Мама по вызову

 же слышала детский плач.

Хозяйка встретила меня наверху. Женщина молодая привлекательная в красивом платье.

Эти дамы в халате по квартире не ходят. А зря, между прочим.

Она стала обсуждать со мной условия работы, а ребёнок всё плакал и плакал…

И я никак не могла сосредоточиться.

– Простите, – сказала я, наконец. – Там ребёнок плачет. Это мой подопечный?

– Именно, – с прохладцей ответила мне дама. – А что такое? Вы никогда не слышали, как дети плачут? Это нормально.

– Почему же. Слышала много раз. У меня есть опыт работы. Но я старалась не допускать, чтобы ребёнок так долго плакал.

– Ха! Она меня уже учит! Ну, ну, пошли.

Мы прошли по коридору и скоро открыли спаленку.

– Вот вам халатик. Возьмите малышку – это девочка. Посмотрим, как вы её успокоите.

Я быстро надела халат поверх своей одежды, взяла ребёнка на руки.

Малышка в тот же миг прижалась ко мне и затихла...

А у меня просто сердце замерло. Такая крошка, месяца два, не больше…

– Похоже, что мы столкуемся, – сказала хозяйка. – Вы будете работать до двух часов дня, потом вам принесут обед. Расчёт может быть произведен в тот же день, если вам удобно, а может быть начислен и в конце месяца. Приходить нужно к шести утра. Я ещё сплю в это время – поздно возвращаюсь... Вас впустит охранник и проведёт к ребёнку, и вам тут же занесут завтрак. Устраивает такая работа? Тем более, что кроме ухода за ребёнком вам ничего не нужно будет делать.

– Конечно, устраивает. У меня сын есть – ему 8 лет. Вы писали, что нужна рекомендация. Вот мои бумаги, посмотрите, пожалуйста.

– Лучшая рекомендация – моя Леночка. Она молчит, а это главное. Только не очень-то приучайте её к рукам. Она станет требовать, чтобы и я брала её на руки... Понимаете?

– Ну, раз вы этого не хотите, тогда… конечно.

Хозяйка недовольно на меня зыркнула и выдала скороговоркой:

– Значит, договорились. Завтра в 6 часов утра малышка будет вас ждать...

Как только я положила ребёнка на кровать, снова раздался плач.

«Что-то тут не то», – сразу же заподозрила я.

Но не могла же я в этот день, когда только договорилась с хозяйкой, раскрывать ребёнка и искать причину её слёз! Хотя, наверное, стоило бы…

«Хорошо бы снять подгузники или памперсы, посмотреть, сухая ли девочка... – машинально подумала я. – Но… завтра, так завтра».

Утром я пришла, как договорились.

Охранник, теперь уже другой, впустил меня. В спальне было тихо.

Я переоделась, помыла руки, тут же мне принесли в коробочках завтрак.

«Совсем как в самолёте», – подумала я.

Прошло не более десяти минут, как девочка заворочалась и застонала.

Я проверила, не мокрая ли она, сменила памперсы.

Господи, она заулыбалась!..

Я тихонечко стала говорить с малышкой:

– Маленькая Леночка, хорошая, чистенькая. Сейчас нам принесут бутылочки, будем кушать.

Бутылочки со смесью принесли в специальной грелочке.

Я убедилась в том, что питание нужной температуры, покормила малышку, подняла её вверх, чтобы она смогла отрыгнуть воздух, который заглотнула с пищей, и только потом уложила в постель, которую успела расправить.

Малышка облегченно доверительно вздохнула и как-то преданно посмотрела мне прямо в глаза.

Наверное, я выдумываю. Ей же всего 2 месяца. Но мне кажется, что она всё-всё понимает.

Она не сразу заснула. Я повернула её на бочок, стала поглаживать спинку. Ведь лежать целые дни на спине так тяжело!

Вот так я и начала работать.

Мой сын Саша теперь прибегал из школы, когда меня не было дома. Он давно сам умел обслужить себя, но я всё же волновалась, как он там справится с подогревом обеда...

Я вывозила ребёнка в колясочке на прогулку. Вокруг дома были посажены деревья, цветы.

Леночка на воздухе тут же засыпала так сладко!

Всё было хорошо, только хозяйка моя стала приходить не в два часа, а всё позже и позже. И, главное, как только она пыталась взять Леночку на руки, та начинала плакать.

Но, почему?.. Не могла же мать только фактом своего присутствия обидеть ребёнка!

Мне было тяжело оставлять девочку в слезах.

Насколько я понимала, мать оставалась с малышкой до прихода отца. Какое-то время с ней сидел он, а потом Леночка снова ждала меня...

Было очевидно, что ребёнку нужна няня на целый день.

Не думаю, что у них нет денег для оплаты круглосуточной няни, но и мне удобно уходить домой после двух. Нужно ведь купить кое-что, и приготовить на два дня... Муж меня давно оставил – всё хозяйство на мне. Сын ещё маленький, нужно проверить, как сделал уроки, что в дневнике. Но и подработать тоже необходимо – алименты просто мизерные.

Я частенько кое-что из своих коробочек для еды укладывала в сумку, чтобы принести домой сыну. Он таких разносолов даже не видывал...

Я работала, как привыкла – добросовестно.

Малышка всё больше привязывалась ко мне, да и я к ней.

Мне всегда так жалко было, когда приходилось оставлять её. Не знаю, но у меня было желание забрать Леночку себе. Было бы двое детей. Но, кто же мне её даст?! Смешно…

Конечно, я очень привыкла к ребёнку. Иногда мне казалось, что хозяйка сердится, что девочка плачет, когда я ухожу. Но на кого она сердилась – на меня или на ребёнка – не знаю. Может быть, материнская ревность?..

Но вот настал такой день, о котором мне вспоминать больно и трудно.

Была зима. Я уже погуляла с девочкой, уложила её спать после еды, сама пообедала.

Уже два часа, а меня не сменяют. Зазвенел в сумке мой мобильный телефон. Я подбежала.

Сынок звонил, сказал, что не может найти ключи от квартиры.

Loading...

«Наверное, потерял!.. Что делать?..»

– Подожди совсем немного. Хорошо? Нет моей хозяйки. Девочка спит, я же не могу оставить её одну. Я скоро приду. Посиди там где-нибудь…

Но вот уже три часа. Саша мой опять звонит...

Я заметалась: «Где он сидит?! На лестнице?!»

На самом деле я даже не знаю, есть ли кто-то тут на кухне. Я всегда только в спальне ребёнка нахожусь.

Тишина полная. Охранника же не поставишь караулить ребёнка. И что делать?!

Смотрю в окно – никого не видно…

Короче, сама не знаю, как, но в четыре часа дня я хорошенько укутала ребёнка, положила девочку в коляску и пошла к выходу.

Спросила охранника, не звонила ли хозяйка?

Нет, он ничего не знал.

Вместе с коляской я помчалась к себе домой.

Открыла Саше дверь. Тут малышка заворочалась в коляске – ей стало жарко – в доме же тепло.

Саша мой подбежал, смотрит, удивляется:

– Какая маленькая… хорошенькая! Мамочка, давай заберём её к нам! Хоть ненадолго…

– Ты, что! У неё мама и папа есть. Кто нам её отдаст. Давай, быстренько бери поесть. В сумке у меня для тебя ещё кое-что... Мне нужно ехать с Леночкой обратно.

В это время раздался звонок в двери.

Открываю, охранник стоит, шипит:

– Ты, что наделала? Она уже милицию вызвала. Давай быстрее… поехали обратно! Она заявила, что ты ее ребёнка похитила!

– Ничего себе! Как похитила?! Что же мне было делать?..

– Давай скорее! Я на машине… Поехали!

Приехали…

И правда, милиционер сидит – что-то пишет. Учинили мне допрос.

Я всё объясняю: что хозяйка опоздала, что мой сын потерял ключи от квартиры...

Вроде все успокоилось. Уехал, в конце концов, милиционер. Сказал, что нет состава преступления...

А моя хозяйка суёт мне конверт с деньгами:

– В ваших услугах больше не нуждаюсь!

Оглянулась я на Леночку в последний раз…

Хозяйка моя заметила, схватила её на руки, и малышка тут же заплакала.

Я не стала искать работу – решила отдохнуть немного и уделить внимание сыну.

А нет-нет, да заноет мое сердце:

«Как там моя Леночка?»

Спустя месяц звонок, да ещё и ночью:

– Срочно зайдите, – вызывает меня прежняя работодательница.

Это потом мне уже охранник рассказал, что ребёнок кричал день и ночь. Даже вызывали врачей – ничего не нашли. Потом врач стал допытываться: «С кем была малышка раньше?» Посоветовал вызвать меня. А тут ночью у Леночки просто истерика, кричит, не спит, не ест.

Вот она и вызвала меня, попросила приехать – тут же машину прислала.

Я оделась, записку Саше оставила – поехала.

Приехала, бежим наверх – крик на всю улицу слышен!..

Сбросила я пальто, накинула тот самый халатик, взяла ребёнка, прижала…

А она, девочка моя, тут же так глубоко вздохнула и сразу притихла.

Стоим мы все: я с ребёнком на руках, мама, папа девочки, охранник, врач, который оказался тут...

Леночка подросла немного. Посмотрела она на меня сразу успокоилась и закрыла глазки…

– Она выбрала эту женщину в мамы, – печально улыбнувшись, сказал врач. – Тут уж ничего не поделаешь. Пока она маленькая ей нужна именно эта женщина…

– Подождите, доктор… Как же так?! Прошу вас, объясните. Я бы хотела знать, почему так бывает? И что эта женщина делает особенного?..

– Поймите, голубушка, сейчас ночь, я буду краток. Девочка прекрасная, но вошла в мир с помощью кесарева сечения. Это, конечно же, ослабляет контакт с матерью – это первое. И второе – вы же не кормите её грудью – опять-таки контакт нарушен. Причём, грубо.

– А она, что, кормит её грудью?

– Это спросите у неё, а мне пора. До свидания.

Хозяйка повернула ко мне голову. Потом она спросила, могу ли я уложить ребёнка спать и смогу ли завтра прийти к шести часам утра?

– Я прошу у вас прощения за тот случай. Я добавлю вам жалование. Прошу вас. И расскажите мне, что же вы делаете такого, что ребёнок признал в вас маму?

– Вы сами видели, что я ничего особенного не делаю. А детки чувствуют, когда их любят. И потом… я ведь с Леночкой разговариваю.

– Как?! Вы хотите сказать, что она понимает то, что вы ей говорите?! Ей же всего четыре месяца?!

– Конечно, понимает. Хоть и не так, как взрослые, но чувствует интонацию… и вообще. И еще я знаю, что после кормления нужно поднять ребёнка, чтобы её не мучили газы… и еще многое другое...

Я проверила состояние кожи девочки, сняла памперсы, которые мешали коже дышать и подсыхать, накормила малышку, уложила её.

Меня на машине отвезли домой. Я устала.

А на следующий день мне предстояло быть на вилле в шесть часов утра.

Но я не в обиде.

Я как-то странно счастлива. Меня малышка выбрала мамой...

Автор: Любовь Розенфельд

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...