Мы сами о себе. Всё о нас нами же

Однажды (в молодости) я ходила на день Рождения к коллеге Наде. Мы отлично провели день у нее на даче, народу было много.

А потом, спустя пару дней, празднование продолжилось на работе. Надя немножко выпила и разоткровенничалась.

Например, она обиженно рассказала, что на день рождения к ней приезжала подруга, которая очень удачно вышла замуж, и (дословно) «теперь вся упакованная в бренды катается как сыр в масле».

— Она и в телефоне у меня записана как Юля Пармезан, — сказала Надя, и я искренне хохотала над этой шуткой.

Так вот эта Юля Пармезан подарила Наде набор косметики. Надя думала, что он, наверное, какой-то дико дорогой, из Европы привезенный, погуглила, а он — максимум две тыщи стоит. Надя говорила с подтекстом: «Вот жеж скупердяйка оказалась эта Юля».

Мне стало немножко стыдно.

У меня бюджет на подарок Наде был примерно такой же, и я купила букет и чайный набор, на те же две, даже, если честно, на 1800.

— Надь, мой подарок, если честно, стоил примерно столько же, — призналась я.

— Оль, ты чинуша, с зарплатой в 30 тыщ в месяц, поэтому в твоем случае 2 тысячи — это даже много, я очень ценю. А там... заводы-пароходы, денег не считано, а для друзей... эх.

Я поняла, что подарок хоть и выбирают тому, кому его подарят, всё равно он — главным образом, про дарителя.

И один и тот же набор косметики, подаренный разными людьми, скажет о них разное.

Прошло много лет.

Недавно я подслушала разговор мужа и жены (она маникюр доделывала, а мы с ее мужем ждали, когда она доделает).

Девушка эта с мужем и новым маникюром потом едут на день Рождения к прабабушке мужа, которой исполнилось аж 95 лет. Она уже слабенькая, из дома почти не выходит. Но очень ясный ум у нее, и жизнерадостна.

И вот они не знают, что дарить. Обсуждают.

Муж говорит:

— Торт купим и цветы, ей сейчас вкусно покушать важно и цветы — как знак нашего внимания. Они будут стоять и пахнуть, ей приятно на много дней вперед.

А жена говорит:

— Давай лучше деньги. Там еды и цветов будет и так полно. А на деньги она купит то, что действительно хочет. То, что нужно именно ей.

— Ей 95, зай. Она ничего не хочет. Деньги она в «похоронную кубышку» отложит, или внучатам раздарит. На себя не потратит...

— Слушай, но это будет ее право. Может, ей спокойнее от мысли про похоронную кубышку. Или радостно дарить деньги внукам. Почему ты решил, что ты лучше знаешь, как тратить ее деньги?

Loading...

— Я так не решил. Я просто хочу сделать за прабабулю то, что она никогда не сделает сама — купить что-то исключительно для нее самой.

— Это называется «причинять счастье». Ты уверен, что лучше ее знаешь, что ее счастливой сделает. Но судишь по себе.

— Я хочу инвестировать их в ее комфорт. Шаль, плед, тапочки, что-то для нее...

— У нее этих тапочек и пледов — мильон. Она в одном платке любимом ходит, да халате. Ты хоть замечаешь?

Девушка доделала маникюр, и они ушли, и я так и не знаю, что получит в подарок прабабушка. Торт с цветами, деньги или шаль-плед-тапочки.

Они хоть и ссорились, но было видно, что оба любят бабулю, и выбирая подарок, хотят, чтобы подарок передал бабуле их чувства.

Девушка — внимательная и чуткая, хочет, чтобы право выбора подарка осталось за именинницей, и в этом много заботы и страха подарить то, что совсем не нужно (а когда человеку 95, то риск ошибиться и правда велик).

А парень — прямолинейный и конкретный, ему хочется подарить эффективный подарок, нужный. Но ему никогда не было 95 лет, и он не знает, что хочется в этом возрасте, и набрасывает варианты, многие из которых далеки от реальности.

А я слушаю и думаю, как всё-таки верен тезис о том, что «подарок — это прежде всего про того, кто дарит, а не кому».

Однажды я видела, как в цветочном магазине женщина выбирала букет на похороны своей первой учительницы.

— Внезапно так... Инсульт... Недавно еще общались... Мы все для нее как дети были... Как родные... И она нам тоже... Как мама, — поделилась она.

— Соболезную, — сказала я.

Сначала она хотела взять 30 роз, но они были по сто пятьдесят рублей, дорого. Потом нашла по сто рублей, и решила, что возьмёт 20. Потому подумала, что учительнице уже всё равно, а у нее жизнь продолжается, и она — не дешевая.

В итоге она вспомнила, что гвоздики! Гвоздики идеально для похорон и купила 8 гвоздик. Потому что выглядят как 10. Нет, не надо заворачивать — никто не заворачивает, когда в гроб...

И тут в магазин вбежала еще одна женщина, тоже за цветами на похороны. И скупила все розы по 150 рублей.

— Ох, Ленка, опять ты хочешь казаться лучше и богаче, чем ты есть. Перед остальными чтоль красуешься? — спросила бывшую одноклассницу та, у которой 8 гвоздик.

— Она мне в школе как мама была. Я уважить хочу... И проводить её в последний путь достойно... А ты про что-то своё...

Вот.

Наши букеты, наши подарки, наши поздравления, которые мы дарим другим — всё о нас.

Все наши слова и поступки, которые мы говорим о других — всё о нас.

Автор: Ольга Савельева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...