Изумительное чувство юмора

Май прекрасен и дарит подарки: цветы, птиц, приятные запахи и…

Оп-па… – голого мужчину на балконе…

Не раньше и не позже, а именно тогда, когда я вышла на воздух с тазиком мокрого белья.

И тут же услышала робкое:

– Здрась... те!

Оглянувшись на звук и сфокусировав взгляд, я увидела его: молодого, красивого, робкого, в одних трусах…

Я возвела очи к небесам и прошептала им:

– Спасибо!

Парень, наоборот, благодарить не стал и лишь еще сильнее вжался в стенку.

– Можно… я тут у вас… немного еще постою? – с мольбой в голосе попросил он.

– Можно. Но в таком случае, где же цветы? – с наигранной суровостью спросила я.

– Какие? – испугался он.

Я задумалась и ответила:

– Больше всего на свете в мае я люблю сирень. А еще серенаду!

– Какую? – еще больше испугался он.

– Любовную! – пояснила я. – Вас же ко мне на балкон любовь привела?

Парень судорожно сглотнул.

– Отчасти, да, – признался он.

– Тогда пойте!

– Я не могу, – пискнул он. – Муж может услышать.

– Не может. Моего мужа сейчас нет дома. А если бы он и услышал, то подпел бы вам... с удовольствием, – попыталась успокоить я молодого человека. – И вы знаете, у него очень хороший голос.

– У меня плохой, – окончательно занервничал парень. – К тому же я боюсь не вашего мужа, а того…

Он показал дрожащим пальцем на балконную перегородку, отделяющую мой балкон от соседского.

Я, разумеется, сообразила, что это практически голое двадцатилетнее счастье предназначалось не мне, а молодой ветреной особе, живущей за стеной, у которой муж слишком часто уезжал в затяжные командировки.

И тут, как это часто бывает, совершенно некстати – он вернулся.

Но – мой балкон – мои правила.

– Ладно, – смилостивилась я. – Рассказывайте стих.

– Чего? – совершенно перепугался парень.

– Ну, раз не умеете петь, рассказывайте мне стихи. В школе ведь учили?

Парень судорожно сглотнул и нервно оглянулся на перегородку.

По его взгляду я поняла, что взбешенный чужой муж уже не казался ему таким уж страшным, по сравнению с неадекватной мною.

– Выхожу один я на дорогу, – начал он, и запнулся, вспоминая.

– Сквозь туман кремнистый путь блестит, – подсказала я.

– Спасибо, – кивнул парень, переминаясь с ноги на ногу, и повторил.

А потом продолжил:

– Речь тиха…

– Ночь тиха, – поправила я.

Он вновь благодарно кивнул:

– Ночь тиха, пустыня внемлет богу…

И вдруг не в рифму добавил:

– А вы не станете вызывать полицию?

– Если дочитаешь до конца стихи – не стану, – пообещала я.

Парень воспрянул духом и почти без ошибок докончил произведение. Даже с выражением.

Короче, провела я этого горе-любовника к себе в комнату. Не держать же его на балконе – мне там так-то белье надо развешивать.

Loading...

Увидев мою не застланную кровать, парень опять занервничал.

Но я, вместо того, чтобы тащить его на ложе страсти, нырнула в шкаф.

– Тебя же нужно во что-то приодеть, – задумчиво сказала я, выискивая подходящую одежду.

– А может, вам сходить к моей… этой… – предложил парень. – Скажете, что за солью…

– Ага! Твоя «эта» только по балкону мне соседка, а квартира ее вообще-то в другом подъезде находится. Предлагаешь мне тащиться за щепоткой соли в соседний подъезд?

Короче, нашла я в кладовке старые джинсы своего сына, которые он оставил со времен моего ремонта, и парню отдала.

И ничего, что они оказались в краске и рваные – молодежная мода и не такое вытерпит.

Футболку свою ему дала – она хорошо обтянула широкие плечи.

А вот подходящей обуви у меня не оказалось. Поэтому пришлось ему идти босиком.

– Давай, я тебя на машине подвезу, чтобы ты не перся через весь город босиком, — предложила я.

– Спасибо, вы так добры, – смутился парень.

– Да, не добрая я, просто мне стихи твои понравились.

– Что, правда? – растерянно выпучив глаза, спросил он.

– А то!.. Стихи, которые читают на балконе в голом виде не могут не понравится, – подмигнула я.

Во дворе нас тотчас засекла группа тотально наблюдения за порядком в лице наших бабулек.

Они с начала теплых дней усаживались на лавочку, не покидая свой пост до самых сумерек.

Молча они проводили нас слегка оторопелыми, но суровыми взглядами.

А когда я возвращалась назад, бабушки ласково поинтересовались:

– И что это за молодой человек с вами вышел?

– Племянник, небось?

– Ну, почему же, сразу, племянник, – гордо парировала я. – Кавалер!

– Кавалер-р-р?!

– Да! Он приходил ко мне читать стихи!

И ведь не соврала.

Бабульки так и застыли сидеть с раскрытыми ртами.

Самое забавное, что через несколько дней «мой кавалер» опять заявился ко мне.

Правда, уже одетым…

И с огромным букетом сирени, с которым он важно прошествовал на виду у всего двора.

Да, не подумайте чего…

Он просто зашел поблагодарить и вернуть вещи.

Но слава мерзавки, которая совращает молодых парней, закрепилась за мной навсегда.

Остались довольны все.

Я получила почетную репутацию совратительницы.

Парень был очень рад, что целым выпутался из дурацкой ситуации.

Муж мой… так тот просто долго и дико ржал в свое удовольствие.

Бабульки же заимели офигенную тему для пересудов на много лавочек вперед.

Недовольна осталась лишь та ветреная особа, с которой благоразумный парень перестал общаться, решивши, что это себе дороже.

Она уверена, что я отбила красавчика для себя.

Тем более что все это охотно подтверждают.

Да я и не возражаю.

Даже, когда она при встрече шипит мне вслед:

– Ведьма…

Зачем отрицать очевидное...

Автор: Ирина Подгурская
Ред.: А. Бороздин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...