Прости, что поздно

Юбилей Максим решил отпраздновать в кафе, расположенное неподалёку от его дома. Мужчине исполнилось сорок пять лет, и эту дату он всегда хотел отметить с размахом.

Во вторую чеченскую кампанию, когда из их взвода, командиром которого был Максим, только чудом все остались живы, он пообещал себе, что его юбилей будет особенным. В тот день они попали под обстрел боевиков в одном из живописных ущелий Южной республики.

— Ну мужики, если до сорока пяти доживу, всех вас на юбилей позову! — отдышавшись и убедившись, что опасность миновала, сказал Максим, — И только попробуйте кто-нибудь не приехать, обижусь до конца жизни!

Слово офицера — закон. За пару месяцев до предполагамой даты Максим стал обзванивать сослуживцев. До кого не удалось дозвониться — тем писал приглашение в соцсетях. Удивительно, но почти все, кто вышел живым из той страшной мясорубки в девяностых, были живы. Никто не спился, никто не опустился на дно жизни. Всего их, тех, кого крепкой мужской дружбой связала война, было двадцать три человека.

На улице вовсю бушевала весна. Максим выбрал для празднования кафе на окраине города, чтобы провести время поближе к природе, к свежему воздуху и полюбоваться чудесным лесным пейзажем. Майский вечер был тёплым и тихим, а вид багряного весеннего заката поднимал и без того прекрасное настроение.

Собрались все, кого приглашал Максим. Кто-то приехал один, кто-то с супругой, а некоторые даже с детьми. Не приехал лишь один сослуживец, Виктор, хотя ещё два месяца назад обещал, что непременно приедет.

Во время п е р е к у р а друзья обсуждали неожиданное отсутствие сослуживца.

— Да вообще странно, — ответил Максим на вопрос Олега, когда тот спросил, приглашал ли он Виктора, — мне тогда Витёк клялся, что приедет. Так и сказал: «Даже если умру, всё равно буду!» Может, случилось чего?

— А ты ему звонил? — спросил высокий, крупный мужчина по имени Игорь.

— Я ему одному из первых позвонил, пригласил. А после несколько раз набирал, у него недоступен был. В соцсети он как-то односложно ответил на мой вопрос, приедет ли он. Просто написал «да».

— Ну, обижаться ему на нас не за что, — резюмировал Олег, — Значит, дела серьёзные, неотложные.

Вечер был в самом разгаре, когда в дверях возник знакомый силуэт.

— Смотрите, там Витёк! — увидев сослуживца, указал на дверь один из друзей, Николай, — Ты чего там стоишь? Иди сюда! — поднимаясь из-за стола, закричал он, обращаясь к Виктору.

Виктор как-то нерешительно переминался с ноги на ногу возле входа, но в кафе не заходил. Вот уже все повскакивали с мест и приблизились к другу. Максим отметил, что Виктор выглядел неестественно бледным, а ещё при попытке его обнять он отстранился, жестом дав понять, чтобы к нему не прикасались.

— Витёк, что это с тобой? — удивлённо спросил Максим, когда Витёк отпрянул от дружеских объятий.

— Ничего, — коротко ответил Виктор тихим голосом, — Я мимоходом здесь, мне нужно спешить, ждут меня очень. Зашёл, как и обещал, тебя поздравить... Прости, что поздно, но лучше так, чем совсем не явиться.

— Ну спасибо, друг! Но куда же ты так спешишь? — непонимающе спросил Максим. Вся ситуация в целом была какая-то странная. Мимоходом, за более чем пятьсот километров от дома.

Виктор оглянулся назад и сказал:

Loading...

— Ну всё, пора мне, друзья! Будьте здоровы и счастливы, все-все! Я рад, что мне довелось с вами пересечься в жизни! Прощайте!

Сослуживцы в недоумении смотрели на товарища, совершенно не понимая, почему Виктор с ними прощается, словно навсегда. Да и манера разговора была абсолютно не похожа на его обычную манеру общения. Всегда весёлый, жизнерадостный любитель острых шуток, сегодня Виктор был как никогда серьёзен, а лицо его практически лишено мимики.

Виктор повернулся, чтобы выйти, когда его окликнул Игорь:

— Ну давай мы тебя проводим хотя бы! Немного хоть поболтаем, вспомним былое!

Виктор резко развернулся и ответил:

— Нельзя меня провожать! Рано вам ещё!

Под недоуменные взгляды друзей он покинул кафе и поспешил вдоль дороги. Мужчины удивлённо переглянулись, а Виктор как-то невероятно быстро скрылся из виду, хотя дорога просматривалась достаточно хорошо и на большое расстояние.

Максим взглянул на часы и отметил, что пробила полночь. Кафе работало до часу ночи и вскоре уже нужно было расходиться, поэтому мужчины всё же отвлеклись за разговорами от впечатления, которое произвёл на них необычный визит сослуживца.

***

Поутру Максима разбудил телефонный звонок. Мужчина ответил и услышал в трубке грустный женский голос:

— Максим Павлович? Это Кристина, дочь Виктора Насонова.

— Да, слушаю вас, — пробормотал Максим, попутно вспоминая вчерашнюю встречу с другом. В груди всё сжалось от непонятного чувства тревоги. Предчувствие чего-то нехорошего, безнадёжного накрыло волной.

— Извините, что так поздно вам сообщаю... Не до этого было. Мы же с папой не жили вместе... В общем, сегодня я открыла папину страничку в соцсети, а там ваше приглашение. Папа не мог к вам приехать, так как вчера было сорок дней, как он покинул нас... Инфаркт. Вы уж не обижайтесь на нас, за то, что не сообщили вовремя. В суете даже не подумали, так неожиданно всё случилось...

Максим чувствовал, как лоб покрывается испариной. Но Виктор же заходил вчера! Как, если его уже больше месяца нет в живых?! Привиделось, приснилось?

Максим выразил соболезнования дочери Виктора, распрощался с ней, предварительно узнав, где его похоронили, чтобы при возможности навестить последний приют боевого товарища.

Завершив разговор, Максим сразу же бросился звонить остальным участникам вчерашнего вечера, чтобы узнать, реальны его воспоминания или это просто жуткий сон. Оказалось, Виктора видели абсолютно все, кто был вчера на его юбилее. Никто даже и не понял, что это был не совсем Виктор, а его душа, которая проходила попрощаться с друзьями, и заодно выполнить данное раньше обещание. Ведь как сказал Виктор Максиму? «Даже если умру — всё равно буду!» Обещал, значит нужно выполнять, не зря же есть такое понятие: слово офицера.

Автор: Светлана А.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...