Копилочка

Холодный ветер злился и ворчал, шурша ворохом опавших листьев. Серое небо с самого утра хмурилось и грустило, а потом и вовсе расплакалось моросящим дождем.

Санька безучастно брел по лужам, ощущая промокшими ногами всю прелесть осенней поры. И почему эту осень называют «золотой»? Уныло, холодно, мокро, промозгло… Хотя, нет. Есть что-то, ради чего можно простить осени и ветер, и дождь, и слякоть. Просто в конце октября, а точнее – через три недели – день рождения у Маринки, огромные голубые глаза которой вот уже пол года не дают Саньке заснуть по ночам.

Ноги привычно свернули в переулок, где жила эта чудесная девочка. Сегодня ее не было на уроках – у нее выступление в танцевальной студии. И от этого серый день был еще мрачнее и безрадостнее.

Санька не раз приходил сюда, в особенности по вечерам. Он находил какое-то, ему одному понятное удовольствие, наблюдая за светящимся желтым прямоугольником на втором этаже. А если подойти вплотную к противоположному дому, то можно даже разглядеть любимый силуэт в складках штор. Но сейчас еще светлый день, и сколько бы он не топтался и не вставал на цыпочки – окно лишь неприветливо щурилось своим блестящим стеклянным глазом.

Санька вздохнул, собираясь уйти. Как вдруг… Он услышал какой-то жалобный писк. Или ему показалось? Он прислушался, оглянулся по сторонам. Да тут и нет никого. Наверное, послышалось… Нет. Вот! Снова… Кто-то пищит – зовет на помощь.

Обернувшись, он увидел в стене дома, к которому практически прижимался, маленькое подвальное окошко. Звуки раздавались явно оттуда. Значит, там есть кто-то живой, и с ним приключилась беда. Не раздумывая, Санька бросился в подъезд, чтобы разыскать вход в подвал.

Ободранная дверь скрипнула и поддалась, а за ней – зияющая чернота, пахнущая сыростью и плесенью. Было боязно, да что уж там – страшно шагнуть в эту неизвестную кромешную тьму. Но ведь, на то он и парень, а не девчонка! Санька собрался с духом и стал медленно спускаться по скользким ступеням.

Писк стал более отчетливым, переходящим в жалобное повизгивание. И Санька шел на него, стараясь не натыкаться на всевозможную рухлядь, которая неизменно бывает в подвалах. Глаза потихоньку привыкали к темноте, да и из крохотного окошка пробивался слабый свет.

И тут Санька без труда увидел, кто же звал его на помощь. В груде какого-то тряпья лежало трое… нет, даже четверо щенков. Они были еще совершенно беспомощными, слепыми и, наверное, голодными. Немного успокоившись, Санька присел на корточки, осторожно поглаживая пальцами подрагивающие комочки. От прикосновения теплых рук щенята притихли.

— Ничего, ничего, — шептал мальчишка. – Скоро придет ваша мамка и накормит вас. Надо чуть-чуть подождать.

Выбравшись из подвала и жмурясь от яркого света, Санька увидел дворника, сгребающего в кучу мокрые листья.

— Там в подвале – четверо щенков. Наверное, недавно родились… — начал, было, Санька.

— Это Пальма ощенилась, — неохотно отвечал дворник. – Только ее утром машина сбила.

— И что же теперь с ними будет? – ужаснулся мальчик.

— А что будет? Подохнут, — равнодушно пожал плечами дворник. – Сами они из подвала не выберутся. Я туда не полезу – там лестница вся прогнила. И тебе не советую. Все равно толку с них никакого. Да и не смогут они без матери выжить.

— Но пока-то они живые! – уходя, бросил Санька.

Зайдя в теплый магазин, он остановился. Вытащил из кармана все свои деньги… Задумался. Неужели, он сможет их потратить? Ведь вот уже полтора месяца он все деньги, сэкономленные за не съеденные булочки и пирожки, каждый день кладет в копилку. Но ведь там, в темном подвале умирают маленькие щенки.

Они почти наверняка не выживут. Но сейчас они хотят есть. А у него есть деньги… И Санька уверенно двинулся к продуктовым полкам.

По дороге из магазина он прихватил с собой пустую коробку, зашел в подъезд и уже без страха стал спускаться вниз. Накормить щенков оказалось не так-то просто. Они были настолько малы, что еще не умели сами пить молоко. Санька наливал немного молока в одноразовую тарелку, предусмотрительно купленную в магазине, и по очереди мокал в нее мордочками слепых щенков. Они пищали и фыркали, молоко текло по шерсти. Но все равно они облизывались и хотя бы чуть-чуть были накормлены.

Провозившись с кормежкой, мальчик заметил, что свет уже почти не проникает с улицы. Практически наощупь он соорудил из коробки и тряпок подобие гнезда, уложил туда щенков, а коробку придвинул поближе к горячей трубе, проходившей в подвале.

Выбравшись на улицу, он с досадой заметил, что разорвал штаны и весь выпачкался в пыли. Отряхиваясь, он побрел к дому и, конечно же, столкнулся с Маринкой. Нарядная и ослепительно красивая, она возвращалась вместе с подружкой с концерта. Увидев Саньку, девчонки зашушукались и прыснули со смеху.

В классе, наверное, все знали, что он вздыхает о Маринке. И она тоже знала. Только, что толку? Она – самая красивая, самая необыкновенная девочка в его классе. Лучше всех учится, красивее всех одевается. У ее папы джип по размеру с Санькину комнату. А он… Отец погиб два года назад. Мать бьется, как рыба об лед, чтобы поставить их с пятилетней сестрой Наташкой на ноги.

Конечно, когда он закончит школу, то сам сможет зарабатывать деньги и матери будет помогать. Но пока им довольно трудно. Так что все Санькино богатство – это потертые джинсы. И как ему при всем этом завоевать внимание такой девочки?

Девочки, чья улыбка, словно звездочка, озаряет его хмурую жизнь. Так бы и поймал эту звездочку в кулачок, чтобы любоваться ею бессонными ночами.

И вот в одну из таких ночей у Саньки созрел план. В октябре у Маришки день рождения. Очень многих ребят она приглашает на праздник к себе домой.

Понятно, что Санька никогда не был в числе приглашенных. Но это не важно. Зато в этот день он купит для нее очень большой и красивый букет, подарит цветы и, наконец-то, скажет ей, какая она замечательная девчонка. Только бы смелости хватило! Вот на этот букет он и копит уже второй месяц. Ну, а то, что голодный в школе ходит – не беда. Он обязательно соберет деньги на самый красивый букет для Маришки.

На следующее утро, выпросив у матери старое одеяло, и захватив недоеденную Наташкой манную кашу, Санька перед школой решил проведать своих питомцев. Вспоминая вчерашние слова дворника о том, что щенята не выживут, он спускался по скользким ступеням с замиранием сердца. Трое щенят были живы и с готовностью ждали еды, только четвертый – самый маленький – безучастно лежал на дне коробки.

«Этот точно не жилец», — вздохнул Санька. Но когда он развел кашу вчерашним молоком, щенята дружно отреагировали на вкусный запах, и даже четвертый щенок зашевелился. Мальчик макал палец в кашу и попеременно давал облизывать его каждому щенку. Накормив детенышей, он наскоро соорудил из одеяла новое гнездо и побежал в школу.

Санька, конечно, опоздал и должен был унизительно оправдываться перед учительницей, сочиняя что-то на ходу по поводу испачканного пиджака и паутины в волосах. Все насмехались над ним, и она смеялась тоже. Но в то утро Санька почему-то был счастлив. А после школы, уже не раздумывая, он потратил сбережения за день на молоко для щенят.

Так и пошло. Два, а то и три раза в день Санька бегал в заброшенный подвал и кормил своих питомцев.

— Ты все же ходишь сюда? – снова спросил его дворник. – Они же все равно не выживут.

Loading...

— Выживут! – упрямо буркнул Санька.

И щенята жили. Назло сердитому дворнику, назло безжалостной судьбе, оставившей их, недавно родившихся, без матери, назло всем равнодушным людям на свете. И на радость доброму Саньке, который привязывался к своим маленьким вислоухим друзьям все сильнее.

Очень скоро они стали узнавать его по запаху, потом по шагам и вилять ему навстречу четырьмя крошечными хвостиками. А однажды наступил день, когда они взглянули на своего юного спасителя восемью бусинами черных преданных глаз.

Щенки росли, а, значит, хотели кушать. Теперь Саньке уже не хватало денег, которые мать давала ему каждое утро на завтрак. Горько вздохнув, мальчик полез за своей копилкой. Вот она – его копилочка. А в ней – благоухающие лепестки, сладкие мечты, улыбка-звездочка… Неужели, вот так разом можно от всего отказаться? Но в сыром подвале его ждут голодные маленькие друзья. И Санька вытащил из копилки первую купюру…

Деньги таяли день ото дня, а вместе с ними таяли мечты на сюрприз, на взгляд, на улыбку. Но, в то же время, росли щенки, которые теперь уже вылезали из коробки, лишь заслышав Санькины шаги, и неслись ему навстречу на толстеньких коротеньких ножках. Они даже пытались лаять и подпрыгивать, приветствуя своего юного хозяина. А самый маленький из них, с белым пятнышком на лбу, все время норовил лизнуть его в нос или щеку. Но ведь Санька не барышня, чтобы поощрять такие проявления эмоций.

Но все равно он был так счастлив, что придумал собирать деньги на букет. И что, благодаря этой своей копилочке, он надеется продержаться до того времени, когда щенки сами смогут добыть себе пропитание.

В день Маришкиного рождения Санька даже не пошел в школу. Зачем зря расстраиваться, слыша, как она будет приглашать одноклассников к себе домой, думать, как могло бы быть и как не стало. А днем, как всегда проведывая своих малышей, Санька встретился с ней, когда девочка возвращалась из школы. Они часто виделись, ведь подвал с щенками был напротив ее дома.

Маринка сощурилась и вдруг сказала:

— Что-то ты, Санька, зачастил сюда… Наверное, влюбился в кого-то из девчонок? Признавайся!

Краска бросилась ему в лицо, и он, неожиданно для самого себя, вдруг схватил Маришку за руку.

— А ну пойдем со мной! Я тебе кое-что покажу!

Отодвинув кирпич, придерживающий дверь, чтобы щенята не выбежали из подвала, Санька стал спускаться вниз. Увидев темный подвал, девочка испуганно остановилась.

— Куда ты меня привел?

— Да не бойся ты, глупая! Не съем я тебя! Спускайся, только осторожно. У меня внизу фонарь есть.

Увидев забавных щенков, Маринка пришла в восторг, забыв о недавнем страхе. Санька говорил без умолку, рассказывая о своих четвероногих друзьях все с самого начала, знакомя свою недостижимую Мечту с каждым из щенков. Марина слушала его очень внимательно.

— Пальма… Как же. Я с детства своего помню эту собаку. Мы играли с ней, когда она была вот такой же маленькой. А теперь ты вырастил ее детенышей…

Потом подумала немного и добавила:

— Так вот почему ты так часто встречался мне возле дома. А я думала…

— Что?

— Да нет, ничего… А я никогда не знала, что ты такой добрый, Саня. Можно я тоже иногда буду приходить сюда с тобой и еду приносить?

Санька даже задохнулся от услышанных слов и только беспомощно закивал головой. А потом случилось уж совсем неожиданное.

— Знаешь, — вдруг сказала Марина. – А у меня ведь сегодня день рождения. Мы решили не делать шумного застолья, а устроить пикник на природе – погода, вон какая солнечная! Только родители, двое девчонок. Может, поедешь с нами?

— Я знаю, что у тебя день рождения! – с жаром выпалил Санька. – Только я не приду! Не могу.

— Не можешь?

— Нет, — замотал он головой. – У меня подарка нет.

И тогда он опустил глаза и рассказал Маринке все: и про серый день, и про жалобный писк, и про копилочку. Рассказал про букет, про несбывшиеся мечты, про улыбку- звездочку. Потом замолчал и боялся поднять глаза. А когда глянул все же на Маришку, так и утонул в ее бескрайних голубых озерах.

— Эх, Санька! Ты даже не понимаешь, какой поступок ты совершил. Что ж цветы? Постояли бы два дня и осыпались. А тут – четыре жизни, которые ты спас…

Даже не вздумай отказываться от пикника. А щенята… Я поговорю сегодня с папой, может, мы отвезем их к бабушке в деревню. Нельзя же их разлучать. А там им будет, знаешь как хорошо!

Саня слушал, смотрел на Марину, и был так счастлив, что даже украдкой поцеловал взвизгнувшего белолобого щенка в его мокрый и холодный нос. Потому что долгожданная звездочка, была, наконец, в его сжатых ладонях, нежданно подаренная ему самой Маришкой.

Автор: Татьяна Лонская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...