Развод и девичья фамилия. Зачем нужно было все это терпеть?

Анна Петровна написала заявление на развод. Когда она сообщила об этом мужу, Василий Егорович разразился гневными воплями:

— Да кому ты нужна, кошелка старая?!! Катись, от тебя толка все равно никакого! – это были самые «мягкие» высказывания, которые долетали до женщины, пока она собирала свои скромные пожитки.

Ну что, вроде все собрала. Носимое уместилось в дорожном саквояже и Магнитовской сумке. Старенький ноутбук лег в свою котомку.

Она присела на край кровати. Огляделась. Странное чувство: прожила в этом доме 15 лет, сама делала ремонт, клеила обои и обустраивала уют. А вот ничего не жаль.

Единственное, что еще как-то удерживало – старенькая свекровь, которая сейчас плачет в своей комнате. «Добрый» сын ее теперь совсем замучает своими указаниями: что она должна есть на обед и какие передачи можно смотреть по телевизору.

Но жить так больше, Анна просто не могла. 30 лет брака, двое выращенных детей и совместно построенный дом треснули под натиском хамства, обострившегося к преклонным годам.

А ведь как все начиналось!

Анна вспомнила молодого парня: красивого, умного, нежного. Как после первой ссоры, случившейся на первом году семейной жизни, он принес ей трогательный букетик полевых цветов и попросил: «Давай больше никогда не будем ссориться?». И как жарко потом мирились…

Но, увы, его просьба осталась просто словами. И ведь человек-то хороший. Но каждый его поступок оборачивается каким-то издевательством. Иначе не назовешь.

Просит престарелая тетка привезти ей картошки из магазина. Так сначала выслушает все о ее неблагодарных детях, бросивших мать и укативших искать личное счастье. Потом привезет, конечно, все, что просила. И еще сверх гостинцев накупит. Но нужны ли расстроенной женщине его гостинцы?

Или старенькая мать, у которой отказали ноги, попросит дать ей кусочек белого хлеба. Выслушает лекцию о вреде этого продукта, и угрозы, что «разжиревшую старуху он таскать на горбу не будет». Потом, принесет сдобную булочку, которая так и останется лежать на столике: в горло не лезет такое угощение.

Ну а про жену и детей и говорить нечего.

Сколько Анна слез проглотила, слушая указания все знающего господина, которого, она – неумеха, накормила пригоревшими пирогами или несоленой кашей? Хотя остальная семья ела, да похваливала.

А выговоры за неубранную квартиру, когда случались женские недомогания? А запреты на посещения единственной подруги, которая видите ли много говорит, и не дает отдохнуть?

Не даром дети съехали, как только окончили школу. И общаются с папой исключительно по делу.

Но последней каплей стало отношение к матери Анны Петровны. Та, конечно, обладала невероятно склочным характером. Не в обиду скорпионам, знаку своему соответствовала полностью. Даже перевыполняла. Дня не могла прожить, чтобы не сказать кому-нибудь гадость. Неудивительно, что с зятем характерами не сошлись.

И жила Анна Петровна между ними, как меж двух огней. Матери бы пожаловаться, так она только подольет: скажет, сама виновата.

Ну а мужу про мать вообще Боже упаси, напомнить.

Но настало время, когда без напоминания уже обойтись нельзя стало: Алевтина Дмитриевна стремительно постарела. Стала плохо видеть, а потом и ходить с трудом. И вот тут оказалось, что кроме единственной дочери помочь матери больше некому. И Анна впряглась в тяжелую ношу: помыть, убрать, сготовить. И это нужно делать каждый день. Осложняло дело то, что мать жила далеко, и на дорогу уходило драгоценное время.

Loading...

Тогда Анна поменяла место работы. Ей удалось устроится буквально в соседнем доме. Теперь стало полегче: приехала к матери, сделала все необходимое и на работу. После — опять к матери, подготовка ко сну и поездка домой, где привычно выполняла домашние дела и слушала ворчание на никчемную жену, которая ничего не успевает.

И так бы, наверное, и шло дальше, если бы свекровь не подхватила новомодную болезнь. Пролежав под аппаратом ИВЛ почти месяц, пожилая женщина превратилась практически в овощ.

Ушедшую в больницу на своих ногах бабулю, привезли обездвиженной. И все заботы легли на плечи снохи.

Анна безропотно мыла старушку, научилась лихо менять памперсы. И очень ее жалела. Она всегда была добра к снохе и очень помогала с воспитанием детей.

Но жизнь Анны, и без того, беспросветная превратилась в какой-то «День сурка»: подъем, смена памперсов, кормежка. Поездка в город: уборка в квартире еле ходящей матери, завтрак. Работа. Обеденный перерыв: сбегать к матери. Покормить. Окончание рабочего дня. Забежать к матери, ужин и подготовка ко сну. Поездка домой. Смена памперсов, ужин, уборка и стирка.

Надо ли говорить, что на мужа рассчитывать не приходилось. По крайней мере там, где дело касалось тещи.

И вот как-то, Анне повезло. Сосед распродавал оставшиеся после серьезной травмы приспособления, и предложил подъёмник для лежачих. Такую трубу с петлей на конце, которая ставится к кровати. Чтобы больному было легче подниматься. Женщина с благодарностью приняла этот предмет. Нужно было отвезти его к матери и установить.

Она обратилась к мужу. И он… не отказал. Ворча, загрузил тяжеленую бандурину в машину и… протянул разводной ключ.

— Затянешь там, когда поставишь, в этом месте…

Он показывал в каком месте ей надо затянуть, а у женщины лились слезы. То есть, он довезет штуковину до дома матери, потом она поднимет ее в квартиру и там будет затягивать артритными руками вот этот болтик, ключом, заботливо одолженным любящим мужем?

А он, не замечая ее реакции пошел к выходу, задев ее по пути:

— Ну что встала то? Корму подвинь, не обойдешь, не объедешь… Он еще что-то ворчал в ее адрес, а она вдруг отчетливо поняла: все. Больше просто невозможно это выносить!

Она молча села в машину. У дома матери вынесла подъемник, и глядя вслед отъезжающей машине сказала сама себе: это был последний день рядом с этим человеком.

Плевать на дом, построенный вместе. Не нужен участок, на котором скоро зацветут любимые розы. По лампочке, что мамина квартира в ипотеке, и за нее еще выплачивать пять лет. Зато она своя. И никто не посмеет указать ей на ее недостатки и скомандовать, что и во сколько она должна делать.

А свекровь? Ну что свекровь. Жаль, конечно. Но у нее есть дочь. Живет далеко, но это теперь их проблемы. Главное она сделала: за два месяца прошедших после болезни, женщина практически пришла в себя, начала садиться и даже потихоньку вставать. Не сосчитать сколько памперсов вынесла Анна из ее комнаты. И сколько уколов и прочих процедур переделала. А теперь – все.

В конце концов, как сказал классик: жизнь дается один раз и прожить ее нужно, чтобы не было мучительно больно…

На следующий день она написала заявление на развод.

Автор: Мандаринка

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...