Когда муж — сынок маменькин

— Ой, моя то Ольга что сотворила. Не поверишь... — вздыхала Елена Петровна, рассказывая наболевшее подруге при встрече. — Мужа, Виталика, выгнала своего! Вот! Год только прожили, Маша! Год. Представляешь? Мы ж с отцом как старались для них. И свадьбу хорошую сделали за свой счет и платье шикарное. И машину ей купили новую. И квартиру дедову на нее переписали, в качестве подарка. Чего не жить то? Вот ты скажи мне, Маша, чего не жить то? Что еще надо?- вопросительно смотрела она на приятельницу.

-Ну не знаю, Лен, может он пьяница или рукоприкладством занимается. Да их не поймешь сейчас, молодежь эту. Совсем институт брака не уважают. Поживут немного и в развод. Хорошо хоть у твоей Ольги детей нет, а так еще и безотцовщину плодят... — говорила подруга Маша.

-Нет, Маш, что ты. Он тихий совсем был. Такой и мухи не обидит. Все по ее делал. Как Оля скажет. Догадываюсь я конечно в чем там дело, а больше ничего на ум не приходит. Свекровь тому виной, видимо. Жаловалась мне Оленька, что язык с ней общий найти не может.

-Да ты что, Лена? Хотя, а что свекровь то? Они ж отдельно от нее живут. Как она повлияла то? — удивилась подруга Маша.

А свекровь Ольги, женщина была серьезная и даже, можно сказать, властная. Педагог в третьем поколении. Вырастила она и сына своего и дочь одна, без мужа. Дети воспитаны были строго, мать слушались беспрекословно, только что честь не отдавали. Одного взгляда боялись.

Старшая дочь ее, тридцати лет отроду, все жениха себе найти не могла. Как то матери они не по нраву были. То кривой, то косой, то без образования. То много говорит, то слишком молчаливый, себе на уме. То встал не так, то глядит не туда... Так и прожила она с маменькой до тридцати лет, боясь без нее и шагу сделать. И сейчас живет.

Сын Виталик младше сестры на пять лет. Но мать на нем ездит не хуже.

У свекрови Ольгиной еще есть дача любимая. На которой все должны обязательно работать. «Дача родимая — это и труд во имя семьи и отдых качественный» — так говорила свекровь своим детям. Которые беспрекословно ей подчинялись и годами на этой самой родимой даче вкалывали.

-Во дает! Прямо королева английская. — присвистнула от удивления подруга Маша, слушая невиданные новости.

-Не то слово, Маша, не то слово. Ольга то моя за Виталика замуж вышла по любви. Спокойный да покладистый, приглянулся он ей. И поженились они без маменькиного согласия. Виталик правда дочь мою на смотрины возил. И по лицу свекрови было понятно, что она бы другую невестку хотела, посговорчивей.

А сам зять Елены Петровны оказался не спокойным и покладистым, а терпилой бесхарактерным. И маменьке своей слово поперек сказать боялся.

Повадилась она поначалу к сыну с невесткой на ревизию ходить. Как Оля убрала, что приготовила, как сыну рубашки нагладила. Но, Оля, будучи девушкой с характером, свекровь быстро от своего дома наладила, благо жилье было в ее собственности. Свекровь губы надула, обиду затаила, да Виталику все и высказала. Что, мол, жена твоя своенравная, выгнала меня из сыновьего дома.

Виталик пытался жене возразить, но на Ольге где сядешь, там и слезешь.

-Чего это она надумала в моей собственной квартире мне еще и указывать? Что мне готовить и как убирать? Это вообще то мое жилье, что хочу в нем то и делаю. А кому не нравится, выход вон там. — твердо сказала Оля.

А свекровь с той поры сыну мозг уже по телефону выносила и все претензии выставляла невестке в устном виде, но за глаза...

-Ну Оля то молодец, я тебе скажу. А то свекровки такие бывают. Ой- ой-ой...На голову залезут и ножки свесят... — согласилась соседка Маша.

-Так вот, Маш, я тебе самое интересное не рассказала. Месяц тому назад собралась наша молодежь в свадебное путешествие, так сказать. Они ж после свадьбы не ездили никуда. Так вот. Ольга моя Виталика и уговорила. В Турцию на десять дней. Паспорт ему сделали загран, чемоданы уже собрали. Он ведь отродясь, кроме как на своей даче, нигде не был.

Путевку забронировали. В общем подготовились по полной. Но незадача случилась — Виталик на радостях с сестрой поделился, а та маменьке нажаловалась. Что тут началось... Мамаша Виталика срочно на ковер вызвала и давай чихвостить:

-" Я, значит, на даче для общего блага вкалываю, а ты по заграницам шастать будешь? Где это видано, в летний сезон на отдых мотаться? Денег много лишних, так мне дай, матери. Я найду как ими распорядиться. Никаких Турций и морей. Либо лето на даче, как в нашей семье принято, либо нет у тебя больше матери." — представляешь Маш, так и сказала, что лидо она, либо Турция...

-А он что? — соседка Маша от удивления даже привстала со стула, на котором сидела.

-А он Оле и говорит, что, мол, и правда наверное не время в Турцию лететь и все такое. Может позже...В итоге он сказал, что раз мама против он и правда не поедет. На что Оля моя психанула и сказала, что раз так, она одна полетит. И улетела ведь...

...Прилетев с отдыха, Ольга тотчас подала на развод, без проволочек. Провинившийся муж раза три пытался попасть в квартиру для объяснения, но крепость была неприступна. Замки поменяны, вещи выставлены, телефон отключен. На том их семейная жизнь и закончилась.

Зато маменька торжествовала, говоря сыну настойчиво, глядя прямо в глаза:

-Вот, Виталик, а она мне сразу как не понравилась, так и вышло. Это она на курорте мужика себе завела. Сто процентов, я тебе говорю. Знаю я таких вертихвосток. А ты, сыночек, следующий раз будь поосмотрительнее. Обходи таких, как она, стороной!

— Лена, ну все понятно, что он сынок маменькин. Но жалко вроде. Ведь говоришь не пьет, не курит, все в дом... Может и наладилось бы все? Не резко Оля с ним, а? — спросила Маша Елену Петровну.

— Ой, Маша, мы с папой заводили этот разговор с Ольгой. Пытались помирить их и повлиять как то на ее решение. Нет, говорит и все. Не хочет с ним жить больше и конец. Сказала, что лучше с таким маменькиным сынком сразу порвать, а не когда дети появятся. Потому как он у матери на поводу всегда будет. А через лет десять та вдруг решит, что им развестись нужно. Он что, семью ради мамы бросит? Видимо бросит...Вот такие дела.

...Вот так и остались каждый при своем. Оля при квартире с машиной и самостоятельной жизни. Виталик при маме и родительской даче. А родители Оли без долгожданных внуков.

А соседка Маша, проводив подругу Лену, сидела за кухонным столом, смотрела в окно и размышляла. И думы ее были грустные.

Она знала Олю, дочку подруги Лены с самого детства. Та всегда была со стержнем и знала чего хочет. Вот только как она такого слюнтяя то не разглядела? Видно и правда любовь зла. Но лучше рано, чем поздно. Оля немного времени с ним потеряла. И это неплохо.

И вообще, подумала Маша — если бы многие девушки не терпели несправедливость от своих мужей и имели иногда мужество вовремя уйти, не было бы столько несчастных семей и брошенных детей.

Но как говорится — нет худа без добра. Вот такие вот дела...

Автор: Одиночество за монитором

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓