротный серый ламинат создавали атмосферу уюта и ухоженности. А светлые, в тон пола обои, визуально расширяли помещение.

Выпив по бутылочке пивка, Саня начал излагать мне свой рассказ.

Как только я уехал, они сразу же принялись за ремонт. Мой друг заменил старый забор на проф.лист, привел в порядок двор и очистил колодец. Водопровода в деревне не было, потому приходилось довольствоваться тем, что имелось.

Ирина занималась домом. Очень скоро подвезли выбранные по каталогу обои и ламинат. Оконщики сняли мерки и обещали вернуться с изготовленными специально под них новыми пластиковыми окнами.

Странности начались после замены напольного покрытия. Замученных и уставших за день людей разбудил посреди ночи телефонный звонок. Саня подскочил как ошпаренный и схватился за телефон. Но тот к его удивлению молчал. Решив, что все это ему приснилось, друг лег обратно в кровать и приготовился уснуть. Как вдруг звонок повторился.

Сашка прислушался. И снова злосчастный звонок. Переведя взгляд на лежащий на столе телефон, он убедился, что тот здесь не причем. На раздирающие слух звонки проснулась и Иринка. Не понимающим взглядом укоризненно глядящая на мужа.

Должно быть, остался от старых хозяев, успокоил жену друг и пообещав найти телефон утром провалился в сон. Наутро поиски нарушителя спокойствия результатов не дали.

Та комната, с которой по ощущениям раздавался звонок, оказалась завалена старым хламом и сыростью по углам. А вот ничего похожего на телефон в ней не обнаружилось. Разве что из стены торчала старая советская проводка.

Списав все это на дурную ночь, новоселы продолжили выгребать мусор и шаманить дом. Но в следующую ночь все повторилось как под копирку. Звонить стали настойчивее. А самое главное это то, что никто в этот момент не спал.

Ситуация походила на коллективное сумасшествие. Жена в шоке, просит, умоляет избавить ее от этого звука. Ребенок не спит, и все время плачет. А сам Сашка напуган до чертиков.

Дальше стало совсем интересно. Пообщавшись с местными, Ирина узнала, что дом этот принадлежал одной семье, что жила тут когда-то. Глава семьи работал в единственном на тот момент узле связи, и потому имел по должности стационарный телефон. Дескать, в советское время у хозяев того дома был единственный телефон на село. Потому Сашкин дом Звонаревым прозвали. Хозяев давно уж нет, а привычка осталась.Жена его трудилась на молочной фабрике, что в районе находилась, и частенько звонила домой, проверить их двух годовалую дочь. Благо директор фабрики был человеком понимающим, и всегда разрешал звонить из своего кабинета.

Пожилая женщина, в чьи обязанности входило сидеть с ребенком, так же растапливала печь и готовила ей еду, по совместительству отвечая на звонки беспокойной матери. До определенного времени все шло своим чередом, люди работали, с ребенком сидела няня. Пока в один из февральских дней мать ребенка не смогла дозвониться домой.

Она пробовала и раз и два, но попытки оставались бесполезными. Упросив директора, она позвонила мужу на работу, и рассказала о беспокойстве на душе. Тот понял жену и, воспользовавшись рабочей машиной, срочно направился домой.

Спустя несколько часов женщину вызвал к себе директор фабрики и сообщил страшное. Ее маленькая дочь и женщина, что приглядывала за ней, угорели от печного дыма. Старушка растопила печь, но оставила заслонку закрытой. Собравшийся дым не смог найти выход и просочился внутрь.

Тот роковой день стал переломным для семьи. Муж начал крепко пить, а слезы на лице безутешной матери лились и лились горными ручьями. Коллеги и односельчане отнеслись с пониманием к горю людей, и потому помогали каждый, чем мог.

Через пару месяцев все вернулось на свои круги. Женщина вернулась на фабрику, муж стал реже пить и углубился в работу. В один из рабочих дней в кабинет директора молочной фабрики постучали и попросили позволения позвонить домой.

Мужчина все понял, но отказывать не стал. Предоставив кабинет несчастной матери, он встал и вышел за дверь. Звонки стали повторяться все чаще и чаще, но директор фабрики не отказывал, то ли понимая, то ли боясь что может навредить здоровью своего сотрудника.

Цели звонков были все те же. Женщина звонила и спрашивала как там ее дочь, хорошо ли поела, вовремя ли легла спать. А на том конце ей словно кто-то отвечал.

Наконец, набравшись смелости, директор вызвал мужа женщины и все ему рассказал. Приехали доктора. Диагноз оказался печальным, психологическое расстройство на фоне потери ребенка. Женщине выписали лекарства и постельный режим. От госпитализации пока просили воздержаться. Мужу приписали больше проводить времени с женой, гулять на свежем воздухе, дарить положительные эмоции.

Время шло, но женщине становилось все хуже. Муж, будучи не в силах более наблюдать за происходящем, стал пропадать на работе. Порой, оставаясь там на ночь. А однажды, вернувшись домой, он обнаружил свою жену мертвой.

Как рассказывали потом люди, несчастная бегала по селу и спрашивала, не видел ли кто ее дочь. А когда ей ответили что ребенок погиб, отправилась домой и выпила полную бутыль уксуса.

Мужчина не долго прожил, после смерти жены. С тех пор дом пустовал, пока его не приобрел Саня.

«И что ты думаешь, что эта несчастная теперь звонит вам с того света?» – саркастически спросил я.

«Вот все смеешься, а я уже чему угодно готов поверить. Это ведь не у тебя дома творится черт знает что!» – раздосадовано ответил друг.

«Ладно, ладно!» – примирительно отвечаю: « Пусть так! Но ты пойми, потустороннего не существует, это все выдумки или проделки воображения».

В этот самый момент раздался истошный телефонный звонок: «Тррррррррррррррр!!!»

Наши мобильные молчали. Мы переглянулись, и Сашка, сорвавшись с места, помчался в спальню к жене и сыну.

Loading...

«Тррррррррррррррррррррррррррр!!!» – вновь раздалось протяжное тренькание...

Откуда исходит звук, было понять сложно.

«Ира ее видела!» – взволнованно выпалил Саня.

«Кого?» – не понял я.

«Ну ее, эту, что с ума сошла. Говорит задремала маленько, пока мы тут с тобой болтали, а потом этот звонок раздался. Ну она и проснулась. А у кровати женщина сидит, и на Ромку смотрит так, пристально» — прошептал Саня, озираясь по сторонам.

«Ирина, ты уверена, что это был не сон?» – спросил я у Сашкиной жены.

«Я конечно перепугана мальчики, но сон от реальности отличить могу» – ответила девушка.

«И я ее тоже видел. Кажется» – неуверенно произнес друг.

«Где?!» – в один голос выпалили мы с Ирой.

«Ночью, когда пить вставал. Вышел на кухню, а там, у окна напротив, стоит кто-то. Ну, я глаза протер, смотрю никого нет, подумал что приснилось»

Вдруг вновь раздался телефонный звонок.

«Да что ж ты звонишь, проклятая?» – Не выдержал мой друг: «Извести нас решила?!»

«А вы ответить не пробовали?» – спросил я вкрадчиво.

Саня и Ирина непонимающе уставились на меня, выпучив глаза.

«Есть у меня одна интересная задумка. Надо бы нам телефонный аппарат раздобыть» — продолжил я.

«Зачем?» – удивленно спросил Сашка.

«Отвечать будем» — заговорщицким тоном ответи я.

Сев в машину, я направился в город. Приехав на работу, зашел в кабинет и с антресолей шкафа достал старый радиотелефон с АОН и громкой конференцсвязью. Купив на обратном пути батарейки, вставил их в трубку и, вернувшись в деревню, подключил провод к телефону. Ближе к вечеру, раздался телефонный звонок. Я посмотрел на дисплей и увидел, что вызывающий номер не определился.

«Надо думать, еще бы он определился» — усмехнувшись, подумал я и нажал кнопку вызова.

Пару раз глубоко вздохнув, я произнес: «Алло. Кто это?»

Через пару секунд, сквозь потрескивание, я услышал детский голос: «Здравствуйте, дяденька, я Маша, я домой звоню, я здесь жила раньше».

От осознания, что это не шутка, мой лоб покрылся испариной, и я произнес осипшим голосом: «Здравствуй, Маша, а почему ты сюда звонишь?»

На другом конце провода послышалось всхлипывание, и Маша произнесла: «Я маму ищу. Мы с папой скучаем по ней, а она все не приходит. Дяденька, а у вас нет моей мамы?»

Я, помолчав, ответил: «Ну, по видимому, твоя мама здесь».

«Дяденька, можно мне с ней поговорить? Пожалуйста, пожалуйста» — умоляющим голосом, произнесла девочка.

Я нажал кнопку громкой связи и сказал: «Говори, Машенька».

«Мамочка, миленькая, почему ты так долго не приходишь? Я скучаю по тебе, и папа по тебе скучает. Приходи, пожалуйста» — затараторила Маша.

В углу комнаты появилась полупрозрачная фигура женщины и произнесла: «Доченька, я так по тебе соскучилась, я везде ищу тебя. Где ты, как мне к тебе попасть?»

На другом конце провода послышалось: «Мамочка, иди на мой голос! Дяденька, не выключайте телефон, пожалуйста!»

«Не выключу, Маша» — ответил я.

Несколько минут мы втроем слышали потрескивание микрофона, после чего звук прекратился, и послышались длинные гудки.

«Долетела» — задумчиво произнесла Ирина.

«Встретились» — поддержал супругу Саня.

Супруги уговорили меня остаться до утра, Да и мне не особенно хотелось возвращаться в город, хотелось поговорить и осознать произошедшее. Поздно вечером мы втроем сидели на веранде пили чай и обсуждали дневное событие. Неожиданно снова зазвонил телефон, и мы бросились в комнату. Я схватил трубку и нажал кнопку громкой связи.

В динамике послышалось знакомое потрескивание, и женский голос произнес: «Спасибо Вам».

Ему вторил детский голос: «Спасибо, дяденька» — после чего потрескивание прекратилось, и в комнате повисла тишина.

Связь с потусторонним миром прервалась навсегда.


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...