Расплата за клевету

— Расходимся, гражданочки! Не цирк вам здесь! – усталый милиционер вяло пытался разогнать толпу деревенских баб, окруживших новенький милицейский ГАЗ 69, в народе именуемый «козлик».

Следом за ним два молоденьких паренька в форме вели к машине Надьку продавщицу. И вот уже автомобиль, поднимая вокруг себя клубы пыли, скрылся из виду. Вслед ему бежала расхристанная женщина, и воздев руки к небу, истошно кричала. Бабы тут же начали судачить:

— Ох, как Авдотья убивается!

— А ты как думала? Ведь единственная родная душа Надька у ей осталась. С рождения воспитывала.

— Ты глянь, вот тихоня Надька! Проворовалась! Подумать только, такими деньжищами ворочала, куда подевала то их?

— А я не верю, не могла она. Я сызмальства её знаю. Подставили, поди. Девка то молода. Ума шибко нет ещё.

— Ой, бабоньки, дыма без огня не бывает. Они, молодые, сейчас ушлые пошли. Не то, что мы были в свое время.

— В милиции разберутся. Чать, не зря хлеб едят.

— Да кто будет разбираться, посадят Надьку и все на этом, вот увидите.

Бабы долго ещё рассуждали, пока из-за поворота не показалась сгорбленная, вмиг постаревшая, тетка Авдотья. Толпа расступилась, старая Авдотья прошла мимо, словно не видя ничего и никого вокруг.

Вернувшись в дом, Авдотья ничком повалилась на кровать, и лежала без слез, без движения, без звука.

Двадцать лет назад потеряла женщина свою единственную дочь, Ольгу. Умерла та при родах, оставив матери свое продолжение в лице крошечной внучечки Наденьки. Уж как Авдотьюшка тряслась над девчонкой, пылинки с неё сдувала! Ради маленькой Надюшки и жила.

Подрастая, внучка особых хлопот бабуле не причиняла. Ласковая была, послушная. В школе училась хорошо, ровно. После восьмилетки поступила в торговое училище, выучилась на продавца, и вернулась к бабушке. Стала в деревенском магазине продавцом работать. Жить стало легче. К Авдотьиной пенсии Надина зарплата прибавилась.

Так прошел год, и вот ревизия с сельпо. Девушку обвинили в недостаче целой тысячи рублей. Это неподъемные для Авдотьи деньги. То было вчера, а сегодня милиция приехала, забрали внучку, сказали, будут разбираться.

Авдотья, застонав от бессилия, вскочила с кровати. За окном вечерело. Вышла во двор, убрала скотину. На дворе поздняя осень стояла, коров в стадо уже не выгоняли.

Подоив Зорьку и задав ей корма до утра, вернулась в дом. Села на лавку под образами и долго сидела, раскачиваясь из стороны в сторону и думая горькую думу. Вдруг, словно вспомнив что-то важное, вскочила. Занавесила окна, хотела свет зажечь, но передумала, зажгла лампу керосиновую. После сняла с пояса ключик заветный, открыла сундук. Пошарив рукой где-то в середине, вытащила узелок со «смертным». Там, среди приготовленных вещей на смерть, лежали денежные купюры, на тот же случай приготовленные.

Авдотья дрожащими руками пересчитала деньги. Не густо. Здесь нет и половины того долга, что на Надюшке висит. Деньги бережно завернула в тряпочку, и сунула в карман фартука. Сверток вернула на место, и собралась закрыть крышку сундука, но передумала вдруг. Перекрестившись на образа, достала со дна маленькую шкатулку, а из шкатулки потрёпанную колоду карт.

— Сколько ж годков то я к ним не касалась? Да враз двадцать, после Ольгиной смерти зареклась. А выкинуть, вишь, рука не поднялась, как знала, что пригодятся мне ещё.

Долго сидела Авдотья за столом, вглядываясь в каждую карту, что выпадала из перетасованной колоды. Наконец, удовлетворенно хмыкнув, прибрала со стола, и в чем была, не раздеваясь, легла спать.

***

Зинка проснулась ранехонько, с непонятной тревогой на душе. Встала, разминая затекшие за ночь руки. Гриша недовольно посмотрел на супругу, и накрывшись одеялом, отвернулся к стене.

— Спи, рано ещё, пойду печь затоплю, да самовар раздую.

Зина, наскоро одевшись, принялась готовить завтрак. Думы в голове перескакивали с одной на другую. Славик, сынок, в соседнюю область поехал, машину покупать. Да не какой-то запорожец, а новенькие «Жигули», такой машины даже у председателя не было. Вот приедет на новеньком автомобиле, а там и о свадьбе можно подумать. Невесту ему Зина знатную подыскала. Саму дочку заведующего универмагом в районном центре!

Зинка тоже не лыком шита, ни много ни мало, товароведом работала в районном сельпо! Вот бы породнится удалось! Они б со сватом таких дел сообща наворотили! Да Славка, паразит такой, кочевряжится! Ему, видите, любовь подавай! Как присох к девке этой безродной, Надюхе. Ну, да ладно, эту проблему Зина решила. Не хотела девка по-хорошему от сыночка отстать, по-плохому будет. Зинка двух зайцев сразу убила. И от девки избавилась, и деньжат на покупку машины сыночку добавила.

Пусть пару лет за решеткой проведет, авось поумнеет. А Славик за это время семью нормальную заведет.

Стук в окно раздался неожиданно, Зина испуганно отдернула шторку. У калитки стояла Авдотья. «Принесли черти ведьму старую, не иначе как за внучку свою просить будет».

— Чего тебе, тетка Авдотья? Нет у меня времени лясы точить, да и прозябла я, на ветру стоять.

— Здравствуй, Зина! Я сразу к делу. Совесть не мучает? Как ночами спишь? За что ты с Надей моей так? Опомнись. Зина, она сирота. Грех не за молимый сироту обидеть. Исправь, что сделала.

— Да как ты смеешь! Воровка твоя Надька! Ишь, приперлась, угрожать мне вздумала! Да я и тебя посажу! Пошла вон отсюда! – Зинка разошлась не на шутку.

Её зычный голос разносился на всю улицу, привлекая внимание проснувшихся соседей. Во всей округи не было такой вздорной и скандальной бабы, как Зинка! Связаться с ней себе дороже, потому народ её стороной обходил.

Неожиданно Зинка замолчала. Слишком неуютно почувствовала себя под цепким взглядом Авдотьи, та словно наизнанку выворачивала все её гнилое нутро.

— Последний раз прошу по-хорошему, сними обвинения с Нади моей. Ты ревизию делала, ты и подставила девку. Я, Зина, знаю, что говорю. Передо мной не юли, не надо.

Loading...

— Ты ничего не докажешь, будет сидеть твоя Надька! –Зинка снова входила в раж.

— Будь ты проклята, за клевету свою не раз кровавыми слезами умоешься, стерва.

С этими словами Авдотья ушла, а Зинке вдруг на стылом ветру жарко стало, она распахнула тужурку, и успокоившись, вернулась в дом.

***

Вскоре Авдотья корову продала. Жалко было с кормилицей расставаться, а куда деваться. Сложила вырученные деньги вместе с теми, что на похороны откладывала, и покрыла внучкину недостачу.

Надя домой вернулась осунувшаяся, бледная. Неделю из дома не выходила. Стыдно было в глаза людям смотреть, хоть и не виновная она.

Авдотья тенью за ней ходила, травами пахучими отпаивала. Кое-как выходила девку. Зиму Надюша дома просидела, а к весне в колхоз попросилась.

Телятницей работать вздумала. Авдотья обрадовалась такой новости, вроде отошла девка от обиды.

У Зинаиды за эту зиму вся жизнь кувырком пошла.

Началось с того, что беспокойство одолело Зинкину душу. Видимых причин поначалу не было, а Зинка покоя лишилась. Ни спать, ни есть не могла. Даже скандалить меньше стала. Потом от Зинки вдруг ушёл муж, Григорий. Рассчитался с работы, собрал чемодан с вещами, и укатил в город. Сказав напоследок, что разлюбил и жить вместе не хочет. Зинка волосы на себе рвала, ездила за ним, умоляла вернуться, но Гриша был непреклонен.

И, наконец, последней каплей горя стал сынок, Славик. После ареста этой бесстыжей девки Слава как с цепи сорвался. Вместо того, чтобы жениться на предложенной невесте, стал пить. Нашёл дружков себе под стать, нигде не работал. Машину разбил вдребезги. Хорошо, что только машину, без жертв обошлось. А вчера в милицию угодил сынок. За пьяную драку с поножовщиной. Это стало для Зины последней каплей.

Решила она к Валентине сходить, сновидицей та в округе слыла. «Вот заодно и посмотрим, на что способна девка. А то уж больно шибко слава идет про неё!» — думала Зина, накидывая новую цветастую шаль на плечи. К дому Гордея Лапина Зина шла огородами, не хотела глаз лишних. Валентина как раз на подворье возилась, курям корм задавала.

Удивилась, увидев Зину.

— Давай, Валька, поворожи мне. Что ты там умеешь? Карты раскинь, или еще что там у вас. Ну, че вылупилась? Тебе говорю!

— Я ворожбой не занимаюсь, теть Зин. Ты адресом ошиблась.

— Ты что, цену себе набиваешь? Так заплачу я. Только вначале дело делай, я посмотрю ещё, на что ты способна.

Гордей, услышав разговор Зины с дочерью, вышел из сарая и выпроводил непрошенную гостью. Валя была изумлена таким наглым поведением вздорной Зинаиды! По привычке коснулась янтаря, камень обжёг пальцы.

А наутро Валентина сама к Зине собралась.

— Чего припёрлась? Денег решила заработать?

— Мне твои деньги, тёть Зин, не нужны. Человека ты обидела, сильно обидела. Кого, ты сама знаешь. Отсюда все твои беды начались. Проси прощенья, и верни всё, что взяла. Тогда несчастья прекратятся.

— А если не буду прощенья просить?

— Тогда дальше ещё хуже будет. Я предупредить тебя пришла.

— Ишь ты, предупредить. Ты вот что, девка, ты давай мне изведи Авдотью вместе с внучкой её. А я тебя за это озолочу. Это её рук дело. Она мне угрожала.

Зинка схватила Валю за грудки и трясла, приговаривая:

— Давай наворожи на них, на смерть делай обеим. Что вздумали, мне дорогу переходить!

Валентина вдруг почувствовала силу, которая наполняла её изнутри и рвалась наружу. Одним движением сбросив с себя цепкие руки Зинаиды, она заговорила:

— Слушай меня внимательно, больше повторять не буду. Ты по заслугам получила. Помогать тебе никто не возьмётся. Верни деньги сироте и прощенья проси у Авдотьи. Сроку тебе три дня. Не уложишься, жизнь свою окончательно сломаешь. Ко мне не ходи, больше мне тебе нечего сказать будет.

Вернувшись домой, Валя поняла, что очень устала. Словно кирпичи таскала весь день. Едва коснувшись подушки, провалилась в спасительный сон, после которого всегда приходило равновесие душевных и физических сил.

***

Ни о каком прощенье Зинка и не помышляла. И деньги Авдотье не вернула. В скором времени у неё случился инсульт, после чего Зина осталась навсегда прикована к постели. Ухаживать за ней было некому, и остаток дней она доживала в одиночестве в доме инвалидов.

Гриша встретил другую женщину и уехал в соседний район. Славик взялся за ум, завязал с плохой компанией, бросил пить, и вскоре завербовался на север.

Надя через несколько лет вышла замуж за приезжего агронома, родила двух сыновей. Авдотья успела правнуков понянчить, умирала спокойно, зная, что судьба любимой внучки в надёжных руках.

Автор: pepelaz

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...