Главное, любить!

Жору принесли друзья семьи Килькиных. Достали из сумки и сказали:

– Килькины, возьмите кота. У нас ребёнок, а вы ещё молодая пара, вам нужен пушистый друг. Потренируетесь в заботе, в ответ он будет любить и обожать вас.

Килькины осмотрели симпатичное существо и спросили:

– А почему вы его отдаёте такого красавца?

– Чтобы ребёнка не сожрал, – тихо ответил глава семейства Рыбкиных.

– Что? – переспросила Анна Килькина.

– Да у нас ребёнок замучает питомца тасканием за хвост, жалко пушистика.

Гена Килькин сомневался, он вообще не планировал заводить кота, с детства мечтая о большой собаке.

– Ребят, ну возьмите Жорика, полное имя Обжорик.

Ещё раз, посмотрев на поникшего кота, Гена спросил:

– Какие недостатки у кота?

– Любит покушать, – хором ответили хозяева.

Услышав слово «кушать», кот оживился, но затем снова грустно повис на руках того, кто рекламировал его чужим людям.

– Разве это проблема? – Анна погладила кота.

– Он слишком любит поесть, – настаивал товарищ Рыбкин.

– Я тоже люблю поесть, это разве недостаток? – выступил со своего места Геннадий.

Гена взял кота на руки, кот напрягся и даже порычал.

– Ничего, привыкнешь. Нас едой не напугаешь, вместе будем кушать и никто не будет нас в этом упрекать и считать недостатком.

Уходя, Рыбкины попросили не возвращать им кота, если с ним будут проблемы, а найти новых хозяев. Килькины на это отреагировали негативно, и после ухода обсуждали друзей за их отношение к коту.

– Как можно отдавать того, кого приручил? Это же член семьи, друг, питомец, – Анна буквально кипела.

– Мы так не поступим с ним, – успокоил жену Гена.

Сутки кот просидел в чужом доме под диваном. Ни ел, ни пил, игнорировал лоток. На вторые вышел из укрытия и пошёл изучать дом. Гена в эту минуту сидел перед телевизором и ел сосиски с гречкой.

Внезапно что-то мохнатое стремительно пролетело на высоте сосиски на вилке, и та осталась пустой.

— Ань, Ань, кот украл у меня сосиску, кажется, он голодный. Дай ему поесть.

Радостная Анна насыпала Жорику полную миску корма, а рядом поставила тарелку с влажной едой из пауча.

Через 20 секунд тарелки были пустые.

– Ого, как ты быстро кушаешь, Жорик. Тебя вообще не кормили у Рыбкиных? Или ты впервые ешь такую еду? – наглаживая шелковистую полосатую шерсть кота, общалась с ним новая хозяйка.

Кот что-то хрюкнул ей по басурмански и пошёл охотиться на сосиски. Как только Гена занёс в рот последнюю, полосатая белка-летяга по кличке Жорик взлетела в воздух, лязгнула зубами и ловко сняла добычу с вилки.

– Ань, ты покормила кота?

– Конечно, покормила. Только что.

– Значит, он очень голодный. Рыбкины его плохо кормили, кот буквально кидается на еду.

Гена встал и пошёл на кухню, чтобы взять ещё одну сосиску и доесть гречку вместе с ней. Он вернулся через 20 секунд, гречки в тарелки не было. Ни зёрнышка, ни крупинки, ни следов масла. Тарелка была чистой.

– Ань, ты унесла мою тарелку? Зачем ты дала мне чистую?

– Ничего не уносила, я вообще другими делами занимаюсь.

Гена удивился, что кот съел гречку и так чисто вылизал посуду.

В эту ночь Килькины не могли уснуть. Кот чем-то шуршал и гремел на кухне, топал, чавкал, шелестел и что-то сбрасывал с полок.

– Ты ему еду оставила? – поинтересовался Гена у жены.

– Конечно, – ответила Анна и добавила: – он просто изучает новое место, давай спать.

Утром Килькины обнаружили на кухне погром. Пачка с кукурузными хлопьями была порвана, хлопья исчезли. Яблоки в вазочке на кухонном столе все надкусаны и обслюнявлены. Кошачья миска с едой пустая и такая чистая, как будто её достали из посудомоечной машины.

– Ого, приятель, ты никак не можешь наесться. Но не переживай, откормим так, что на еду смотреть не сможешь, – подмигнул коту Геннадий и поставил чайник.

Анна в этот момент начала приготовление яичницы и тостов. Когда завтрак был на столе, Килькины обратили внимание, что на подоконнике сидит Жорик и смотрит на стол глазами голодного енота. Через секунду кот завилял попой как перед прыжком на дичь и взлетел в воздух. Одним прыжком подлетел к яичнице нового хозяина и вцепился в неё зубами.

– Фу, Жора, фу, оставь мою еду в покое, – орал на кота Килькин.

Но тот только зарычал на него и слопал жареные яйца с такой скоростью, что молодая пара застыла от удивления. Закончив с яичницей, кот бесцеремонно схватил лапой тост и потащил на себя. Гена дал ему по лапе и отобрал. Жора со скоростью ветра развернулся к тарелке Анны и впился зубами в её яичницу. На попытку остановить его, настучал когтистой лапой по Аниной руке как по барабану.

Боясь, что котяра отберёт её тосты, девушка начала быстро их есть, запивая чаем. Тогда хвостатый термит покосился в сторону Гены, продолжая доедать последние два сантиметра Аниной яичницы. Парень, как и жена, начал запихивать тосты себе в рот, чтобы кот не успел отобрать. Одной рукой пихал, второй скидывал наглую шерстяную пoпу со стола. Но пoпa упиралась, шипела и продолжала покушаться на завтрак людей.

– Что за чудище нам принесли Рыбкины? – возмутился он, глядя на кота и набив себе полный рот едой.

– Его просто надо откормить, – успокоила мужа Анна.

Через пять минут, лишенный тостов, Жорик поглощал порцию своего корма, но периодически косился на молодых людей и бегло осматривал кухонный стол.

– Колбаса осталась? А то я как-то не наелся сегодня, – Гена Килькин укоризненно посмотрел в сторону нового члена семьи.

Когда Анна протянула мужу кусок колбасы, Жора оживился и перешёл в наступление. Неожиданно для себя Гена побежал. Кот за ним! Гена попытался спрятаться в спальне. Не успел! Залез на кровать с ногами. Кот прыгнул как гепард на него! Гена увернулся и быстро побежал в туалет. Кот преградил ему путь! Владелец колбасы успел проскочить в ванную комнату. Кот остался за дверью, рыча от досады как медведь. Килькин с гордостью победителя быстро сжевал добавку к завтраку.

Открыл дверь только тогда, когда услышал вопль жены. Мимо пробежал кот с большим куском колбасы и скрылся под кроватью.

– Ань, что случилось?

– Да я тоже захотела колбасы, но даже откусить не успела! – ответила супруга.

Loading...

– Надо было прятаться, – сказал ей Гена и позвонил Рыбкиным.

– Рыбкины, объяснить не хотите, что это за кот такой? У него тяжёлая судьба?

– Да нет, просто характер такой, – тяжело вздохнул Рыбкин и продолжил: – его взяла моя мама в месячном возрасте, кот никогда не голодал, ел досыта. Даже к ветеринару возили из-за его ненормальной тяги к еде. Но никаких отклонений нет, просто такой характер попался. Наверное, один на миллион. Мама не выдержала и нам отдала. Ну, а мы…

Возникла пауза, мужчины замолчали, каждый думал о своём. Килькин нарушил паузу: «А вы сплавили его нам. Предали и кота, и нас».

После разговора Гена погладил спящего и сытого кота, почесал за ушами, потеребил хвост. Кот делал вид, что ему это неинтересно. Тогда Килькин пошёл на кухню, отрезал большой кусок куриного филе, и, вернувшись в спальню, торжественно вручил её Обжорику. Тот посмотрел на парня как на родную мамку, хрюкнул кошаче-басурманское спасибо, и громко счавкал подарок. Благодарно потёрся о ноги, и пару раз рыгнув от сытости, побрёл спать.

Чтобы подстроиться под совместное проживание, людям и коту пришлось потрудиться. Первое время молодые люди прятались в туалете и запирались в спальне, чтобы нормально поесть. Дверь на кухню со стеклянной вставкой не спасала, кот долбился в неё с истошными воплями, видя, как опустошают тарелки с едой без него.

Только спустя два месяца загадка этого кота была разгадана внимательными Килькиными. Кот вяло ел свою кошачью еду, находящуюся в свободном доступе, но как дикий зверь кидался и вырывал из рук ту, что ели другие. Жорику нравился сам процесс похищения. Всё, что он отбирал, воровал, добывал, утаскивал и похищал – было для него самым желанным. И кот делал всё, чтобы это заполучить. Часть продуктов не ел, но утащить был обязан.

Теперь, когда Анна готовила на кухне, то подпихивала на край стола морковку, сырую картошку, кусочки мяса или курицы, давая возможность полосатому хищнику стащить это. В эту минуту девушка делала вид, что ничего не видит, не слышит и не знает.

О том, что Жора не всё ест, Килькины поняли по едкому запаху за диваном, где обнаружили гниющую морковь, картошку, кусок брокколи, недоеденное варёное яйцо и даже пару конфет.

Но чтобы кот не лопнул от переедания, всё равно подсовывали ему овощи и то, что полосатый зверь не любил. Тот радостно воровал и складывал в укромном месте, а Килькины доставали через несколько часов, чтобы не дать продуктам сгнить.

Так и жили. Жорик обожал своих новых хозяев, а они его. Через некоторое время к молодой паре приехали родители мужа: Килькин Дмитрий Анатольевич и Килькина Кира Ивановна. Отец Гены отнёсся к коту спокойно, а вот мать без конца твердила, чтобы лучше бы о детях задумались, а не о полосатом куске шерсти.

Готовила в тот вечер именно она. Анна в её глазах готовила плохо, и женщина собиралась показать невестке, как нужно кормить её любимого и единственного сына. А чтобы никто не мешал творить кулинарные шедевры, она отправила молодых и своего мужа на машине в магазин.

Уже в магазине, до которого члены семьи Киры Ивановны добирались больше часа по пробкам, Гена вспомнил, что не предупредил маму о Жорике. Позвонил несколько раз, но она не ответила. Беспокоясь, что что-то произошло, хотел было вернуться домой, но Анна отговорила. Это была её маленькая месть свекрови за несправедливое отношение к ней.

Тем временем Кира Килькина достала из холодильника фарш и поставила на стол в стеклянной миске. Сходила в сторону санузла, и когда вернулась, обнаружила чистую посуду без какого-либо намёка на присутствие в ней говяжьего фарша. Подумав, что запамятовала, женщина полезла в холодильник за ним, но нигде не нашла. Пока искала, достала отварную курицу, из которой собиралась делать салат. Через минуту курица исчезла. Вся!

Сообразив, что к этому может быть причастен кот, она нашла его недалеко от кухни, но сильно засомневалась, что в это животное столько влезло бы. Она просто не знала Жорика, да и вообще никогда не имела котов. Её представление об их питании и возможностях потребления пищи сводились к маленькой рыбке, которой кот должен был наесться на весь день.

Когда со стола пропала морковка, которую не едят коты, Кире Ивановне стало нехорошо. Она не понимала, что происходит. Попробовала найти свой телефон, чтобы позвонить сыну, но обнаружила, что он полностью разряжен. Обессилевшая от нахлынувших эмоций, она плюхнулась на диван, и какое-то время сидела неподвижно, пытаясь найти объяснение происходящему.

В этот момент раздался звонок в дверь. На пороге стояла 80-летняя соседка, зашедшая попросить немного яиц, которые не успела купить. Кира Ивановна дала ей необходимое количество и спросила:

– А вы давно живёте в этом доме?

– 40 лет, – ответила Ольга Витальевна.

– А у вас пропадали когда-нибудь продукты со стола?

– Конечно. Тут же домовой живёт. У меня много чего пропадало. Ты положи на тарелочку что-то вкусное, поставь её на полку повыше и скажи: «Угощайся домовой, а моё не бери». И если ему понравится твоё угощение, то больше ничего у тебя не пропадёт.

Соседка ушла, а Кира Ивановна положила на блюдечко кусок хлеба, кусок колбасы, а посередине поставила рюмочку с водкой. «Домовой же мужичок, ему должно понравиться моё подношение водочки и закусочки» – рассуждала она.

Женщина залезла на стул и поставила подношение на кухонные шкафы. И пока резала на обеденном столе помидоры и огурцы, слушая очередной выпуск «Давай поженимся», за её спиной полосатый «домовой» тихо запрыгнул на кухонный стол, затем на холодильник, а с него на верхний шкаф. Колбасу съел сразу, а хлеб утащил в укромное место.

«Надо ещё сосисок положить на блюдечко для домового» – подумала женщина и полезла наверх. К её огромному удивлению и страху, домовой забрал всю еду, а водку оставил. У Киры зашевелились волосы на голове и побежали мурашки по всему телу: «Я знала, знала, что ты существуешь, а мне никто не верил. Только ты непьющий оказался. Вот тебе пару сосисок».

Жорик смотрел на странные действия незнакомой женщины и не понимал их. Зачем она ставит еду так высоко? Пытается спрятать? Разве это возможно? Он залез наверх и запихал в себя обе сосиски. Живот был полный, больше ничего не лезло, поэтому кот утащил один огурец, спрятав его вместе с хлебом за диваном, и пошёл на лежанку копить новые силы для охоты на пищу.

Кот отдыхал, а мама Гены радостно причитала, что домовой больше не ворует продукты, так как ему понравилось её угощение. Когда остальные Килькины вернулись домой, то обнаружили Киру Ивановну в прекрасном настроении. Анна надеялась, что найдёт её запертой в туалете, под дверьми которого должен был сидеть кот, но её взору предстала совершенно другая картина. Мама мужа пританцовывала и твердила, что познакомилась с симпатичным и непьющим домовым.

Спрашивать Анна ничего не стала. Помогла немного на кухне и пошла накрывать стол в зале, не понимая странного поведения свекрови.

Шорох скатерти – Жора открыл глаза. Стук тарелок – кот поднял голову. Шаги с кухни с различной едой на подносе – полосатое существо заняло стратегическое место для более удобного прыжка. Но тут же был взят Геной и отнесён в спальню. Зная особенности кота, парень закрыл его в другой комнате, и пошёл участвовать в подготовке семейного ужина.

Жора почувствовал себя в плену. Просто так сдаться он точно не мог. Поэтому кот начал пытаться открыть дверь. С особым усердием он поддевал её, скрёб лапами, но ничего не получалось. Рассвирепевший кошачий спецназ, чувствуя запах котлет и колбасы, стал прыгать на дверную ручку. И она поддалась. Дверь открылась и...

Кира Ивановна расхваливала свои котлеты, держа на вилке одну из них. Что-то мохнатое пролетело в воздухе, и котлета исчезла. Прежде, чем все успели опомниться, полосатый Обжора опять прилетел на стол, вырвал из рук Дмитрия Анатольевича колбасу, и прыжком специально обученного ниндзя оказался на серванте. Гена с Аней попробовали его поймать, но он ловко спрыгнул с серванта на середину стола, и завертелся юлой, выбирая, какую еду утащить на этот раз. Застывшая от ужаса и неожиданности Кира Ивановна держала в руках очередную котлету. Именно она и стала целью кота.

Он начал медленно надвигаться на женщину, и она вдруг вскочила со своего места и побежала. Жорик за ней, а за котом Гена, Анна и Анатольевич. Ивановна добежала до туалета, быстро нырнула туда и закрылась. Кот выл и выскребал оттуда свою добычу. Гена пытался успокоить его, но тот царапался и кусался.

– Мама, отдай Жорику котлету, иначе он не отстанет, – кричал Гена.

– Ни за что, я не для этого чудища делала свои фирменные котлетки! – сопротивлялась мама Гены.

– Если вы не отдадите ему котлету, он съест вас! – еле сдерживала смех Анна.

А Жора продолжать рычать как медведь и пытаться сломать дверь, за которой скрывалась его котлета.

Кира Ивановна начала упрекать молодых сначала за кота, потом за другие мелочи, затем влезла туда, куда не стоило бы, задев Генину любимую жену, и тяжело вздохнув, Гена произнёс:

– Хватит, мама, хватит. Или я сейчас открою дверь и запущу к тебе Жорика.

Дальше все выслушивали причитания женщины, что её никто не любит, и готовы натравить на неё страшного монстра.

В это время страшный монстр понял, что пока все толпятся у двери туалета, стол не под охраной. И он спокойно пошёл наслаждаться процессом. Что смог, то сожрал, что не смог, то спрятал. Оставил на столе только салаты, хлеб и фрукты, которые его не интересовали. Хлебом и так весь тайник забит, а салаты уносить невкусно и неудобно. Больше перепачкаешься, чем утащишь.

Кира Ивановна открыла дверь, когда все уже устали от её причитаний и упрёков. Котлету она съела. Помирившись и обнявшись, вся семья вернулась к застолью в главную комнату. Ели салаты с хлебом. Колбасы, котлет и сыра на столе не было. Как и Жоры, он спал сладким сном огромным пузом кверху.

Женщина снова не выдержала и стала причитать, упрекать и просить избавиться от такого ненасытного и страшного животного.

– Он нам стол испортил, еду украл, вы даже мои котлеты не попробовали!

Анна поднялась со своего места со словами:

– Будет вам стол!

Она подошла к Жорику, погладила его и спросила: «Жорик, я подчищу твои запасы, ладно? А завтра тебе курочку куплю или что-то ещё вкусное. И ты обязательно это съешь или утащишь». Кот открыл один глаз, посмотрел на хозяйку и одобрительно кивнул.

На стол из Жориного тайника вернулось пять кусков колбасы, три сыра, две котлеты, украденная утром морковка, пара кусков свежего хлеба, четыре уже засохших и солёный огурец. Анна сдула с продуктов кошачью шерсть и саркастично положила на тарелку перед свекровью.

– И ты думаешь, я буду это есть? – спросила женщина.

– Я буду! – сказал Гена и пододвинул тарелку к себе. Наш любимый Жорик делает запасы на чёрный день. Он любим нами, и мы ни за что от него не избавимся. От кота уже дважды избавлялись только за то, что он любит много поесть и охотится на еду. Мы его не предадим.

Из спальни вышел икающий от сытости Жорик, забрался на колени к хозяину, и протянув лапу к котлете, уснул в такой позе.

До самой ночи были споры, шум, крики, но кот остался в семье и продолжил пополнять запасы под кроватью, тащить со стола, летать за котлетами и колбасой.

Кире Ивановне пришлось смириться, и теперь, когда она ехала к Геннадию и Анне, то везла с собой что-то и для кота, хотя всё ещё боялась его. А когда жарила котлеты, то четыре больших делала для Жоры без соли, специй и масла. Укладывала их на отдельную тарелку, и делала вид, что тщательно охраняет. Обжора нападал на добычу, запихивал в себя все четыре штуки и шёл спать с чувством выполненного долга.

У котов нет недостатков! Даже у таких как Жорик! Главное, любить!


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...