Конь в пальто

Алевтина колдовала над своим фирменными салатом, когда вдруг позвонила подруга Маринка и смущённо сообщила, что Новый год она встречать не придёт.

У неё «обстоятельства».

— Какой-нибудь очередной мужичок из интернета нарисовался, — обиделась Алевтина.

Договорить ей не дали, но она всё равно высказалась, уже положив на место трубку.

— И судя по тому, что напросился в гости только-только, видимо негде перекантоваться! А тут дурочка с сайта знакомств — и напоит, и накормит, и, может даже... тьфу, какие же мы, одинокие бабы, жалкие создания!

Она раздражённо посмотрела на незаконченный салат, для которого нарочно выбрала самую большую тарелку. А ведь в холодильнике ещё миска винегрета, домашние огурчики-помидорчики, печёночный рулет и рыба в кляре.

Фрукты горой в вазе на столе, в духовке, в порционных горшочках, почти доспели грибочки в жирной деревенской сметане — и кто всё это теперь будет есть?

Она вдвоём с Лизой?

Им ни за что не осилить, при составлении обильного меню учитывался здоровый Маринкин аппетит (который его хозяйка стыдливо называла прожорливостью). Ну да ладно, посидят и вдвоём, а стол на Новый год не должен быть скудным. Плохая примета для грядущего достатка.

Ещё злая на подругу Алевтина продолжила нервно промазывать майонезом салатные слои, но вскоре успокоилась, потому что вообще быстро отходила.

«И чего я Маришку осуждаю? — умиротворённо думала она. — Появился шанс — хватай что есть, небось в нашем возрасте уже давно стоим в стороночке, как дурнушка на танцах... Маринка ведь даже замужем не была, я хоть разок официально сходила, жаль не повезло родить.

Одна Лизка у нас везучая! Официальная бабуля, доча двойней осчастливила, красота!».

Закончив с последним блюдом, Алевтина отправилась в комнату накрывать рядом с ёлкой праздничный стол. Пора, восемь вечера, к девяти подойдёт Лиза.

Возясь с тарелками и напевая под включённый телевизор, она полезла в комод за салфетками и вдруг наткнулась на комок мятой бумаги, в который колдунья завернула огарок зелёной свечи.

Да-да, именно колдунья, к которой Алевтина ходила не далее как вчера, решившись хотя бы с помощью магии обрести заплутавшее где-то женское счастье.

Такая вот накатила романтическая блажь перед самым юбилеем, на котором будет озвучена совершенно ужасная цифра — пятьдесят!

Сходить то сходила, а потом ругала себя, грызла поедом, и никак не могла осмыслить: не то колдунья была простой сумасшедшей, не то из ума выжила она сама, абсолютно добровольно вручив прохиндейке довольно приличную сумму!

И ведь никаких особых колдовских приёмов старуха не продемонстрировала. Лишь всмотрелась очень внимательно ей в лицо, провела зачем-то несколько раз рукой вдоль позвоночника — будто кошку погладила, — затем вытянула из коробки с разным хламом зелёный свечной огрызок, да и вручила, небрежно завернув в мятую бумажку.

— В нужный момент просто зажги свечу и жди, — хрипло произнесла бабка. — Вскоре суженный и заявится, даже не сомневайся.

— А как узнать, что наступил нужный момент? — ощутив вдруг головокружение и странный звон в ушах, выдавила из себя Алевтина.

— Сама, сама этот миг почуешь, — властно рявкнула старуха, — А не почуешь, прохлопаешь — жаловаться не приходи. Денежки назад не отдам!

— Кто же мой суженный и когда его ждать? — отступая к двери по стеночке, всё равно не успокаивалась Алевтина. Полы в квартире колдуньи раскачивались как палуба корабля.

— Вот ведь настырная... Потерпи, торопыга, совсем недолго осталось, — произнёс расплывающийся перед глазами контур старухи.

— Ой, что-то мне нехорошо... Да кто же придёт?

Loading...

— Кто да кто. Конь к тебе придёт! В пальто! — Прозвенел ехидный смешок, и входная дверь, подтолкнув Алевтину на выход, плавно затворилась.

Пришла она в себя только в маршрутке, видимо добрела до остановки на автопилоте. Итак, поход «за счастьем» состоялся! Деньги незнакомке она, идиотка такая, благополучно вручила, огарок свечи в мятой бумажке лежит в кармане, инструкцию — зажечь, как наступит «нужный момент», — помнила назубок. И явится суженный, не кто-нибудь, а конь в пальто... нет, так мерзко над ней ещё не издевались! Но, наверное, поделом. Вот только говорить об этом позорище никому не следует.

— Выкинуть к чертям собачьим эту гадость! — гневно произнесла, разбередив душу воспоминаниями Алевтина. — Сразу надо было, ещё зачем-то в дом притащила!

Она выхватила из комода подарок колдуньи, решительно направилась к балкону, распахнула дверь, и в этот момент раздался телефонный звонок. Подруга Лиза очень извинялась и просила её не ждать, а встречать Новый год вдвоём с Маришкой. У дочки враз затемпературили и засопливились близнецы, поэтому придётся остаться с внуками.

Пробормотав слова сочувствия, Алевтина медленно положила трубку. Грустно оглядела богато накрытый стол, лежащее на спинке кресла нарядное платье, улыбнулась вымученной улыбкой и твёрдой рукой налила себе водки. Почти полный фужер. Влила водку в себя как лекарство, потянулась другой рукой за огурчиком, и не сразу сообразила, почему в кулаке бумажный комок.

— А-а-аа, полетишь у меня сейчас с балкона... Только сперва зажую, наготовила ещё, как дура, чёртову прорву!

Она черпанула не глядя что-то ложкой, прожевала, черпанула ещё, и тут в квартире отключился свет. Погасли весёлые ёлочные огоньки, замолчал радостно бубнящий телевизор, и посреди этого новогоднего апокалипсиса Алевтина вдруг обрела ледяное спокойствие.

Она нащупала в кармане халата зажигалку, равнодушно вытянула из бумажки и запалила выданную старухой свечу — которая сразу сильно затрещала и заискрила, — подмахнула при её трепещущем свете ещё водочки, потянулась к фирменному салату, но вместо того чтобы есть подхватила тарелку, решительно шагнула на балкон и вытряхнула за перила всё содержимое. С улицы немедленно раздался возмущённый вопль!

Словно бы очнувшись и придя в ужас от содеянного, Алевтина трясущейся рукой подхватила свечку и, совершенно не скрываясь от расплаты, свесилась через перила своего балкона второго этажа, пытаясь разглядеть пострадавшего. Но это оказалось невозможно: не только их дом, но и корпуса напротив были погружены в кромешную тьму, которую слабый огонёк ничуть не развеял.

— Эй, вы там как?!- робко позвала она.

Под балконом слышалось невразумительное бормотание и, неожиданно, скулёж вперемешку с лаем. Наконец раздался ну о-очень недовольный мужской голос, который сообщил Алевтине, что объедки следует выкидывать в мусорное ведро, а не людям на головы.

— Не объедки это, не объедки! Всё совершенно свежее и очень вкусное! — неизвестно зачем принялась доказывать Алевтина.

— Видимо всё же не вкусное, — не согласился с ней голос из-под балкона. — Иначе, отчего такое расточительство. Я обляпан с головы до ног... Гектор, фу! Не нужно с меня это слизывать!

Женщина, моя бедная собака наглоталась вашего кушанья. Вы можете гарантировать, что она не отравится?

— Могу... — всхлипывая, отозвалась несчастная Алевтина, которой сегодня во всём не везло. — Простите! Поднимайтесь в двадцать вторую квартиру, я вас почищу.

— Да нет, не стоит. Побежим с Гектором домой, пока темно, а то что люди про нас подумают...ну вот, не успели!

Свет зажёгся и в фонарях и во всех окнах домов одновременно. В ту же самую секунду потух свечной огрызок, пристроенный на балконные перила.

Оказывается, он успел полностью прогореть и лежал теперь невразумительной кляксой без фитиля. А под балконом стоял бравый, подтянутый и очень приличный на вид мужчина, на голове и плечах которого сейчас лежали остатки грибов, моркови и курицы. Такого ужаса совесть Алевтины не выдержала и бедная заревела уже в голос.

— Зайдите, зайдите ко мне, очень прошу! Не пожалеете! Потом будете как новенький! — выкрикивала она сквозь слёзы, не замечая двусмысленности в своих отчаянных воплях.

— А-а, что ж, тогда зайду непременно, — немного насмешливо протянул мужчина, а потом хорошо улыбнулся. — Пошли, друг Гектор, знакомиться с женщиной, которая так тебе угодила. Небось когда хозяин общую холостяцкую кашу варит, с такой скоростью её не уничтожаешь. Так мы подымаемся?

Алевтина даже не сообразила снять халат и переодеться в новое платье, потому что действительно собиралась только отчистить пострадавшему пальто. Но тот с порога зачем-то поцеловал ей руку и браво отрапортовал:

— Майор в отставке Николай Сергеевич Конь. Разрешите пройти и продолжить знакомство?

Автор: Лариса Тихонова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...