Мама всегда рядом

Рома никогда бы не подумал раньше, через какие испытания ему предстоит пройти. В свои двадцать четыре года молодой парень остался вдовцом с грудным ребёнком на руках. Дело осложнялось ещё тем, что Рома был практически сиротой: его с детства воспитывала бабушка, потому что родители трагически погибли ещё в девяностых, когда Рома был совсем малышом.

А теперь новый удар. Лиза, его жена, с которой они были вместе с первого курса колледжа, не пережила тяжёлые роды. Немыслимо, в наше время умирает роженица! Это раньше, когда «в поле рожали», такое явление было, как бы это жестоко это не звучало, в порядке вещей, а сейчас такое — повод для проверки родильного дома.

Всё оказалось трагической, нелепой случайностью: ещё на родильном столе у Лизы оторвался тромб, её успели даже доставить в реанимацию, но все попытки спасти молодую мать оказались безуспешны.

***

Совершенно опустошённый, Рома зашёл в квартиру с голубым свёртком в руках. Ему казалось, что Лиза вот-вот выбежит ему навстречу, как обычно кинется на шею и поцелует в щёку... Что она каким-то образом покинула родильный дом раньше него и ждёт дома... Всё пространство ещё пахло ей. Рома, крепко сжимая новорождённого Витю, судорожно сглотнул слюну, чтобы не дать волю слезам — нельзя плакать. Позади с опухшим от слёз лицом топталась тёща, Раиса Степановна.

— Ну что ты встал, Ромочка, — тихо подтолкнула его тёща, — Заходи, нужно Витюшу раздеть.

Он назвал сына Витя, потому что так хотела Лиза. В честь покойного тестя, которого Рома никогда не видел. «Теперь они там вместе... А мы здесь, как сироты.» — подумал Рома.

Витюша закряхтел и завозился в конверте, давая понять, что пора бы уже подумать о нём. Рома быстро разулся, бросил последний взгляд на пакет с вещами Лизы, который она приготовила себе для выписки и который уже никогда ей больше не пригодится, и пошёл в комнату.

Боль снова накатила комком, подступая к горлу. Кроватка. Её выбирала Лиза. Пеленальный столик, на котором лежат подгузники. Всё с любовью, с надеждой на счастье выбирала Лиза. А вместе со счастьем в семью пришло горе.

Раиса Степановна взяла всё в свои руки. Всё-таки опыт, как-никак. Новоявленная бабушка через силу улыбалась малышу, который уже нетерпеливо искал крохотным ротиком мамину грудь.

— Сейчас, сейчас солнышко, — дрожащим голосом бормотала Раиса Степановна, — Сейчас бабушка даст тебе покушать! Нету мамочки, миленький... Рома, в бутылочку шестьдесят миллилитров воды, подогрей в подогревателе, а затем две ложки смеси! Учись, я не смогу у тебя быть постоянно.

Рома поплелся на кухню, чтобы навести смесь. Так... Вот баночка с питанием... Подогреватель... Кипяченая вода... Где же бутылочка, чёрт бы её побрал?! Раиса Степановна её ставила кипятить до того, как они поехали в роддом, а потом куда дела?

В комнате уже во весь голос верещал голодный Витюша. Внезапно дверца подвесного шкафа распахнулась, словно от ветра, и оттуда, из самой глубины полки, выпала бутылочка.

Рома стоял с открытым ртом. Как? Это противоречит всем законам физики! Он помотал головой, прогоняя наваждение, и принялся наводить питание. Эх, бедный Витюша! Не суждено ему попробовать маминого молока...

***

Дни тянулись своим чередом. Заботы о требовательном новорождённом, у которого, к тому же, имелись небольшие проблемы со здоровьем вследствие тяжёлых родов, помогли Роме и Раисе Степановне немного забыться, отодвинуть своё горе вглубь. Витюша подрастал и становился крепче, неврологические нарушения успешно уходили. Первая улыбка, первое «агу», первая осмысленная радость при виде близких людей, первые попытки перевернуться... Рома ответственно ухаживал за сыном, взял отпуск по уходу за ребёнком. Наконец он снова научился улыбаться. Лишь иногда, по ночам, сквозь сон, он отчётливо слышал тихую колыбельную, которую пела ещё нерождённому Витюше Лиза. Тогда он открывал глаза и смотрел, как Витюша улыбается кому-то в пустоту...

***

Раиса Степановна часто навещала внука и помогала осиротевшим Роме и Витюше. Мальчик с радостью встречал бабушку, тянул к ней маленькие ручонки и задорно хохотал. Но чаще всё же с Витюшей занимался Рома. Он уже перезнакомился со всеми мамочками на детской площадке, уверенно разбирался в марках подгузников и детского питания и знал точно, что делать, когда у малыша лезут зубки. Мужья мамочек искоса поглядывали на Рому, некоторые посмеивались: в основном те, кто не знал, почему Рома сам гуляет с коляской.

Больше всего Роме нравилось общаться с Эльвирой, одинокой мамой маленького Стёпы, Витюшиного ровесника. Эля жила в том же подъезде этажом выше и общалась с Лизой и тоже иногда помогала Роме с малышом, в основном советами.

Они неспешно прогуливались по двору, усеянному золотистыми опавшими листьями, и болтали обо всём на свете. В основном, конечно же, о детях.

— Витя переворачиваться научился, — сообщил Рома Эльвире.

— Классно! — обрадовалась Эля, — Теперь за ним глаз и глаз, может и упасть, и во сне перевернуться. А мой всё ленится, только на бочок умеет! В магазин заедем? А потом пойдём ко мне на чай, я сегодня пирог испекла.

Loading...

Рома с радостью согласился. Они заехали в супермаркет, купили продукты и направились к дому. Когда дети заснули, Рома и Эльвира уселись за кухонный стол с чашками горячего чая. Эльвира весело рассказывала, как развивается её блог, который она стала вести пару месяцев назад, а Рома внимательно слушал и невольно задумался о том, что бы сказала Лиза, если бы увидела его на кухне у её подруги.

«Она хорошая. Витюше нужна мама.» — внезапно, словно набатом, в голове прозвучал голос Лизы.

Рома испугался. Её голос прозвучал так ясно и чётко, что Рома даже покрутил головой, чтобы убедиться, что ему померещилось и Лизы здесь нет.

— Что случилось? — взволнованно спросила Эля.

— Да нет... Так, показалось, — отмахнулся Рома и встал из-за стола, — Мне, наверное, пора. Сегодня Раиса Степановна придёт нас навестить.

— Конечно, давай я вас провожу, — улыбнулась Эля.

***

Весь вечер Рома был сам не свой. Он вспоминал Лизу. Невероятная, давящая тоска снова овладела им, квартира казалась чужой и неуютной, какой-то пустой, но в то же время ясно ощущалось чужое присутствие. Хотя, не совсем чужое. И это было не впервые. По вечерам Роме казалось, что он слышит аромат любимых духов Лизы, а Витюша постоянно улыбался кому-то в пустоту.

Рома долго не мог уснуть. Он крутился с боку на бок, думая уже не только о Лизе, но и о своём будущем. В голову закралась шальная мысль, что он не хочет оставаться один. Эля. Она действительно хорошая, добрая... Но перед глазами ещё стояло лицо Лизы...

С этими мыслями он уснул, прислушиваясь к мирному сопению Витюши. Проснулся он от того, что почувствовал довольно сильный толчок в плечо и в голове прозвучал голос Лизы:

— Вставай! Витюша перевернулся!

Рома вмиг проснулся и подскочил к кроватке сына. Тот крепко спал, перевернувшись на животик и уткнувшись носом в мягкую игрушку, которую Рома опрометчиво забыл убрать из кроватки. Рома судорожно вздохнул, услышав, что Витюша дышит, убрал игрушку и повернул ребёнка на спинку.

— Вот дурак! — облегчённо пробормотал Рома.

В тот же миг колыхнулась штора и его обдал лёгкий сквознячок. Он почувствовал, как к его щеке прикоснулось что-то мягкое и невесомое, а затем перед глазами появилась белая полупрозрачная фигура Лизы в лёгком платье в пол.

— Мне пора уходить, — тихо проговорила она, — Но я всегда буду рядом, буду беречь вас оттуда. Только не оставайся один. Эля будет хорошей мамой для Витюши. Прощай!

Сказав это, силуэт Лизы растаял в воздухе, а Рома ещё долго стоял так с открытым ртом, обдумывая произошедшее.

***

Постепенно становилось всё легче. Жизнь шла вперёд, Витюша рос и радовал отца первыми шагами и словами, шкодничал и заставлял смеяться над своими проделками. Рома больше не ощущал присутствие Лизы. А в его сердце всё сильнее росли чувства к ставшей ему доброй подругой Эльвире, но он всё ещё стеснялся их. Что скажет Раиса Степановна?

Но Раиса Степановна всё понимала.

— Рома, если ты думаешь, что я буду тебя осуждать, то ты ошибаешься, — однажды сказала она, — Мне недавно снилась Лиза. Она всё мне рассказала во сне. Эля и вправду хорошая, она очень любит вас с Витюшей. Лиза очень хочет, чтобы вы были счастливы.

Ровно через четыре месяца Рома и Эля поженились, а через год у ставших братьями Вити и Стёпы родилась сестрёнка Виктория. А Раиса Степановна всё так же навещала большую семью и приговаривала, что у неё теперь аж целых трое внуков.

Автор: СветланаА

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...