Невеста мертвеца

Перед ведьмой Аликой Максим, 18 лет. Сынок богатого отца, нагловатый, уверенный, что весь мир лежит у его фирменных кроссовок. Ведьма поморщилась, перебарывая инстинктивную неприязнь к посетителю.

Вчера ей позвонил старый знакомый Евгений Борисович. Когда-то давно Алика помогла ему с бизнесом. Конкурент сделал крадник, финансы начали утекать из компании, а ведьма работала в фирме Евгения и немедленно сообщила о магическом воздействии начальнику. Тот поднял ее на смех. Алика была молодая, с невыветрившимся еще желанием кому-то что-то доказывать. На спор крадник сняла. С тех пор бывший босс периодически приходил к ней за помощью и советом.

— Алика, выручай! С сыном беда! Ночью просыпается с криком, с утра ходит как зомби, из рук все валится. За последние месяцы два раза попал в реанимацию, еле откачали, один — в аварию. Проверь — не подхватил ли какую бяку.

Что же. Один раз — случайность, два раза — совпадение, а три — уже закономерность.

— Приводи, — вздохнула ведьма. 99 случаев обращения к Алике, это так называемые «псевдомагические» воздействия. Нельзя сказать, что на ее посетителях совсем не было негатива. Но в основном он состоял из собственных страхов, сомнений и переживаний человека.

Поэтому Алика очень удивилась, обнаружив на нагловатом пареньке что-то похожее на порчу. И признаки совпадают: кошмары, озноб, тяжесть в ногах, постоянная слабость.

Она взглянула на Макса. Парню всего восемнадцать, но по мозгам он младше. Не работает, формально он учится, но на занятиях не появляется. Никакой серьезной роли в бизнесе отца не играет. Зачем кому-то портить подростка? У нее было два варианта:

1. Порчу делали на богатого и влиятельного папу, и она пошла вниз по крови.

2. Это случайность. Парень выпил оставленную в качестве откупа бесам бутылку на перекрестке. Полакомился карамельками с кладбища. Не часто, но периодически ей приходилось устранять последствия подобного идиотизма.

Что-то ей мешало приступить к чистке. Макс глядел на Алику исподлобья, с вызовом. Ведьма прикрыла глаза.

И увидела несколько молодых людей на кладбище. Они вырядились в темные балахоны, притащили кучу ритуального барахла. Макс был среди них. Он делал пассы руками и с чувством читал заклинание ломающимся подростковым голосом.

– Так, — сказала она себе, — Теперь я хочу просмотреть всю историю с самого начала!

***

Самое смешное, Макс действительно любил Настю. Так, как умел, эгоистичной любовью собственника. Он познакомился с ней от скуки. Надоели одинаковые инстабогини. К своим восемнадцати годам, парень был убежден, что «телочек» (так он называл девушек), кроме собственной внешности, ничего не интересует. Как-то поспорил с другом, что сможет подцепить девочку где угодно, даже в библиотеке. Его «мишень» Настя оказалась хорошенькой, тонкой, смешливой, с прямым, без малейшего намека на кокетство взглядом.

Начать встречаться со старомодной, начитавшейся Тургенева и Достоевского девушкой показалось избалованному Максу интересным. Разнообразие, в конце концов! Максим сам не заметил, как влюбился в ее ямочки на щечках, в улыбку, в то, что рядом с этой девчонкой он чувствовал себя совсем иначе. Настоящим, что ли?

Уже через пару месяцев, ребята уже жили вместе в шикарной квартире, которую снимал для них Евгений Борисовичем. Настя подрабатывала в библиотеке, параллельно училась в институте на искусствоведа.

Макс нигде не работал и ничем не занимался. Зачем? Богатый папа и так обеспечит все «хотелки». Когда девушки не было дома, парень скучал. Рубиться в игры ему надоело. Тусить с себе подобными — тоже. Наркотики употреблять побаивался. Сумели вдолбить родители, что это кратчайший путь в могилу. А магия — самое то!

Не вышедший еще из подросткового возраста парень насмотрелся второсортного фэнтези, потом наткнулся в интернете на, к несчастью, рабочий гримуар. И пошло-поехало! Темная сторона привлекала избалованного с детства Максима тем, что давала ощущение полной безнаказанности, причастности к чему-то тайному и чувство превосходства над другими людьми. В частности над авторитетным отцом, рядом с которым Максим всегда чувствовал себя слабаком.

Настя довольно скоро почувствовала, что с любимым происходит что-то странное, да и Макс по своей натуре был болтливым и хвастливым. Пару раз сбегал на перекресток к бесам — сработало! Исполнилось, что просил: деньжат привалило, и его враг, такой же богатый бездельник, попал в аварию и поцарапал капот! Мальчишка не выдержал и поведал девушке о своих «достижениях».

Сказать, что она ужаснулась, — ничего не сказать. Но Настя, вдохновленная Достоевским, твердо решила спасти «сбивающегося с пути». Спасательница и тонущий всегда находят друг друга. Робкие просьбы любимой быть осторожным, воспитательные беседы, её мольбы и запреты лишь будоражили юного чернушника еще больше. Вскоре в их доме появились змеиные шкурки, кости животных (Макс где-то их покупал за бесценок), и прочие безобразия. Во сне Макс говорил не своим голосом, днем богохульствовал, его мутило при виде церковной атрибутики и икон. Но Настя терпела, любила, спасала...

Однажды Макс притащил в дом черного котенка.

– Ну слава Богу! Может, кошачий ребенок его немного очеловечит, – подумала девушка, накормила котика молоком и назвала Черныш. А вечером выяснилось, что Макс готовит котенка к жертвоприношению. Пошутил или нет, парень сам толком не знал. Но, видимо, котенок, стал последней каплей. Когда Макс ушел пить пиво к другу, девчонка убежала из съемной квартиры вместе с Чернышом.

Макс попытался ее подкупить айфоном (других способов вернуть девушку он не знал), привык, что «Я от тебя ухожу» — обычно дешевая манипуляция. Настя молча заблокировала его во всех соцсетях. Она рыдала, выдирая любовь с корнем, но, уходя, действительно уходила.

Детская обида заполнила сердце мальчишки. Никогда и никогда не смел его бросить! Недолго думая, парень замутил ритуал. Собрал парочку таких же недоучек. Вырядившись в черные балахоны, они отправились на кладбище. Это показалось забавным, повенчать «коварную» бывшую с покойником. Было ли для Макса это игрой? Местью? Он сам толком не знал.

Но самое страшное, у них все сработало. Из могилы поднялась темная тень. И отправилась к дому девчонки.

— Ну, что, — парень кривовато улыбнулся. — Будешь меня чистить?

— Пошел вон! – прошипела на него Алика.

-Ты совсем оборзела? Да что ты о себе возомнила! — ломающийся голос Макса перешел на противный визг.

— Пошел вон, — спокойно повторила ведьма.

«Еще одно слово и ты не только по ночам кричать будешь. Ты еще и писаться начнёшь», — мысленно добавила Алика. Этого хватило. Макс боязливо оглянулся и попятился к двери.

Девочку Настю найти было не так-то сложно. Достаточно было заглянуть на страничку Максима и отыскать их общую фотографию, где Настя была отмечена как Анастасия Попова. Через несколько секунд у ведьмы уже были странички девочки. Немного подумав, Алика ей написала.

И вот они стоят у нее на пороге. Исхудавшая девочка с огромными синими глазами и маячащая за ней темная тень. Алика не любила некроэнергию. От нее становилось холодно и жутко. И даже ей, ведьме, хотелось спрятаться, как ребенку.

— Анастасия, вы чувствуете возле себя кого-нибудь? — осторожно спросила Алика.

-Да, — нисколько не колеблясь ответила девочка, — Его зовут Миша. Он хороший. Сначала он меня немного пугал, но это не оттого, что он злой. Просто так выходило.

Алика прикрыла глаза и вновь погрузилась в созерцание прошлого. Сначала Дух не хотел вставать из могилы. Был очень зол, что какие-то мальчишки посмели его поднять. После Дома, где он побывал, земля казалась ему отвратительным местом, шумным, грязным, опасным. Все чего он хотел — разделаться с девочкой поскорее, быстро сделать свою работу, чтобы вернуться туда, откуда пришел.

Loading...

Он и собак на Настю натравливал, когда девушка возвращалась с работы. И по ночам пугал кошмарами. Котенка Черныша чуть не уморил. Но они проводили много времени вместе, слишком много для того, чтобы ненавидеть. Он увидел, как девчонка подкармливала уличных кошек, как ее глаза загорелись, когда она отвечала на лекции, как Настя уступила место какому-то старику в метро, несмотря, что у самой отваливались ноги от усталости. Миша поймал себя на мысли, что сам бы так сделал, если бы мог. Он стал реже ее пугать. Он задумался.

Однажды ночью, когда присутствие покойника чувствовалось особенно сильно, Настя вместо того, чтобы задрожать от страха и холода, или привычно начать бормотать молитвы отчетливо произнесла:

— Я не знаю, кто ты, но знаю, ты — не плохой. Просто напуганный, как и я. Какой-то нездешний. Давай бояться вместе. Будет не так страшно.

И в Мише что-то изменилось. Он вспомнил, как когда-то давно был человеком. «Что же я такое творю?!» — с ужасом подумал дух. В нем пробудились остатки рыцарских качеств.

И, как это ни парадоксально, мертвец начал защищать свою жертву. Все, что горе-маг Макс пытался навешать «бывшей», дух возвращал в двойном объеме. Хотел наслать жуткий сон – получай сам кошмар! Хотел, чтобы она покалечилась – попадай в аварию. По ночам они с Настей часто разговаривали во снах и летали. Лишь после смерти Миша понял, что такое любовь.

***

«Мертвяк — это не человек. Это лишь остатки тонких тел, оставшиеся в мире, в то время как сама Душа давно ушла на перерождение. Он ненасытен, нуждается в непрерывной подпитке, потому что собственных источников энергии в нашем мире у него нет. Таких, как Миша, называют сущностью. Тварью, — повторяла про себя Алика, — Ты не должна эмоционировать, это мешает сеансу. Прекрати, слышишь, прекрати!».

— Я очень сочувствую вам обоим, — сказала почти спокойно. — Но так не может больше продолжаться.

Алика редко говорила клиентам все так, как есть, но в этом случае без правды было не обойтись. Как бы благожелательно не был настроен Михаил, у Насти уже упадок сил и давления. Дальше будет хуже – у нее начнут выпадать волосы («Уже выпадают», — смущаясь, призналась девочка), потом зубы.

Так как Миша в принципе не может наесться, он будет забирать ее энергию снова и снова, пока не съест полностью. Ведьма говорила это не для девчонки, у нее не было цели заставить ее бледное личико побледнеть еще сильнее. Она говорила это для него.

– Если Настя тебе правда дорога, решись на это. – Ведьма не вправе была требовать, чтобы дух подчинился. Ни одно существо не вправе требовать у другого, чтобы оно перестало существовать.

— Недавно она поскользнулась и упала, а я вместо того, чтобы подхватить ее, начал выпивать ее боль, — виновато признался мертвец, обдав ухо ведьмы холодом, — Ты права. Во всем права.

– Ты готов? — мысленно спросила Алика. – Да! — ответил покойник.

— Насть, — Ведьма старалась говорить твердо, чтобы девочка не успела ничего заподозрить, — Мне нужно ненадолго отойти. Ты тут пока пей чай. Вот тебе печеньки.

...Она вышла из комнаты и осталась наедине с духом. При жизни Миша был круглолицым, веселым мужичком. Он работал в ТЮЗЕ, очень любил детей. Сейчас от него осталась лишь темная оболочка.

— Куда мне идти? – спросил Михаил.

Алика, чуть понизив голос, ответила.

Покойник чуть задумался.

— Но что будет с ней? У нее нет никого. Была бабушка, но и та умерла несколько лет назад.

— Можешь о ней не беспокоиться. Девушка, приручившая мертвеца, вряд ли нуждается в чьей-то защите.

— Как ты себя чувствуешь? – осторожно спросила Алика девушку, вернувшись. Ведьма взглянула на часы. Прошло всего несколько минут. А по ее ощущениям – не меньше жизни.

— Знаете. Я впервые за последние полгода согрелась. Мне не холодно. Вот Миша удивится. Миша, — Настя привычно оглянулась через плечо, — Миша?!

Кажется, она медленно начала понимать, что произошло. Из глаз брызнули слезы, горячие и соленые. Алика сделала то, что категорически запрещала себе в работе: осторожно приобняла клиентку и погладила ее по сотрясающейся от рыданий спине.

— То, что я сделала, было хорошо, понимаешь? Это было правильно, — шептала ведьма.

Да, она все понимает.

– Да. Вы во всем правы. – Девочка скомканно поблагодарила Алику, и, шатаясь, побрела домой.

Ровно через двадцать минут раздался телефонный звонок.

— Алика, мой сынок говорит какой-то бред. Мол, ты его не почистила, выгнала.

— Все так, — чистосердечно призналась ведьма, — Деньги за консультацию назад я переведу.

Она, не стесняясь в выражениях, поведала, что его Макс — чернушник и чуть не убил девушку. Что по ночам он с точно такими же отморозками оскверняет могилы. Посоветовала изъять у ребенка ритуальные кубки, ножи и прочие экзотические игрушки. Она сознательно сгустила краски, так что под конец их беседы Макс казался отцу чуть ли ни председателем темной секты.

— Что же мне делать? — мрачно спросил Евгений, — Беседовать с ним? К священнику тащить?

— Нет, с профилактическими беседами и священником вы уже опоздали. С прошлыми дружками общение прекратить. Опасные книги изъять. К бабушке в деревню пусть едет. Огород копает, хозяйство тянет. Главное, пусть работает. Физические нагрузки, ой как хорошо исцеляют от дури.

Иногда, особенно во время разборов чьих-то пустяковых запросов, она вспоминает ту девочку, Анастасию.

«Как она там? Совершенно одна в большом и страшном городе. Устроилась ли в жизни? Смогла ли идти дальше, лишившись единственного, хоть и мертвого друга?

И напоминала себе: девочка, приручившая даже покойника, ни в чьей помощи не нуждается.

Доброта порой оказывается сильнее порчи. Нечасто, но так бывает.

Автор: Сашины Сказки

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...