Уважаемые наши читатели и подписчики! Уделите пожалуйста несколько минут! Это очень важно!

Мы очень нуждаемся в вас... Поддержите! Важна любая помощь...

Отцы

— Такое серьезное дело, а мы на съемной квартире, ну почему бы к нам не приехать! Сватают же тебя, Ульяна. – В квадратной комнате, где аккуратно стоял угловой диван, пара кресел, шкаф, а посередине стол, который начинал заполняться блюдами и напитками, — было светло от люстры, щедро рассеивающей свои искусственные лучи. – Слышишь, Ульяна, тебя спрашиваю, — Надежда Михайловна, мама симпатичной темнорусой дочки чувствовала себя не в своей тарелке.

— Мама, это не сватовство, это знакомство. Мы уже давно с Антоном встречаемся, я часто бываю у родителей Антона. А вот вас никто не видел, поэтому и надо было организовать встречу.

— Ну, так можно было у нас, пусть бы приехали, — отец Ульяны, Владимир Иванович, нахмурил брови и был немного напряжен, – дома-то нам было бы легче.

— Папа, ну так же удобнее, зачем им ехать в райцентр, лучше в городе. Да и Виктор Анатольевич, я уже говорила, он такой серьезный, всегда занятой, у него свой бизнес… И вообще немногословный человек, с ним трудно на контакт идти… Пап, я попросить хочу: ты уж не говори ничего лишнего…

— Что это значит «лишнего»? – Еще больше нахмурился Владимир Иванович.

— Ну, про всякие там мелочи, как, например, со свояком кабанчика ловили, про огород… они городские, им это неинтересно.

— Слышишь, Надюха, дожили, дочка учит отца разговаривать.

— И не называй, пожалуйста, маму «Надюхой», это звучит как-то просторечно.

— Вот это мы тебя выучили на свою голову, теперь ты нас учишь, — Владимир Иванович изумился словам дочери. И хотя произносила она их неуверенно, стесняясь, все равно они больно ударили по самолюбию родителей.

— Так это меж собой «Надюхой» называет, — вступилась Надежда Михайловна, — чего уж тут такого.

— Мама, папа, ну вы поймите, я не хочу вас обидеть, но я волнуюсь, не знаю, как встреча пройдет, что скажет Виктор Анатольевич.

— А что, за вас с Антоном Виктор Анатольевич все решает? – Спросила Надежда.

— Нет, конечно, мы решаем. Ну, просто Алевтина Павловна, она более мягкий интеллигентный человек, я с ней хорошо общаюсь. А Виктор Анатольевич он, как руководитель что ли мыслит…

— Какая ерунда! – Возмутилась Надежда. – Скажи напрямую: родителям Антона не нравится, что мы деревенские? То есть, сельчане попросту говоря, в районном центре живем.

— Нет, он так не говорил, — растерялась Ульяна.

— Поздно мы затеяли этот разговор, — сказал Владимир Иванович, — надо было раньше выяснить и не ехать. Пусть бы жених с родителями приезжал к нам знакомиться.

— Это точно, — поддержала жена, — а сейчас уже стол накрываем, поздно выяснять. – В общем, Володя, поняла, чего дочь хочет: чтобы помалкивали мы, поддакивали, чтобы все чинно, интеллигентной семьи жениха стесняется.

Вспыхнув от румянца, Ульяна закрыла лицо руками, понимая, что лишнего наговорила

— Раз я невпопад говорю, может мне вообще уйти? — спросил Владимир Иванович. — А вы сами тут разбирайтесь.

— Ну да, меня оставить и уйти, придумал тоже. – Надежда решила исправить ситуацию, потому как менять что-то было некогда и вообще отступать тоже некуда, скоро гости придут. – Ладно уж, отец, давай без этих тары-бары, промолчи какой раз, «не роща здесь, чтобы соловьем петь».

Владимир Иванович махнул рукой: — Делайте что хотите.

Через час стол был накрыт. Ульяна часто подбегала к окну, поджидая знакомую машину.

Родители замерли, когда раздался звонок. Владимир Иванович, к тому времени выдавший замуж старшую дочь, баловавший внуков, почувствовал себя школьником.

Приветствие с порога, вручение цветов, быстрое знакомство, — все это прошло за считанные минуты. Алевтина Павловна с приятной улыбкой, хоть и сдержанной, поправляла прическу. Явно сделала для этого случая.

Виктор Анатольевич, по комплекции, противоположность Владимира Ивановича, худощавого, подтянутого. Отец Антона был слегка полноват, не скрывая живота, движения были размашисты, уверены, говорил бодро, быстро, но, в то же время, выглядел по-деловому.

— Спасибо, нам очень приятно увидеться с вами, — с улыбкой говорила Алевтина Павловна, сев за стол.

Надежда Ивановна в ответ с улыбкой кивала. – Угощайтесь, пожалуйста, — предлагала она.

Антон с Ульяной сидели рядом, тоже немного волнуясь.

Наконец Владимир Иванович произнес, предусмотрев на этот счет нужные слова: — Ну, давайте за знакомство.

Виктор Анатольевич согласно кивнул. Пауза заполнилась звоном посуды.

— Угощайтесь, пожалуйста, — часто повторяла Надежда, — Ульяночка, угощай Антона.

— Да-да, мама, я угощаю, — она переглянулась с Антоном и оба немного смутились.

— Салатики вот здесь, а на горячее картошечка с мясом, — ну что смогли, мы же сегодня утром приехали, работа знаете ли.

— А вы где трудитесь, Надежда Ивановна? – Поинтересовался Виктор Анатольевич.

— В районной больнице. Медсестра я.

— А-аа, вспомнил, Ульяна говорила. А вот про Владимира Ивановича не помню, или я так и не спросил.

Владимир слегка кашлянул, словно «выправляя» голос. – Автомеханик я, на станции техобслуживания работаю. Ну и водитель, все категории имею.

— Это хорошо, профессия всегда должна быть у человека в кармане. Вот я и Антону всегда говорил об этом, теперь наши дети оба юристы. Хорошо, если все пойдет отлично.

— Пусть работают, пойдет, как по маслу, — одобрил Владимир.

— Ну что же вы, грибочки попробуйте, — Надежда пододвинула тарелку, — наши, местные, муж мой сам собирал, — сказала она с гордостью.

— Есть же у людей время грибы собирать, — ответил Виктор Анатольевич, — а тут всю жизнь работа. – Он подхватил груздь, на секунду залюбовавшись его малым размером. – Вкусно! Спасибо, Надежда Михайловна, давно таких груздей не ел.

— Так это мужу моему спасибо, это он лично собирал, потом чистил, ну, правда, чистить я тоже помогала, а потом сам солил. Рецепт годами выверял, никому не доверяет.

— Да вы что?! – Виктор Анатольевич ещё больше оживился, взгляд «заиграл», он с интересом смотрел на будущего свата. – Неужели все сам, Владимир Иванович?

Владимир смутился. – Ну, есть такое дело, люблю грибами заниматься.

— Так это у вас хобби такое.

— Может и так. Удовольствие доставляет, когда по лесу хожу, а потом ещё до ума надо довести грибочки.

— Это надо отметить, — предложил Виктор Анатольевич.

Через полчаса мужчины громко разговаривали, добавляя эмоции жестами.

Ульяна с Антоном переглядывались, иногда отвечая на вопросы матерей, или откликаясь на оптимистичные одобрения Виктора Анатольевича.

Женщины умудрялись переговариваться, успевая поддерживать разговор мужчин и оказывая внимание молодой паре.

Ульяна уже не напрягалась от «словечек» отца, которыми он обычно блистал в привычном ему семейном кругу.

— А ещё, знаешь, Виктор Анатольевич, какие у нас ягодные места, — продолжал рассказывать Владимир Иванович, — но насчёт ягод это больше жена, я не любитель только вожу ее и тещу по ягоду.
— Так вот эти места знать надо, — отвечал гость, — а если не знаешь, то наугад соваться бесперспективное дело.

— Мы вообще-то, с Витей больше в городе, в лес, если только на отдых, — сказала Алевтина Павловна, — но вы так рассказываете, очень интересно стало.

— Так приезжайте к нам летом! – Обрадовалась Надежда.

Виктор Анатольевич так и не донес очередной гриб до рта. – Почему это летом? А разве мы раньше не поедем к вам? – Он посмотрел на Антона. – Сынок, ну так что, сватаем Ульяну?

Антон приосанился, слегка приобнял девушку. – Конечно, сватаем. Папа, ну ты же знаешь.

— Ну вот, значит чего лета ждать?

— Ой, это я думала про ягоды, про грибы, а насчёт сватать, — так, конечно, приезжайте к нам. Вижу, у наших детей все сладилось, пора и о деле поговорить.

— Вот это правильно! – Владимир Иванович хлопнул в ладоши.

Надежда Михайловна вспомнила про черёмуховый пирог и пошла на кухню. – Мам, я помогу, — Ульяна пошла за ней. – Надо было все-таки торт купить, — неуверенно сказала дочь.

— Неси чашки, невеста, — с улыбкой ответила Надежда, — торт с Антоном ешьте, а я бабушкин пирог привезла.

— Это что за красота? – Не удержалась и спросила Алевтина Павловна.

— А это черёмуховый пирог. Здесь слой молотой черемухи, а сверху сметанка деревенская с сахаром.

— Это вы сами делали? Я в кондитерской как-то видела.

— Это мама моя, бабушка Ульяны пекла, ну а я помогала. Она настояла, чтобы пирог испекли, очень просила вас угостить.

Пирог «мелькнул» на несколько минут.

— А ведь я ел такой пирог ещё в детстве у родственников в деревне. Не забыл вкус, это настоящий черёмуховый.

Из-за стола вышли, пошатываясь, скорей всего от того, что засиделись. Худощавый Владимир Иванович и полноватый Виктор Анатольевич подошли к друг другу и теперь стол не был им преградой. – Очень рад, — сказал отец Антона, — хороший ты мужик, Иваныч.

— Всё, значит, знакомимся дальше, ждём с Надей к нам.

— Договорились. Надо только отпустить себя.

— А что за работа, а то я так и не спросил.

— А работа у меня, Володя, родственная твоей: автомобильные грузоперевозки. И как автомеханик ты понимаешь, что транспорт в моей конторе должен быть в идеальном состоянии. Столько лет я на это положил, всякое бывает, конкуренция и все такое… Но ничего, держимся.

— Понимаю, и тебя понимаю и технику, — Владимир снова пожал руку, пока женщины щебетали о новой встрече.

— Антон, вези нас, тебе сегодня нельзя, — распорядился Виктор, — да и вообще нельзя, это уж мы с Иванычем позволили себе.

— Правильно, я тоже за ясную голову, — поддержал Владимир.

— Ну вот, а ты боялась, — сказала Надежда, закрыв дверь.

Ульяна шмыгнула носом. – Мам, пап, простите, я просто очень волновалась. Ну, он, правда, всегда такой строгий, лишнего слова не скажет. – Она обняла отца: — Папка, ты у меня самый лучший, спасибо тебе.

— Ну ладно, все уже прошло. Больше так не паникуй и отца за деревенского простака не принимай. И слезы вытри, ещё не хватало, радоваться надо.

— Спасибо, папка.

Надежда Михайловна все ещё стояла в прихожей. Потом задумчиво сказала: — Отцы. Настоящие отцы.

— Ты про кого там? – Услышал Владимир Иванович.

— Про тебя. И про Виктора Анатольевича. Повезло нашим детям, хорошие у них отцы.

— А-ааа, вон ты о чем. Так и матери у них не хуже, — он чмокнул жену в щечку. – Пойду, лягу, а то устал что-то сегодня, как будто целый грузовик разгрузил. – Он остановился и многозначительно добавил: — Но я очень доволен.

На улице, сев в машину, Виктор с гордостью посмотрел на сына. — Женится сын-то. Слышишь, Аля, вот и Антон у нас взрослый, профессия есть, теперь жена скоро будет.

— Хорошая девушка, — сказала Алевтина Павловна, — и родители хорошие, люди простые, но искренние, очень даже симпатичные. – И она одобрительно вздохнула...

Автор: Татьяна Викторова

Дорогие читатели!

Меня зовут Ева. Я руководитель и главный редактор этой странички. Многие из вас со мной знакомы (из вопросов и сообщений на странице), со многими мы успели подружиться, а с некоторыми даже встретиться! Сегодня, я ещё раз хочу выразить слова огромной благодарности всем, кто остается в числе подписчиков и постоянных читателей этой странички!

Я очень благодарна за то, что многие из вас принимают активное участие в жизни странички: вы присылаете свои истории, просите помочь найти уже ранее опубликованные и просто желаете хорошего дня! Мне очень приятно, что моя работа не завершается лишь на том, что вы возвращаетесь только для того, чтобы прочитать очередной рассказ, но и даёте обратную связь, которая выражается в вопросах, эмоциях, предложениях, пожеланиях, возражениях, просьбах… Это важно! Это главное свидетельство о том, что я стараюсь не зря! Мне нравится то, что я делаю, и, когда-то простое хобби и увлечение - отчасти стало моей постоянной занятостью. Это на самом деле огромный труд, требующий много времени.

Отдельной строкой я хочу выразить огромные слова благодарности всем, кто поддерживал страничку! Ниже, в комментариях к этому посту я упомяну каждого, кто помог, и, буду это делать всегда. Спасибо, что остаётесь неравнодушными…

А ещё, я хотела бы сегодня поделиться с вами одной новостью… Так случилось, что в конце прошлого месяца я попала на операционный стол... Не буду мучать вас долгими рассказами о том, как более шести часов хирурги колдовали надо мной и т.д. Понимаю, что людей много, люди разные, в том числе и их мнения, но в то же время я не против поделиться своей историей с теми, кому это действительно интересно.

В любом случае, итог таков, что это было неожиданно, а впереди – долгие месяцы восстановления и относительной беспомощности... И, как бы я не сопротивлялась... - сама я не справлюсь...

Друзья, я прошу помощи у ВАС...

Я обращаюсь к каждому, кто может пожертвовать любую сумму, которая не ухудшит ваше положение. Я прошу каждого, у кого есть несколько минут и возможность для того, чтобы пожертвовать незаметные для кого-то, но так необходимые для меня даже 10 рублей... Прошу вашей поддержки… Прошу вас, простите меня, что обращаюсь к вам с такой просьбой и таким прямым текстом, а не из-за угла и мягко-лестно…

В ближайшие несколько месяцев мне необходимо собрать не малую сумму и вернуть за медицинское вмешательство… сама я не смогу, сама я не справлюсь… от того страшно… а ещё стыдно… мне очень стыдно произносить такие слова…

Друзья, я очень надеюсь и жду вашей поддержки! Каждую секунду я молю Бога о помощи и свято верю в то, что я не останусь одна… Я всегда старалась откликнуться на ваши вопросы, просьбы и сообщения, а сейчас, я прошу откликнуться вас…

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас! Пусть даже это будут 10 рублей…

Если Вы находитесь в РФ, помощь можно оказать по этой ссылке: https://sobe.ru/na/j2C2g1L1Y0q7

Если Вы находитесь за пределами РФ, помощь можно оказать по этим реквизитам: номер счёта: 31 1090 1476 0000 0001 5012 9253 (USD) или по номеру телефона: +48888166663 (Польша).

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓