Ловелас

Семён Петрович очень любил женщин. Любил красиво, страстно, самозабвенно, но не долго. О таких говорят «бабник». Семена Петровича всегда коробило такое грубое слово, он досадливо морщил нос и укоризненно смотрел на говорившего. Обычно, такими говорившими напрямую в лицо были его родители, которые уже отчаялись дожидаться того времени, когда их единственный сын остепенится, возьмётся за ум и осчастливит внуками.

— Извините, а вот тут вы в корне не правы. Какой же я «бабник»? «Бабник» — это низко и пошло. У «бабника» одна цель – затащить женщину в постель. Если уж вам так угодно непременно охарактеризовать мою личность с точки зрения отношений с женщинами, правильнее будет называть меня «ловеласом», — отвечал Семён Петрович, улыбаясь.

— Да, какая разница? – возмущённо всплескивала в отчаянии руками мать. – Волокита он и есть волокита, невзирая на всякие иностранные словечки!

— Мама, опять ты обзываешься, — тяжело вздыхал Семён Петрович. – А ты знаешь, как дословно переводится английское слово «Lovelace»?

— И как?

— «love» — это «любовь», а «lace» — это «кружево». «Кружево любви», — мечтательно закатывал глаза к потолку великовозрастный сын. – И я плету это кружево любви, тонко и красиво.

— Что-то ты его никак не сплетёшь по-людски, так и помрём с отцом, не дождавшись результатов твоих «кружевных переплетений», — иронично хмыкала мать.

— Эх, ничего вы не понимаете, — тяжело вздыхал Семён Петрович и с деланно несчастным видом направлялся к входной двери.

— Петя, ну, что ты молчишь? – сердито обращалась женщина к мужу. – Ты можешь поговорить со своим сыном по-мужски?

— А ведь и правда, красиво-то как звучит: «кружево любви»… Я таких слов в своей молодости не знал…

Семён Петрович спешил закрыть дверь в квартиру, чтобы не слышать, как мать с отцом начнут ругаться из-за него.

Да, Семён Петрович обожал женщин. Высоких и низеньких, стройных и полненьких, красивых и с обычной внешностью. А точнее, Семён Петрович всегда был уверен, что некрасивых женщин вообще в природе не бывает. В каждой есть свой определённый шарм, своя «изюминка», не каждому дано это разглядеть. А вот ему дано. И надо отдать должное, Семён Петрович был действительно виртуозом в обольщении женщин.

Он никому и никогда не обещал жениться, честно говоря об этом сразу своей очередной пассии: «Я слишком люблю женщин, чтобы жениться на одной». Но каждая женщина почему-то думала, что именно она будет исключением и пускала в ход все свои «чары».

Внезапно вспыхнувший интерес к женщине так же внезапно и гас в душе Семёна Петровича через некоторое время и ничего с этим нельзя было поделать. Обычно, его очередная пассия сразу же это чувствовала и сама спешила разорвать отношения. И они расставались легко и без обид, сохраняя в памяти всю прелесть от «плетения кружева любви».

Семёну Петровичу исполнилось пятьдесят два года. Его родители умерли так и не дождавшись невестки и внуков. Лёгкая седина посеребрила густую тёмную шевелюру, на лице появились морщины, но это нисколько не портило мужчину. Наоборот, в сочетании с подтянутой фигурой (он бегал по утрам, подтягивался на турнике, ходил в бассейн) всё эти возрастные изменения придавали Семёну Петровичу спокойную уверенность и ещё большую привлекательность в глазах женщин, которых он по-прежнему обожал, но уже не так страстно, как в молодости.

Теперь его «кружево любви» по большей части плелось из слов и красивых ухаживаний в «свете» (годы брали своё). Но Семён Петрович был счастлив и ни о чём, а главное, ни о ком не жалел (разве что о родителях).

Тем субботним вечером Семён Петрович зашёл в своё любимое кафе съесть две продолговатых котлетки с вкуснейшим острым соусом, который подавали только здесь, а также выпить пару чашечек ароматного кофе, что готовился на раскалённом песке в турках. В ожидании заказа мужчина с интересом разглядывал публику, он любил наблюдать за незнакомыми людьми и придумывать небольшие истории их жизни. Вон молодая женщина сидит с девочкой лет пяти.

Они явно кого-то ждут, женщина часто поглядывает на часы, девочка нетерпеливо ёрзает на стуле, группка шумной молодёжи, пьют коктейли и что-то бурно обсуждают, громко смеясь. За столиком в углу сидит семейная пара (женщине около сорока, привычно отметил возраст), судя по угощениям, что-то празднуют, а судя по лицам, праздник не получился.

Принесли его заказ и Семён Петрович оторвался от своих наблюдений и принялся за котлетки. Он уже допивал кофе, когда в зал вошли два, изрядно подвыпивших парня. Пока один что-то заказывал у стойки, второй подошёл к семейной паре и принялся громко отпускать сальные шуточки в адрес женщины. Её спутник попытался заступиться, но как-то быстро ретировался, получив удар под дых. Подошёл второй парень, насильно усадив на стул вскочившую женщину.

Увидев испуганное лицо женщины, оставшейся без защиты, Семён Петрович не колебался ни секунды. То ли парни изрядно перебрали, то ли Семён Петрович, не смотря на свой возраст, был в гораздо лучшей спортивной форме, но в следующее мгновение один из молодых хамов корчился на полу, сжимаясь в калачик, а второй поспешно дал дёру. Подъехали стражи порядка. Объяснившись, Семён Петрович уже собрался уходить из опустевшего кафе, когда заметил, что та самая женщина одиноко сидит за столиком и плачет, закрыв лицо руками.

Семён Петрович вежливо поинтересовался, не нужна ли помощь. Женщина отрицательно замотала головой и сказала, что он и так помог, в отличие от некоторых, махнув рукой в сторону пустующего стула, заплакала сильнее. «Должен же женщине кто-то помочь прийти в себя», — автоматически мелькнула мысль в голове опытного ловеласа, и он жестом подозвал официанта. Когда принесли кофе и пирожные Семён Петрович, одарив незнакомку обаятельной улыбкой, просто сказал:

— К сожалению, в наше время подонков хватает, но это вовсе не повод отказываться от отличного кофе, который, смею Вас заверить, можно найти только здесь.

Loading...

Она улыбнулась в ответ. А потом они пили кофе и говорили. Как выяснилось, тот сбежавший кавалер на самом деле не был никаким мужем, что их отношения давно уже зашли в тупик и пора было расстаться. «Только не думала, что получится так некрасиво», — горько усмехнулась Наташа.

На улице уже совсем стало темно.

— Ну, мне пора, — поднялась Наташа.

Семён Петрович расплатился.

— Давайте я Вас провожу до дома, темно уже, — без всякой задней мысли предложил он.

— Не стоит, я живу вон в том доме через дорогу, — махнула в сторону шестнадцатиэтажки и пошла к переходу.

Впервые в жизни Семён Петрович промолчал, весь «арсенал» привычных слов вдруг показался ему банальным и глупым. Он стоял и смотрел, как Наташа уходит. А она вдруг остановилась, развернулась, решительно подошла к нему:

— Спасибо Вам за всё, Семён.

И быстро поцеловала в щёку.

Что-то произошло в душе Семёна Петровича после этой случайной встречи. Что именно? Он и сам не мог ответить на этот вопрос, только вдруг ему почему-то совсем перехотелось «плести кружева любви». Перед мысленным взором стояла Наташа. Как он мог вот так отпустить её, даже не спросив адреса, не взяв телефона? Это было совсем не похоже на старого ловеласа. А ещё впервые он представился ей, назвавшись Семёном, а не Сэмом, как представлялся всем женщинам…

Прошло пару месяцев. За это время Семён Петрович чаще обычного посещал любимое кафе, в глубине души надеясь, что Наташа туда как-нибудь заглянет. По вечерам, после работы он часто прогуливался вдоль её дома, но так и не встретил ту единственную женщину, которая почему-то никак не выходила из головы.

В тот день Семён Петрович проспал и стоял на автобусной остановке, нервно поглядывая на часы. И вдруг увидел, как приближается Наташа. Он бросился к ней, как к старой знакомой, глупо улыбаясь, нёс всякую чушь, шутил. Подошёл автобус. Ему было так хорошо сидеть рядом с этой женщиной. Разговоры, разговоры ни о чём…

Опомнился Семён Петрович, когда Наташа начала пробираться к выходу, он схватил её за руку и начал быстро говорить, как всё это время ждал их встречи, ходил в кафе, гулял по вечерам возле её дома… Наташа тепло улыбалась и молчала. Двери автобуса открылись, она вышла, автобус тронулся, а Семён Петрович с досады за своё глупое поведение чуть не хлопнул себя по лбу, он так и не успел попросить номер телефона.

А через две недели, когда Семён Петрович сидел в кафе и нехотя ковырял вилкой фирменные котлетки, Наташа тихо опустилась на соседний стул. На мгновение он задохнулся, а потом сказал:

— Наташа, я больше тебя не отпущу… Выходи за меня замуж.

— Так сразу и замуж? – улыбнулась она. – Может, сначала угостишь кофе?

Прошло восемь лет.

Семён и Наташа, вытянув шеи, наблюдали, как их сын стоит на торжественной линейке, сегодня он пошёл в первый класс.

— Вот и вырос наш мальчик, — шепнула Наташа дрогнувшим голосом в абсолютно седой висок мужа.

Семён крепче сжал её руку. Почему-то именно сейчас ему вспомнились родители, которые так и не дождались внуков по его вине.

— Простите, — мысленно сказал им Семён, — никакой я не «бабник», просто моя любовь очень долго петляла в лабиринтах жизни, пока наконец-то нашла меня.

Автор: Виктория Талимончук

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...