Чужие жизни

Максим вышел из офисного здания и, нажав на кнопку брелка сигнализации, сел в свою машину. Вставив ключ в замок зажигания, он запустил двигатель и включил радио. Бросив взгляд на боковое зеркало заднего вида, Максим выжал сцепление и передвинул рычаг коробки передач.

Весь путь до дома он молча слушал музыку, иногда покачивая головой в такт мелодии. Припарковавшись во дворе, он заглушил мотор и протянул руку к пассажирскому сидению, на котором должна была лежать сумка, с которой он каждый день ходил на работу. В ней он хранил рабочие документы, бланки договоров и прочие бумаги, необходимые в его деятельности. Помимо всего прочего, в ней же находились и его личные документы.

Положив руку на сиденье, Максим с ног до головы покрылся холодным липким потом. Сумки на месте не было. Сделав несколько странных движений, похожих на предсмертные судороги, он приложил ладонь к лицу и закрыл глаза, пытаясь вспомнить, где же он забыл свою драгоценную сумку. Картинки воспоминаний тут же полетели перед его внутренним взором.

Утро. Он поднимается по ступеням офисного здания, открывает дверь, здоровается с вахтером и направляется в свой кабинет.

Обед. Он берет сумку... Да, в обед она была с ним... Он выходит из здания и направляется к столовой. После перерыва он возвращается в кабинет и кладет ее на свой стол.

Вечер. Он закрывает дверь кабинета на ключ и кладет его в сумку, после чего спускается вниз и выходит из здания. Когда это было? Сегодня или вчера? Каждый день одно и то же.

Максим открыл глаза и, положив ладони на руль, откинулся на спинку сиденья. Вспоминая события сегодняшнего дня, он неожиданно поймал себя на мысли о том, что не может отличить их от событий вчерашнего дня или, к примеру, того, который он прожил неделю, месяц, год назад. Как будто он живет не своей, а какой-то чужой жизнью, ежедневно действуя по заранее установленному графику. Сегодняшний день определенно запомнится ему, но лишь тем, что он потерял свою сумку с документами.

— Не вспомнил? — вывел его из раздумий голос, раздавшийся за его спиной, отчего Максим вздрогнул и даже случайно надавил ладонью на клаксон.

Обернувшись, он увидел на заднем сидении своего автомобиля странного человека. Он был одет в какую-то одежду — именно так мог бы описать его внешний вид Максим, так как, рассмотрев какую-либо деталь его одеяния и переведя взгляд на другую, воспоминания о предыдущей каким-то странным образом тут же стирались из его памяти.

Это же касалось и черт его лица — внимательно рассмотрев его верхнюю часть и после этого бросив взгляд на подбородок, он тут же забывал о том, какого цвета глаза у незнакомца. Эта странная особенность удивляла гораздо больше, чем само наличие незнакомого человека на заднем сидении его автомобиля.

— Твоя сумка лежит здесь, — человек медленно поднял руку и указал пальцем на пропажу, лежавшую рядом с ним, — ты сам положил ее сюда, чем, собственно, и привлек мое внимание.

— А, так ты вор? Украсть ее хотел? — нащупывая в кармане двери газовый баллончик, как можно спокойнее произнес Максим.

— Я? Вор?

Незнакомец неожиданно расхохотался. Его смех был настолько искренним и заразительным, что Максим сам еле сдержался, чтобы не улыбнуться.

— Нет, дружок, — отсмеявшись, произнес человек, — я не вор, а вот таких грабителей как ты еще нужно поискать.

— Это ты о чем? — напрягся Максим, судорожно перебирая в памяти все свои мутные схемы по уходу от налогов.

— О краже, дружок, о краже.

Слова незнакомца заставили Максима вспотеть во второй раз.

— Ты... Вы из органов, да? — еле ворочая пересохшим языком, спросил он.

— В точку, — с улыбкой на лице кивнул мужчина, — из внутренних органов. Я бы даже сказал — из очень внутренних органов, о существовании которых большинство людей даже не догадывается. Назовем их... К примеру, службой розыска украденных жизней. Сокращенно — СРУЖ, — человек на секунду задумался, — нет, пусть лучше будет отдел розыска украденных жизней — ОРУЖ. Так благозвучнее звучит.

— Каких еще жизней? Я никого не убивал, — побледнел Максим.

— А откуда тогда у тебя чужая жизнь?

— Какая еще жизнь?

Мужчина удивленно вскинул брови и внимательно посмотрел в глаза Максима.

— Разве это не ты несколько минут назад подумал о том, что живешь чужой жизнью?

Максим поморщился и взглянул на незнакомца.

— Вы серьезно? Это же просто образное выражение! Какое это имеет отношение...

— Самое прямое, — перебил его мужчина, — раз ты сам признаешься в том, что живешь чужой жизнью, значит ты ее у кого-то украл. Выходит, что у тебя их две. Одна твоя, настоящая, о которой ты мечтаешь и держишь прозапас, а вторая — чужая, не твоя, которую ты в данный момент проживаешь.

Незнакомец зевнул, тактично прикрыв рот рукой.

— Я видел много воров жизней и знаешь что? — продолжил он свою речь, — ни один из вас не в состоянии ответить мне на один простой вопрос: «Зачем ты ее украл?». Может быть, ты сможешь?

— Да не крал я никакую жизнь! Что вы несете?

Мужчина вздохнул и, схватив сумку, протянул ее Максиму.

— А это тогда что?

— Сумка, — пожал тот плечами.

— Абсолютно верно. Это твоя сумка, которую ты каждый вечер и из года в год кладешь на переднее сидение автомобиля перед тем, как отправиться домой с работы. Ни разу ты не нарушал этот обряд, а сегодня вдруг взял и положил ее назад. На этом ты и прокололся.

Максим нахмурился и еще крепче сжал в ладони баллончик.

Loading...

— Это теория, — продолжил незнакомец, — первый класс, вторая четверть. «При розыске украденных жизней в первую очередь стоит обращать внимание на нетипичное поведение объекта при выполнении повторяющихся действий», — подняв палец вверх, процитировал он. — На одну секунду, на одно крохотное мгновение ты переключился с украденной жизни на свою собственную и сделал нетипичное действие — положил сумку на заднее сидение. Чем и выдал себя с потрохами. Поэтому тебе придется вернуть чужую жизнь ее владельцу.

— Ну и что с того, что я положил сумку на заднее сиденье? Это еще ничего не доказывает. Забыл, задумался, отвлекся... Да всё, что угодно могло произойти.

— Ладно, давай начистоту, — кивнул незнакомец, — скажи, разве в твоей голове ни разу сам собой не возникал вопрос: «Что я сейчас здесь делаю?». Разве ты не ловил себя на мысли, что всё, что тебя окружает — это не то, чего бы ты хотел на самом деле? Разве ты не представлял свое будущее, в котором ты жалеешь о том, что прожил жизнь совсем не так, как планировал?

— Бред, — хмыкнул Максим. — Каждый человек когда-нибудь об этом думал. Выйди на улицу, ткни пальцем в любого и он скажет, что такие мысли его посещали.

— Возможно, — кивнул мужчина, — но сегодня прокололся ты, а не кто-то другой. Поэтому и спрос будет с тебя. Кстати, а какая она на самом деле?

— Кто?

— Ну, твоя настоящая жизнь. Какая она?

Максим хотел ответить что-то резкое, но вместо этого почему-то вздохнул и бросил газовый баллончик обратно в карман двери. Незнакомец молча наблюдал за его действиями.

— Настоящая жизнь — она другая, — наконец произнес Максим. — Совсем не такая, как эта.

Он положил ладони на руль и оперся на них подбородком.

— Она счастливая, интересная, радостная. Она разная и совсем не похожая на эту. В ней есть любимая работа, в ней меня окружают искренние люди, в ней я понимаю зачем и для чего я живу. Иногда я мечтаю о том, что когда-нибудь наступит момент, я все брошу и заживу по-настоящему. Так, как мне всегда хотелось.

— Неплохо, — качнул головой мужчина, — а зачем тогда ты сейчас проживаешь жизнь, которая тебе не нравится?

— Не знаю, — пожал плечами Максим. — Просто всегда жил как все. Смотрел на других и убеждал сам себя: «Вот так нужно, вот так правильно». А то, что я себе напридумывал — это всё дурость. Работать нужно там, где больше платят, а не там, где нравится. Дружить надо с нужными людьми, а не с теми, с кем хочется. Любить ту, с которой удобно, а не ту, которая в сердце.

— Ох уж это «как все»... — вздохнул незнакомец. — Никого оно не довело до добра. «Как все» — первый шаг к воровству чужих жизней, знаете ли.

— А знаете что? — Максим повернул голову и посмотрел на незнакомца. — К черту. Я бы отдал эту жизнь в обмен на свою, настоящую. Это возможно?

— То есть, вы признаёте, что проживаете чужую жизнь? — оживившись, неожиданно перешел на «вы» незнакомец.

— Да, признаю.

— Вы подтверждаете, что украли ее?

— Да не крал я никакую жизнь! Как вы это себе представляете?

— А откуда же тогда она у вас?

Максим промолчал. Мужчина усмехнулся и, открыв дверь, вышел из машины.

— А что будет, если я скажу, что я ее украл? — открыв окно и высунув голову наружу, с надеждой в голосе спросил Максим.

Незнакомец поправил галстук и, оперевшись на крышу автомобиля, наклонился к окну.

— Тогда вы признаете себя вором.

— И всё?

— И всё.

— И я начну жить своей настоящей жизнью?

— Да.

— Хорошо. Я признаю, что украл чужую жизнь. Что дальше?

Незнакомец улыбнулся.

— Вы поступили честно, признавшись в преступлении, поэтому с этого момента краденая жизнь — официально ваша.

— Но... Подождите!

— Ах, да. Забыл. Вторую жизнь я изымаю за ненадобностью. Вы все равно ею никогда не воспользуетесь, а кому-нибудь она пригодится. Всего доброго!

Незнакомец вежливо улыбнулся молодому человеку и зашагал по тротуару, а Максим сидел в машине, смотрел ему вслед, и с каждым шагом мужчины воспоминания о нем стирались в памяти Максима. Как и надежды на то, что когда-нибудь он махнет на все рукой и заживет по-настоящему, своей жизнью — той, о которой он мечтал, но всегда боялся.

Мужчина скрылся за поворотом, а Максим бросил взгляд на зеркало заднего вида. На него смотрело угрюмое лицо с опущенными уголками губ, двумя вертикальными складками на переносице и взглядом равнодушных глаз из-под сдвинутых бровей. Люди, проживающие чужие жизни, всегда выглядят одинаково.

Автор: ЧеширКо

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...