Как дед Карп на Москвиче в крутой внедорожник въехал

Карп Петрович и Таисия Григорьевна воспитывали двух внуков: двенадцатилетнего Петечку и его старшую сестру Анечку. Та уже работала в магазине продавцом, но для стариков все равно оставалась маленькой девочкой.

Им было уже за 80 лет – во внуках души не чаяли.

В тот злополучный день Анечка, рыдая, позвонила и сказала, что в магазине недостача, и надо срочно внести деньги.

А старики как раз собирались на дачу.

Таисия Петровна загружала куриц на заднее сидение. Дедушка Карп возился с рассадой.

Ну, что делать?.. Надо ехать да выручать.

Хотя дедушка Карп планировал в город без надобности пока не выезжать, но раз такое дело. Младший внук тоже с ними засобирался.

Карп Петрович, и так себя неважно чувствовавший в последнее время из-за опустившейся на город аномальной жары, только вздыхал всю дорогу.

Чтобы подъехать к Анечкиному магазину, надо было двигаться по прямой, но там дорогу ремонтировали. Пришлось свернуть во дворы.

Совершая маневр, машину немного как-то странно качнуло, словно от незначительного толчка.

Таисия Григорьевна, которая задремала, ничего не поняла. Внук же пробовал дернуть деда за плечо, но, взглянув на его сурово сведенные брови, передумал.

Дедушка доехал до магазина, отдал деньги внучке.

— Это, наверное, Светка крадет, — сказала Анечка. — Девчонки говорят, она берет продукты тайком, а потом директор на всех раскидывает, — плакала Анечка.

— Ну, как-нибудь... Чего уж теперь? Может, куда-то на другую работу пойдешь? — дед погладил Анечку по голове.

— Деда, ну, куда у нас устроишься? Работы и так нигде нет. Ладно, я пошла, — девушка поцеловала деда в щеку и скрылась в дверях.

— Ну, что, Карп, давай в сад. Чего ты застрял? — баба Тася принялась тормошить мужа.

Он уже сел за руль, но на нем лица не было. Заведя автомобиль, старик почему-то поехал назад во дворы.

— Ты куда, Карп? Нам же в другую сторону! — вскрикнула жена.

— Тут такое дело. Я машину там задел, когда ехали. Большую такую, черную. Еще вначале показалось, что, может, не задел… Но сейчас вышел, глянул — отметина и на моей есть немного. Надо было не уезжать оттуда. Но Анечке деньги решил сначала завести.

Тут и ехать-то три минуты, — дедушка Карп вздохнул.

— Деда, а я тебе сказать хотел. Деда, эта машина пять миллионов стоит. Мы с пацанами такие смотрели в интернете. Дедушка, нам не рассчитаться за нее никогда! – испуганно проговорил Петя, и на его глазах появились слезы.

— Карп! Не езди туда. От греха, поехали в сад, авось, обойдется! Пять миллионов! Ой, какие деньжищи! Карп, не надо, — пробовала вцепиться мужу в руку баба Тася.

— Цыц! Я виноват. Надо отвечать, раз сделал. А деньги… Не знаю. Может, продадим что? — вздохнул дедушка.

— Что продадим? Да у нас квартира даже миллиона не стоит. И мебель одно старье. А машина того гляди развалится, — заплакала баба Тася.

Они подъехали. Возле отливающего блеском черного внедорожника никого не было.

Вдруг дверь водителя распахнулась, и оттуда вышел мужчина. Сурово сжатые губы, жесткий взгляд. Ежик седеющих волос. А сам-то на лицо молодой — не больше сорока лет.

— Ну, с Богом. Если что, ты, Тая, уходи и Петьку с собой забирай. А я уж тут… поговорю, — дедушка Карп стал тяжело выбираться из машины.

— Куда ты, старый дурень?! Он же тебя прибьет! Вон какой мордоворот. Может, полицию вызвать? – в страхе прошептала баба Тая.

Но дедушка Карп уже шел к хозяину дорогого автомобиля.

Петя смотрел на него из окна.

Дед-то совсем худенький, волосы пригладил щеточкой. Старенький пиджак, брюки со стрелками. Но спина прямая.

Мальчик посмотрел на бабушку и вдруг выбежал вслед за дедом. Догнал, взял его за руку.

Тот улыбнулся внуку.

Вот и расстояния между ними уж нет. Стоят и смотрят друг на друга.

Мальчик поглядел на дорогие часы, безупречную одежду незнакомца. Видел он и его машину, которая казалась просто огромной и такой красивой.

— Сейчас ругаться будет! — подумал Петя и еще крепче сжал дедушкину руку.

— Что ж ты, отец, уехал-то? А?.. С места ДТП? И сейчас вернулся вдруг, — произнес незнакомец. — А я сидел в машине, бумаги листал. Вдруг слышу — вроде сзади кто-то задел. Оглянулся, а там ты дворами куда-то помчался.

— Сынок, ты прости, что так вышло! Не убегал я. У внучки в магазине там проблемы… вот я ей денег и отвез. А потом сразу сюда. А то, думаю, пока то да се — не успею. Виноват, сынок! Знаю! Я и не заметил тебя, когда разворачивался, видимости тут мало, когда задом сдаешь. Внучок вон сказал, сколько твоя красавица стоит. Если можно, ты нам раскидай ремонт-то. Я с пенсии тебе отдавать стану. Или давай гаишников вызывать. Я отказываться не буду, знаю, что виноват. У меня просто страховка-то просроченная, приболел сильно — не смог вовремя сделать. Завтра вот хотел ехать, а вон как получилось. Так что все равно мне тебе платить. Говори, сколько? — отчеканил дедушка Карп.

Оглянулся.

Сзади к нему, на ходу поправляя кофточку, и откидывая назад седые волосы, заплетенные в косу, спешила жена. Подошла, встала рядом.

Два старика и ребенок.

Что-то промелькнуло в лице хозяина джипа и тут же исчезло.

— Иди сюда, отец, — позвал он дедушку Карпа. — Вон, гляди. Вмятина небольшая.

— Уф. А я уж думал, фара там или еще что. Сколько мы тебе должны-то? Я с пенсии..., — начал было дедушка Карп.

Но незнакомец его перебил:

— Ты мне ничего не должен. Езжай.

Он смотрел на Петю, бабу Таю. Чуть прошелся, заглянул в салон их старенькой машины, где копошились курицы.

Потом улыбнулся и спросил:

— На дачу собрались?

Loading...

— Ага. Домик у нас там небольшой. И банька. Воду-то в городе отключили, вот… едем париться. А куриц тут купили, я им там сарайку построил, — заулыбался дедушка Карп.

— Меня Кириллом зовут, — вдруг произнес незнакомец.

Он еще раз глянул на Петю.

«Сколько сейчас было бы его Димке? Да столько же. И отцу, и матери».

Он вдруг вспомнил свою маму так отчетливо, словно услышал запах ее апельсиновых духов.

Увидел, как она с веранды зовет его пить чай в своем неизменном синем бархатном платье.

Как с тросточкой мимо яблонь идет отец.

Когда он узнал, что жены, детей и родителей больше нет на этом свете, поседел в этот же день.

Как он ни старался загнать воспоминания вглубь памяти, но сейчас они настойчиво лезли наружу.

А все эта встреча на дороге...

— Дай Бог вам здоровья! Крепкого! Хороший вы человек… добрый! И деткам вашим, и родителям, и супруге. Чтобы все у вас замечательно было! Дай вам Бог здоровья! — протянул руку Кириллу дедушка Карп.

На секунду рука Кирилла застыла в воздухе.

Потом он пожал руку старика и тихо произнес:

— У меня нет никого. Но за добрые слова спасибо, — сказал и повернулся, чтобы уйти.

— Как это — нет? Сынок, а где же близкие-то твои? — дедушка Карп кинулся вдогонку.

— Да отвяжись ты, старый. Не лезь с расспросами-то. Негоже это! — пробовала остановить мужа баба Тася.

— Они полетели отдыхать. Все. А я не смог. Дела… Мать, отец, сын, дочка, жена. Я их и запомнил такими. Не долетели… Их больше нет… Один я остался, — сказал Кирилл.

Он не обсуждал эту тему ни с друзьями, ни со знакомыми. А вот сегодня, глядя на этих простых растерянных стариков, почему-то разоткровенничался. Может быть, потому, что ему захотелось еще раз услышать слово «СЫНОК».

И голос этого дедушки так походил на голос его отца.

Если закрыть глаза, можно на минуту представить, что время повернулась вспять и его семья здесь… рядом. Как же он скучал по ним. Невыносимо скучал...

— Сынок, бедненький, сыночек, как же это ты держишься-то? Тут же с ума сойти можно. Чем помочь тебе можем, сынок? — дедушка Карп с бабой Тасей вцепились в Кирилла с двух сторон и заплакали.

Он и сам чуть не разрыдался.

А мальчик Петя прошептал:

— Дядя... Вы держитесь. Мне бабушка говорит, что те, кто ушли, живут на небе. И там у них и дома, и все такое. Знайте, они нас видят. У меня мама с папой тоже там.

— Сгинули, два непутевых, — прошептал Кириллу в ухо дедушка Карп. На грудь приняли да на веранде замерзли… давно уже. Мы с бабкой опекунство над внуками оформили.

— Давайте я вас до сада провожу. Впереди поеду, — решился тот.

— Дядя... а можно я с вами сяду? Деда, можно? Если Кольке во дворе расскажу, что на той машине проехал, которую мы на видео смотрели, он не поверит! — умоляюще посмотрел на Кирилла Петя.

— Давай, садись, — ответил тот.

А дед ободряюще похлопал по плечу.

Соседи в саду тоже долго глазели сквозь забор на гостя. Уж больно нездешним он тут казался.

А старики заваривали чай с мятой, затопили баньку.

Им тоже было радостно от того, что рядом ходит молодой, здоровый и сильный мужчина.

Жаль, не таким уродился их собственный сын, которого уже нет в живых.

***

С тех пор Кирилл помогает этой семье.

Сам он пока так и не женился.

Петя сказал, что хочет стать капитаном корабля, и его новый друг обещал поспособствовать в этом.

А еще Кирилл открыл в городе небольшой продуктовый магазин, которым сейчас и занимается внучка дедушки Карпа – Анечка.

Да и сами дед с бабушкой тоже принимают в этом активное участие.

Там товары собственных фермерских производств: хлеб, молоко, сыр, мясо, овощи.

Поэтому популярностью магазинчик пользуется.

О чем еще эта история?

Да о нас – о ЛЮДЯХ.

А еще очень хочется, чтобы таких вот ЛЮДЕЙ встречалось как можно больше на пути каждого.

Скажете, не бывает так — неправдоподобно...

А это уж... как вам ваше сердце и душа подскажут.

И тогда, глядишь, сам мир вокруг нас станет меняться к лучшему.

Автор: Татьяна Пахоменко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...