Телеграмма от сестры

Нина сидела в вагоне, отвернувшись к окну, слезы бежали, что называется ручьем, платок намок, она мокрым платком старалась насухо вытереть слезы.

В восемь часов утра принесли телеграмму от сестры, в ней всего несколько слов.

«Срочно приезжай к маме».

— Телеграмма подписана младшей сестрой Анной, значит она у мамы, — думала Нина, — если б мама заболела, она бы написала, что заболела, а если написала, срочно приезжай, значит, мамы уже нет.

Она положила мокрый от слез платочек в сумку, достала платок и уткнулась в него.

Через час Аня вышла из электрички и почти бегом бросилась к дому. До отправления электрички у нее оставалось время, она зашла на рынок, набрала продуктов и сейчас тяжелые сумки мешали ей бежать.

Нина задохнулась, подбегая к дому, открыла калитку и со страхом посмотрела внутрь, боясь увидеть крышку гроба.

Проскочила веранду и просто влетела в кухню.

За празднично накрытым столом сидела мама и две ее младшие сестры, от второго мужа мамы.

Нина прислонилась к стене, сумки выпали из рук.

— Вот, я же говорила, что приедет на утренней электричке!

Проходи, что встала на пороге?

Аня поднялась из – за стола, подняла сумки и поставила на кухонный стол.

— Что стоишь, как неродная? Давай проходи скорее, в последний раз собрались все вместе в родительском доме.

— Что происходит? Вы с ума сошли отправить такую телеграмму?

Мама, как ты могла разрешить им? Я чуть с ума не сошла!

— Иди, умойся, ты на себя не похожа, потом поговорим.

Нина медленно пошла в ванную комнату.

Она посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась. На нее смотрела постаревшая, с опухшими от слез глазами женщина лет на десять старше ее.

Нина вернулась на кухню, голова раскалывалась от боли, она достала из аптечки мамы таблетку, запила ее водой, затем накапала валерьянки, выпила и только тогда села за стол.

— Рассказывайте, что за праздник устроили?

— Нина, мы продали мамин дом, — Галина налила рюмку вина и поставила перед Ниной.

— Как продали? А мама где будет жить?

— Нина, мы подумали, что маме одной тяжело, дом продали, деньги поделим на четыре части, а мама по месяцу будет жить у каждой из нас.

— А вы у меня спросили?

— Нина, это же наша мама, мы не можем оставить ее одну.

— Маме всего шестьдесят пять лет, она управляется сама с огородом, у нее центральное отопление, вода холодная, горячая в доме, что значит тяжело?

Она никогда не жаловалась. Мама, ты что молчишь? Почему не сказали мне? Я категорически против вашего решения!

— Уже поздно, дом продан. Нина, ты что, не пустишь маму на месяц?

— Только в гости!

— Нина, мы так решили, что мама будет переезжать с вещами.

— Через месяц будет заказывать машину и переезжать?

Вы с ума сошли все что ли? У Ани в сарай сгрузите все, а Галя в квартире живет, куда все?

— Ну, я не все же буду перевозить, только одежду, перину. Я привыкла спать на перине, конечно, я буду возить ее с собой.

— Значит, вы решили сами, без меня, вот и не вмешивайте меня в ваши дела.

Мария Сергеевна достала из ящика стола конверт и положила перед Ниной.

— Это твоя доля от продажи дома.

— Я не возьму деньги, вы решили все без меня, вот и решайте дальше, я уже сказала.

— Нинка, вот все у тебя не так как у добрых людей, мы решили, что так будет лучше, — обиделась Мария Сергеевна.

— Для кого лучше? Ты подумала?

Loading...

В квартире Гали, у тебя своей комнаты не будет. Либо с внуком будешь комнату делить, либо с внучкой, не думаю, что это им понравится, они уже большенькие.

Да еще в квартире! Ты привыкла, что у тебя своя территория, а в квартире, что будешь делать? В окно смотреть?

Долго ли ты сможешь прожить у Ани? С твоим – то характером?

Ты к ним на три дня приезжаешь, и вы с зятем ссоритесь. Ты знаешь, что он пьющий, ты молчать не будешь, ты и неделю там не выдержишь.

Нина отодвинула конверт с деньгами от себя.

— Мама, давно хотела тебе сказать на счет Нинки.

Мне пошел пятый десяток, я занимаю высокую должность и для всех я Нина Борисовна, для тебя же я с рождения Нинка, иначе ты не можешь меня назвать.

Нет моей вины в том, что вы разошлись с отцом, а получается, что я всю жизнь виновата.

Да, я общаюсь с ним и буду общаться, в отличии от тебя он меня любит и у него я только Ниночка и Нинок.

Нина поднялась и вышла из дома, на вечерней электричке она вернулась домой. Муж был в командировке.

— Хорошо, что не отправила ему телеграмму, — думала она.

Через месяц у ворот Нины остановилась машина груженная вещами Марии Сергеевны.

Нина с мужем ужинали.

— О, мама прошла, — Нина увидела Марию Сергеевну через окно и поспешила навстречу.

— Нина, я заходить не буду, поехала к Гале, по пути заехала. Нина, что – то много вещей получилось, может у вас оставить что?

— Мама, я сказала у меня ничего оставлять не надо, ко мне будешь приезжать, ничего с собой не бери, даже халат, я тебе все дам.

Нина с Василием вышли к машине.

— Зачем ты собрала весь хлам? Корыто – то зачем тоже взяла, ему уже сто лет и кому оно нужно?

— Может, в баню возьмешь?

— Ничего мне не надо, у меня все есть.

Два года Мария Сергеевна переезжала от одной дочери к другой, жили они в разных местах, сорок километров друг от друга.

Все устали, переругались, муж Ани ушел из дома.

Поехала Мария Сергеевна проситься к нелюбимой дочке, другого выхода не было.

Приехала без вещей, с небольшой сумочкой.

Маму накормили, помыли в бане, дали чистую одежду.

Вечером за ужином, Василий налил всем по рюмке вина.

— Все, мать, хватит скитаться, живи у нас. Никаких вещей не надо, походите с Ниной по магазинам, все купите. Твоя комната дальняя, чтоб мы тебе не мешали по утрам, когда на работу собираемся.

Мария Сергеевна заплакала, хотела проситься к ним, а они сами уже решили, что она будет жить с ними.

— Мама, не плачь! Мы тебя ждали, знали, что долго так продолжаться не может. Они заранее все продумали, у них жить нельзя, остаюсь только я. Деньги нужны были, вот и подсуетились.

Успокойся и живи спокойно. Появится желание, готовь, ты знаешь, как зять любит твою стряпню. А лучше, пока лето, сиди в саду под яблонькой или под сосенкой, вяжи, ты так любила вязать! Нитки и все, что нужно, купим.

В твоей комнате, в шифоньере висит одежда, это для тебя.

— Я потратила все деньги, у меня ничего нет!

— Мама, у нас все есть, ничего не надо.

— Игорь из армии придет, не будет против?

— Не будет, у него есть своя комната. Мама, успокойся, у нас все будет хорошо. Никто из нас не против чтоб ты жила с нами, только надо выписаться от Гали и я пропишу тебя у нас.

Прошло время, Мария Сергеевна успокоилась, помогала Нине по хозяйству. Готовила, пекла пироги, помогала в огороде.

Вечером брала коробку из под обуви, где лежали спицы , нитки и вязала перед телевизором.

Когда Марии Сергеевне отмечали юбилей семьдесят лет, никто из младших дочерей не приехал. За месяц Нина отправила им пригласительные билеты, надеялась что приедут.

— Побоялись, что маму к ним отправлю, — сказала Нина мужу.

Отметили юбилей без них, Мария Сергеевна, конечно, ждала дочерей и внуков, но виду не подала.

Приехали сестры только на похороны. Рыдали у гроба, просили прощения у мамы, но было уже поздно.

Автор: Заметки из жизни

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...