Принц для Алефтины

Клавдия родила дочку, уже, совсем поздно, так сказать, «для себя».

С мужем отношения так и не наладились, как она не старалась. Выходила то замуж вроде «пускай хоть такой будет» , без любви!

Промучилась год, и как только поняла, что забеременела, сказала ему об этом, а он вдруг рассердился и встал в дыбы.

-На старости лет мне еще детей не хватало! – отрезал он.

Клавдия , конечно, всплакнула, но что делать, аборт в ее возрасте было делать страшно, да и она этого не хотела.

Ну и все. Не сложилось и не сложилось.

Она, молча, собрала свои вещички и укатила к матери.

Мать, тогда, глянула на чемодан дочери и только тяжело вздохнула.

Одно радовало Клаву, что у нее родится малыш, и теперь она будет не одна.

Беременность протекала тяжело, но Клава все переносила стоически, а последний месяц ей вообще пришлось лежать в больнице.
У нее родилась здоровенькая девочка, и это было самое радостное событие в ее жизни.

Девочку Клава назвала Алефтиной, в честь своей бабушки, которая ее воспитывала в детстве, когда родители были заняты на работе.

Когда Але исполнилось пять лет, не стало бабушки, и теперь Клава бегала то к одной соседке, то к другой, чтобы пристроить дочь пока она была на работе.

Так Аля и росла то у бабы Шуры, то у бабы Симы.

В семь лет, как все дети, Алефтина пошла в школу и вот тут ее имя сделало для нее не очень хорошую услугу.

На первом уроке учительница громко читала фамилии и имена детей, а те вставали и говорили громко – Я, и все шло нормально до строчки с фамилией и именем Али.

— Громова Алефтина – громко прочитала учительница, и Але ничего не оставалось, как встать и сказать – Я.

Ребятня удивленно переглянулись и прыснули.

Дело в том, что все знали, что ее звать Аля, и никак иначе, а тут на те вам , Алефтина.

-Меня звать Аля! – насупившись, сказала она, и села нахмурив брови.

Учительница улыбнулась.

-Хорошо, Аля!

Но имя было озвучено и к Але сразу прилипло прозвище Фифа.

Почему Фифа, наверное, никто бы толком из ребят не объяснил. Наверное, из-за этой буквы «Ф» в ее имени.

Имя Алефтина Альке сильно не нравилось, да и мама с малых лет звала ее Алей.

-Вырасту и сменю это чо попалошное имя! – хмурясь, сказала она матери, когда пришла со школы.

— А что такое? – удивленно подняла брови Клава, — хорошее имя! Бабушка моя его всю жизнь носила, и никто дурного слова про нее не сказал!

-Вот и пускай носила, а мне не нравится! – Алька чуть не плакала, — меня теперь все дразнят Фифой!

-Почему? – Клава сдерживала улыбку.

-А я знаю! – психанула Алька, и убежала к себе в комнату.

Время шло и все эти обзывалки закончились и все так и звали ее Алькой, и никто больше и не вспоминал ее полного имени, но вот прозвище Фифа, нет, нет, да выскакивало у кого-нибудь из парней, потому как Аля была капризной, вечно недовольной девочкой.

А вообще, у нее была одна единственная мечта, побыстрее бы вырваться в город и начать новую жизнь, а не стать, как ее мама коровьей угодницей.

Она налегала на учебу и мечтала поступить в институт.

-Шла бы ты вон лучше после восьмого класса в училище! – сказала ей Клава после восьмого класса. – Глядишь, и профессия бы в руках была и там же и школу окончила!

Но Аля уперлась и сказала, что будет учиться дальше и обязательно уедет в город и поступит в институт.

— Нет! В институт хочу поступить! – категорически отрезала Аля.

Клава ничего не ответила и только тяжело вздохнула.

Она не стала говорить дочери, что ей уже тяжело ходить на работу, да и руки уже болят, и спина по ночам ноет. Но она промолчала.

Ей было обидно, что дочь не видит, как ей тяжело, и что, чтобы купить ей новое платье Клаве пришлось отказать себе в покупке новых сапог.

-Ладно, прохожу и в этих! – решила она, — ей нужнее!

А теперь нужно было еще два года тянуть дочь, да и потом, когда она уедет в город, нужно будет как-то помогать и деньгами и продуктами.

Но что не сделает мать для своего ребенка.

-Ты хоть на лето устройся и поработай немного, на платье себе заработаешь, а то тебе вон еще и куртку зимнюю надо покупать, боюсь, я не потяну столько! – сказала Клава. — мне, вообще то, тоже сапоги бы не мешало обновить!

-Ну мам! Дай мне хоть немного отдохнуть от школы! – капризно сквасив губы, отмахнулась Алька, — ну а потом посмотрим!

Она даже не услышала, про сапоги для матери.

В начале июля Алька все-таки устроилась на работу в магазин, где мыла полы и помогала продавщице Люське, крашенной, яркой блондинке.

-Ты Алька, главное, не упусти в городе хорошего мужика, когда туда приедешь! Выйдешь хорошо замуж за богатого, и тогда вообще будешь вся в шоколаде! – поучала она Альку.

Алька слушала Люську с открытым ртом и все больше убеждалась, что точно уедет, и что только там ее ждет большое счастье и этот богатый муж.

После окончания школы Алька, сложив все свои вещи, собралась уезжать.

-Ты бы хоть все-то не брала! – укоризненно сказала Клава, — а вдруг вот не поступишь, и что тогда?!

-Поступлю ! – сердито сказала Алька, и уехала.

И поступила.

Она выбрала факультет педа, где было меньше всего проходной балл, и поступила.

Она даже набрала достаточно баллов, чтобы получать стипендию и место в общежитии.

Алька была довольна собой. Часть плана была выполнена, оставалось совсем немного, выучиться и найти богатого мужа.

Общага Альке дала очень много того, чего она не знала , и не умела.

Тут она научилась наводить красоту на лице, одеваться по моде, танцевать модные танцы, и вообще, почувствовав свободу, жила так, как ей хочется, без оговорок матери.

Учеба ей давалась, на удивление, легко и поэтому все свое свободное время Алька занималась тем, что старалась стать городской.

Она узнала, что в парикмахерской не только могут подстричь волосы, а и подобрать стрижку и покрасить волосы в любой цвет.

Кроме этого тут можно было сделать красивый и модный маникюр.

Так что, к Новому году Алька выглядела совсем не так, как когда-то, когда приехала в город в сентябре.

У нее была модная стрижка с цветными прядями, на руках стильный маникюр и от той, деревенской Альки внешне почти ничего не осталось, разве что, повадки и капризная не сдержанность.

А Клава в деревне переживала за дочь.

Она писала ей письма с просьбой приехать на новогодние праздники, и что она очень соскучилась.

Но у Альки были совсем другие планы.

На Новый год она собиралась на Новогодний вечер в военное училище, куда ее позвала ее соседка по комнате Ирка.

-Алька айда! Там такие парни! Просто красавцы! Будущие офицеры! Пока есть возможность и не всех разобрали, надо идти! – и она вытащила из кармана два пригласительных билета, — во! Видала! Мой знакомый Мишка, который там учится, мне дал и сказал, чтобы я подружку симпатичную с собой привела!

Вопрос встал ребром, в чем идти.

Как не говори, но первое впечатление должно быть сногсшибательным.

Алька так и не ответила матери на письмо, и на новогодние каникулы в деревню не поехала.

-Ничего страшного, — отмахнулась она, — потом съезжу!

Наряженные и накрашенные они пришли на вечер.

Но оказалось , что там не так все просто и таких раскрасавиц, как Алька тут было полным полно.

Она стояла в сторонке и рассматривала богато одетых девиц на шпильках и пахнущих дорогими духами. По сравнению с ними, она выглядела, конечно, далеко не красавицей.

Праздник ей не понравился.

Первокурсники показались ей ушастыми малышами, а у старшекурсников были уже свои избранницы.

Алька, как завороженная смотрела на высоких красивых, подтянутых парней со старших курсов и, когда ее пригласил ушастенький первокурсник , она глянула на него и сказала, что не танцует.

Зато Ирка весь вечер танцевала со своим знакомым, таким же ушастым Мишкой и была вполне довольна.

Когда Алька пошла в туалет, чтобы поправить прическу, то вообще была полностью раздавлена косыми взглядами тех самых разнаряженных девиц.

Одна из них глянула на Альку, как-то сверху, и потом подойдя к своей подружке сказала, так , что услышала Алька:

-Это откуда у нас тут деревенские ? Кто этих с педа сюда пригласил? – и хихикнула.

Алька совсем расстроилась и кое-как дождалась, когда Ирка натанцуется, и они пойдут обратно в общежитие.

-Аль! Ты чего такая ... танцевать не пошла? Мишкиному другу ты понравилась! – Ирка сняла куртку и плюхнулась на кровать, — нормальные мальчишки! Чего ты нос воротила?

-Да у нас на роже написано, что мы деревенские! – зло ответила Алька, — хоть как красься, хоть какую прическу делай, все одно видать, что мы не городские!

-И что? А ты думаешь, они там все городские что ли? Чего ты? – Ирка искренне не понимала, про что говорит Алька.

На следующий день Ирка умчалась на свидание со своим ушастым Мишкой, а Алька целый день провалялась на кровати расстроенная

Так прошли новогодние каникулы.

После сдачи летней сессии Алька все-таки на недельку поехала проведать мать.

-Алечка! Доченька! – Клава, кинулась обнимать ее. — какая ты стала, взрослая! – она рассматривала изменившуюся дочь.

— Да какая есть! – ответила Алька, — я ненадолго! На недельку и обратно!

-Чего так? – удивленно спросила Клава.

-Уезжаю в стройотряд! Денег подзаработаю! – гордо ответила Алька.

-Да отдохнула бы! – Клава грустно смотрела на нее Она, соскучилась по дочери, и думала, что та хоть лето поживет дома и немного поможет ей с огородом.

Но в планах Альки этого не было.

Всю неделю она отсыпалась, бегала купаться и загорать на озеро.

Клава не стала заставлять ее что-то делать и просто радовалась тому, что дочь дома.

А потом Алька собралась и уехала.

-Вот и вырастила я дочь! – грустно думала Клава, — что же из нее дальше-то будет?

После стройотряда на заработанные деньги Алька накупила себе модных шмоток, и первого сентября, явилась на занятия во всей красе.

-А матери чего купила? – спросила Ирка, — вы ж там вроде хорошо заработали?!

Алька немного стушевалась, но потом быстро нашлась.

-Я потом ей куплю! – ответила она.

На четвертом курсе она познакомилась с парнем в кафе .

Парня звали Егор.

Он был высок, и даже, как тогда показалось Альке, очень даже красив, да и к тому же был аспирантом на кафедре политехнического института , и это показалось Альке очень круто.

Она наряжалась, и бегала к нему на свидание.

Только после месяца их встреч, когда Егор пригласил ее к себе в гости, она вдруг узнала, что он живет в общаге, и вообще получает копейки. Что он, оказывается, пишет какую-то диссертацию, а вот когда напишет, когда защитит эту самую диссертацию, вот тогда он получит звание кандидата, каких-то там технических наук, и вот тогда начнет получать большие деньги и может быть купит квартиру. А пока надо писать и работать.

Все это ввергло Альку в шок.

Оказалось, что до роскошной жизни нужно работать и работать, и что вот, прям сейчас, ничего эдакого ее не ждет.

Она с содроганием ждала конца месяца и вздохнула с облегчением, когда ее подозрения на беременность не подтвердились.

Разочаровавшись в Егоре, Алька больше не стала встречаться с ним, объявив ему, что сроду его не любила, и что вообще у нее появился другой.

Все ее надежды рушились.

Loading...

Зато Ирка бегала радостная и вся светилась от счастья.

-Аль! А я замуж выхожу! – сообщила она в середине пятого курса, — мне Мишка предложение сделал! Он, как раз, получит лейтенантские погоны, я диплом, и мы поедем с ним по его месту службы! Приглашаю тебя на свадьбу! Будешь моей подружкой?

-Ничего себе! – Алька удивленно смотрела на подружку, — поздравляю! Конечно, буду!

На свадьбе Алька с удивлением смотрела на вытянувшегося и помужавшего Мишку. В парадной военной форме он выглядел просто красавцем.

После окончания института Алька в деревню не поехала, и решила устроиться в городе.

Преподавание в школе ее явно не прельщало.

Год она мыкалась по разным местам, и все это было не то, о чем она мечтала.

За это время Алька перезнакомилась со многими нужными ей людьми, и вот один из тех самых знакомых предложил ей работу воспитателем в городском общежитии.

-Кого там воспитывать-то? – удивилась Алька.

-Тебе какая разница кого? Должность такая в общежитии есть и все! – усмехнулся знакомый. -А что? Образование у тебя педагогическое, люди там живут взрослые, хлопот с ними немного будет, а зарплата хорошая! Так что, золотое место! Будешь организовывать праздники в общаге, за доской объявлений следить! Ну, вы там с начальницей общаги договоритесь, чем будете заниматься.

То самое общежитие было на половину семейным, а вот в другой половине жили холостые мужчины и женщины уже не очень молодого возраста и работающие на разных предприятиях города.

И Алька согласилась, потому как, идти в школу она точно не хотела, а жить где-то нужно было, и зарабатывать на пропитание и одежду, тоже.

Собственно, из-за жилья Алька и пошла на эту работу, потому как, все надеясь, найти в городе свое женское счастье в лице состоятельного мужчины.

Ей выделили отдельную комнату в том же общежитии, и теперь она жила, так сказать, без отрыва от производства.

Она приработалась, привыкла и теперь уже по хозяйски обходила общежитие и делала замечания и ругала , если нужно было.

С личной жизнью у Альки все никак не ладилось.

Даже если у нее вдруг появлялся очередной ухажер, это ничего не значило. Аля была очень придирчива к каждому из воздыхателей, и каждый раз, найдя какой-нибудь изъян, очень быстро прекращала всяческие отношения. А критерии Алькиного отбора были, видимо, очень велики, потому как со своими капризами она дожила до двадцати семи лет, так и не встретив того самого идеального, богатого мужчину, о котором мечтала еще со школы.

Домой она ездила два раза в год, на Новый год и в отпуск , но бывала там не долго.

Клава напрасно просила ее, приезжать почаще. Говорила, что болеть стала, и что ей все тяжелее вести хозяйство, да и вообще, чтобы Алька не маялась дурью и вернулась в деревню и тут бы все и нашлось и муж и работа, и дом и хозяйство.

От таких разговором, Алька начинала психовать и в итоге, уезжала из дома злая.

Клава плакала, но это еще больше злило Альку.

Все закончилось однажды, когда ей вдруг позвонили с деревни и сказали, что ее мамы не стало.

Алька минуты три стояла, и ничего не понимая, смотрела в пустоту.

-В смысле, не стало? – спросила она.

-В прямом, — ответили на том конце, — умерла Клавдея! Сердце остановилось!

И только тут Алька поняла весь страшный смысл сказанного.

Она сгреблась и понеслась в деревню.

Алька сидела в пустом доме и ревела.

Только сейчас до нее дошло, что в этом мире у нее больше никого из родных не осталось.

Она ругала себя последними словами, что мало приезжала к матери, что злилась на ее слова, и вообще, что была дурой беспросветной. Но было уже поздно ругать себя и посыпать голову пеплом. Мамы не стало.

Она приехала обратно в город совсем разбитая и ходила чернее тучи.

Но говорят же, время оно все улаживает и Алька как-то успокоилась, и стала жить дальше.

Дом в деревне она продала, и возвращаться туда больше не планировала.

Теперь она ездила туда только один раз в год на Родительский день, чтобы прибраться на могилке мамы и бабушки.

А жизнь текла своим чередом.

Поле смерти мамы Алька как-то успокоилась в своих поисках богатого жениха и просто жила и работала.

Она стала спокойнее и менее капризна. Выглядела всегда хорошо, и совсем стала городской.

Как-то серьезней стала относиться к своей работе и уже не считала ее не нужной.

Аля организовала детскую комнату, буквально выбила ее у начальства и теперь мамочки , чтобы приготовить еду или сбегать в магазин могли оставлять там ребятню, с которыми Аля занималась то рисованием, то играми. В общем, помогала мамам присматривать за ними, за что молодые мамочки были ей очень благодарны.

Так постепенно Аля стала общей любимицей, да и она сама стала мягче и добрее.

Как- то после первомайских праздников, уже вечером, когда она, уставшая от шума и гама праздничных мероприятий, шла к себе в комнату ее вдруг кто-то окликнул.

-Алефтина Петровна, можно с вами поговорить?

Аля даже как-то вздрогнула от такого обращения.

Она давно не слышала , чтобы к ней вот так официально, да еще с полным ее именем, обращались.

Она остановилась и удивленно оглянулась.

Перед ней стоял один из жильцов холостяцкой части общежития Юрий Юрьевич.

Это был не высокий, худощавый, лысеющий мужчина, лет сорока с небольшим.

Он был всегда очень аккуратно одет, даже если это была домашняя одежда. Всегда внимателен ко всем, но был не очень разговорчив, и наверное за его, вот такой подтянутый и строгий вид, его в общежитии звали не иначе как Юрий Юрьевич. На то чтобы назвать его по имени ни у кого просто язык не поворачивался.

Кто он был по профессии, Алька толком не знала, да и не вникала никогда, но точно знала, что он служит с погонами в милиции.

Жил он в общежитии недавно.

Поговаривали, что его перевели откуда-то из другого города в главное управление на должность какого-то начальника и пока ему готовили квартиру, он вынужден был проживать вот в этом общежитии.

-Да Юрий Юрьевич! – улыбнулась она, — можно просто Аля, а то вы прям как-то уж больно официально.

-Привычка! – коротко ответил Юрий Юрьевич. Он стоял напротив Альки и в упор смотрел на нее, видимо решаясь сказать ей, что-то важное. Потом выдохнул. – Алефтина Петровна хочу вас пригласить завтра в 19.00 прийти в парк! Мне нужно с вами очень серьезно поговорить! – сказал он, по-военному развернулся через левое плечо, и ушел, оставив Альку в недоумении.

-Это что было? – Алька стояла, вытаращив глаза в полном смятении.

Она усмехнулась и пошла к себе в комнату.

На следующий день со всеми своими делами и заботами она, конечно же, забыла про это приглашение.

Юрий Юрьевич встретил ее на следующий день вечером, когда она возвращалась от начальства с бумагами в руках.

-Добрый вечер Алефтина Петровна! – сказала он вкрадчивым голосом, в котором проскальзывали нотки обиды, — что же вы не пришли?

-Ой! Юрий Юрьевич! — Альке стало как-то неудобно, — Вы простите меня! Я вчера закрутилась с делами и освободилась только часов в восемь!

-Понял! Тогда я вас жду в субботу в 19.00 на том же месте! – он опять развернулся и ушел.

-Вот же привязался! – усмехнулась Алька, но в блокноте у себя сделала пометку о предстоящей встрече.

-Я ходить вокруг да около, не буду! – начал Юрий Юрьевич без предисловий, когда они сидели на скамейке в парке, — выходите за меня замуж! Мне сорок два года, скоро мне дадут квартиру, так что жить будет где! Я не был женат! – он как будто отчитывался перед ней. – Служу в главном управлении МВД начальников отдела участковых! Зарплата достойная и я думаю, что смогу обеспечить достойную жизнь нам и если появятся дети, то это будет замечательно! – он замолчал и вопросительно уставился на Альку.

Она от такого внезапного откровенного предложения без всяких там прелюдий и ухаживаний, немного опешила, и сидела на скамейке, молча уставившись себе под ноги.

-Ну так что, скажите? – опять спросил Юрий Юрьевич.

-Вы так меня огорошили... – Аля подбирала слова, чтобы не обидеть его, — вы мне хоть время для обдумывания дайте! – она глянула на него.

-Да, конечно! Жду вашего ответа ровно через неделю! – сказал Юрий Юрьевич встал и ушел, оставив Альку сидящей на скамейке.

-Круто просто! Ни здрасьте, ни прощай! – Алька горько как-то усмехнулась и задумалась.

Собственно, если честно признаться за ней уже давно никто ухаживал, видимо памятуя ее прошлый скверный характер.

Юрий Юрьевич, прямо скажем, был далеко не красавец.

В свои сорок с хвостиком он был лысеющим мужчиной с прической «от Ленина», небольшого ростика, худощав телом, со сверлящим взглядом бледно голубых небольших глаз. В общем, не принц, точно.

Алька размышляла о предложении Юрия Юрьевича всю неделю и вдруг поняла, что никого другого она уже не дождется, да и года шли, и все меньше шансов оставалось выйти замуж и главное родить ребенка.

Никакой свадьбы, в полном понимании этого слова у них не было.

Пригласили самых близких людей.

После росписи в ЗАГСе посидели в кафе, и у Альки началась ее семейная жизнь.

Ей пришлось ломать некоторые свои привычки, чтобы в их маленькой семье был лад.

Оказалось, что Юрий вставал в пять утра и бегал несколько километров, так сказать, для здоровья и поддержания формы.

После пробежки он завтракал и обязательно овсяной кашей, выпивал травяной чай и уходил на службу.

Вечером Алька ждала его с горячим ужином и тут тоже были свои правила, которым Юрий терпеливо учил ее.

В быту Юрий был не прихотлив и в еде тоже. Единственное условие, чтобы еда всегда была свежеприготовленной к его приходу.

Алька старалась и уже через месяц все пошло по накатанной.

Все наладилось в быту, а вот с беременностью у них никак не получалось.

Алька ходила по врачам и ее вроде обнадеживали, но доктор все-таки сетовал, что у нее уже критический возраст и из-за этого все сложно.

Видя, как Алька мается и горюет о том, что у них никак не получается с малышом, Юрий заставил ее уволиться с той работы и устроил ее к себе в управление в канцелярию и вообще предложил подготовиться, и поступить в институт МВД, чтобы получить юридическое образование.

У Альки появилась другая цель, но мысли о малыше так и продолжали жить в ее голове, и она продолжала ходить на обследования и на лечение.

Юрий Юрьевич оказался замечательным мужем.

Он был внимателен и ничего не жалел для любимой жены.

Алька ходила в дорогих вещах, и он не скупился на подарки.

Вскоре им выделили однокомнатную квартиру, и теперь Алька обустраивала быт уже в своем, собственном жилье.

Она привыкла к требованиям мужа и после двух лет жизни, поняла, что если уж не любит его, то очень хорошо к нему относится и ценит все то , что он для нее делает.

Карьера у нее на работе пошла в гору.

Она поступила в институт и успешно училась. Теперь она работала начальников канцелярии в большом подразделении.

У Юрия тоже произошли большие перемены.

Его назначили на новую должность, и вскоре он получил звание полковника.

А потом оба решили, что нужно непременно, чтобы у них был свой большой дом, что квартира, это не то, что им обоим хотелось и у Альки опять появилась цель.

Все это хоть немного отвлекало ее от мысли, что она после всех лечений и выматывающих процедур никак не могла забеременеть.

Юра ни словом никогда ее не упрекал в этом, а она все равно чувствовала, что не оправдала его мечты, да и свои тоже, и поэтому упорно ходила к врачам.

Если бы кто знал, сколько слез она пролила, и сколько было потрачено денег на все эти процедуры и лечения, наверное, бы давно уже плюнул на все и перестал это делать, но Алька настойчиво продолжала ходить и надеяться на лучшее.

Она успешно окончила институт и теперь работала в отделе аналитики и носила погоны.

Кроме этого они исполнили то, о чем оба мечтали, и построили себе большой дом, место под который Алька сама ездила и выбирала вместе с мужем.

И вот после всех мытарств и пролитых слез Алька прибегла к последней медицинской процедуре, больше не надеясь, что у нее все получился само собой.

За все свои муки она, наконец, была вознаграждена, когда через два месяца поняла , что беременна.

Сказать, что она была рада, это , наверное ничего не сказать.

Первое время она даже боялась сказать об этом Юре.

Когда эта новость все-таки была озвучена, Юрий долго молчал, а потом подошел и обнял ее.

-Я так счастлив, что даже не знаю, что тебе сказать! Спасибо, это как-то банально, но все равно я тебе благодарен за твое мужество!

У Альки родилась двойня, мальчик и девочка.

Она лежала в палате, и глядя на два свертка в кроватках улыбалась.

Оказалось, что искать богатых принцев это такое глупое занятие, на которое она потратила столько времени, а счастье-то вот оно, лежит, спит спокойно и сопит.

-Господи! Спасибо тебе за все! Что за дура я была? Все чего-то искала, а оказалось, что принцами-то мужчины становятся, когда их любишь!

Вот такая история получилась по Алефтину… оно же в жизни всякое бывает...

Автор: Татьяна К.В.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...