Бюрократическая процедура

Полицейский открыл было рот, чтобы указать бабушке куда ей идти со своими советами, как тут дверь открылась, и очередной служитель закона втащил молодую женщину в весьма откровенном наряде.

— Вот, промышляла на улице, — коротко отрапортовал он дежурному.

— Отцепись, козел! – подтвердила молодая женщина.

— Вот! – с удовольствием сказал дежурный бабушке, — тоже, как и вы, любительница эротики. Представительница древнейшей профессии.

— Не думаю, что оно ей нравится. Вы ведь не любите на отдыхе думать о постылой работе? – ответила бабушка и поздоровалась с барышней, — Добрый вечер, милая девушка. Прекрасный вечер, не правда ли?

— Эта милая, как вы сказали, девушка – злостная проститутка. Ее уже пятый раз приводят за преступную деятельность на улице.

— Разве можно рвение к работе называть преступным? – пожала плечами бабушка. – Вас же не ругают, когда вы хорошо выполняете работу, наоборот, поощряют премиями!

Полицейский побагровел. Кажется, его терпение подошло к пределу, и он сейчас сорвется.

— Не сравнивайте меня с этой шалавой, — тихо, с угрозой сказал он.

— Фи, какое непристойное вас, служителя закона, слово, — поморщилась бабушка. – Девушка продает свое время, силы и возможности за деньги. Как и любой человек, который устраивается на работу.

— За деньги ее имеют все, кто хотят, — подал сзади голос тот полицейский, что до этого был безмолвным слушателем всего разговора.

— Разве ваше начальство с вами не так точно поступает? — ухмыльнулась бабушка.

Полицейский фыркнул, бабуля продолжила:

— Когда женщина попадает в тупиковое положение и у нее остается единственное, что у нее есть – ее тело – она использует это. Каждый использует то, что имеет. Мужчина использует сильные руки, здоровое тело, ум, какие-то навыки. Старые и немощные нужны хорошо, если ближайшим родственникам.

Женщине тяжелее. Она часто в силу своей физиологии не имеет возможностей, в силу обстоятельств не имеет полезных навыков. Остается лишь тело. И всегда есть мужчины, готовые платить за обладание этим телом. Моя бабушка, когда в тяжелые времена осталась одна с двумя детьми, тоже не нашла другого выхода.

А она была из очень богатой семьи. Ее воспитывали французские бонны, у нее были личные служанки и даже личный экипаж. Она получила блестящее образование и говорила свободно на трех языках. Замуж вышла очень удачно за богатого предпринимателя, который пытался создать на своих фабриках образец идеального общества.

Когда ее образованного мужа расстреляли те, кто с трудом без мата мог связать пару слов, она осталась одна без средств к существованию в крохотной каморке с двумя детьми. Каждый вечер она надевала единственное красивое платье, закрывала на ключ дверь и уходила. И каждое утро могла не вернуться.

С ней, в те времена могло случиться все, что угодно. Ее могли арестовать. Ее могли банально убить. И тогда дети так и умерли от голода, позабытые в той каморке. Но она возвращалась. Открывала окно, весело говорила по «Бонжур» и кормила детей едой, которую она добыла ценой своего прекрасного тела.

Повисла пауза. Потом дежурный пробурчал:

— Тогда были другие времена.

— Времена всегда одинаковые, — ответила бабушка. – Благополучные для одних, и нехорошие для других. И всегда есть женщины, которые не могут найти другого выхода, как предоставить свое тело в уплату. Они, по крайней мере, делают это честно. Я бы на вашем месте для начала поинтересовалась у этой милой девушки, какие причины привели ее на улицу.

— Ну и какие причины привели тебя на улицу, милая девушка? – ухмыльнулся полицейский барышне.

Та открыла рот, чтобы выдать все то, что она думает про гнусных ментов, но потом неожиданно расплакалась и из нее полилась бессвязная речь про какого-то ублюдка, про долг на который ее присадили и счетчик, который капает…

Пока слегка поубавившие гонор полицейские, переглядываясь, выслушивали девушку, мы с бабушкой тихонько сидели в уголочке.

— Как ты думаешь – они помогут ей? – тихонько спросила я.

— Конечно, нет, — фыркнула бабуля, — это же не индийское кино, где все хорошие побеждают всех плохих. Но, по крайней мере, не будут трогать эту девушку, если она продолжит свои попытки заработать. И не потому что пожалели. А просто потому, что при взгляде на эту конкретную девушку у них будет просыпаться что-то вроде легкого чувства стыда.

Как мы и предполагали, девушку отпустили довольно быстро и все внимание опять вернулось к нам.

— Нам бы зафиксировать ваш визит, — чуть ли не извиняющимся тоном произнес полицейский, — но по протоколу я должен установить вашу личность и контакты.

— Да не вопрос, — пожала плечами бабуля, — вот мои документы. – И вынула из сумочки паспорт.

Дежурный кинул злой вопросительный взгляд на того, кто нас сюда привез.

— Вы же говорили, что их у вас нет! – воскликнул тот!

Loading...

— Что вы хотите от старой больной женщины, которая ехала в дом престарелых, а попала в стриптиз-клуб, — устало ответила бабуля. – Склероз – он такой склероз.

Полицейские изучили документы. Особое внимание их привлекла дата бабушкиного рождения. Поскольку они несколько раз внимательно посмотрели то на паспорт, то на бабушку. Она игриво улыбнулась в ответ и поправила прическу.

— А что вы делаете в столице? – спросил дежурный.

— Сложно сказать, — ответила бабушка. – Я думала, что приехала получить немного радости от хорошей кухни и хорошей игры на спектакле. А оказалось, что мне нужно спасти брак, который еще не начался, но уже рискует пойти по пути разрушения.

Взглянув на ничего не понимающих копов, вздохнула и добавила:

— Приехала на свадьбу внучатой племянницы.

Хлопнула входная дверь и в холле раздались чьи-то взволнованные голоса.

— А вот и невеста со своим женихом, — добавила бабушка.

Вышеупомянутая невеста появилась в дверях, крепко держась за руку своего будущего супруга.

— Мы готовы внести залог за нашу бабушку! – воскликнула она, как только увидела нас.

— Да у нас есть деньги. Нам подарили на свадьбу, — подтвердил ее жених.

Полицейские переглянулись.

— Какой залог! О чем вы? – раздраженно воскликнул дежурный.

— Вы в клубе повязали старую больную женщину! А она ни в чем не виновата! Мы готовы заплатить, что бы вы ее отпустили! – выступил вперед жених.

Бабушка, которая смотрела на это все с видом кота объевшегося сметаны, чуть не прослезилась.

— Кажется, я не зря приехала на эту свадьбу, — промурлыкала она.

— Выйдете из кабинета! – рявкнул дежурный. – Сейчас мы отпустим вашу бабушку. Ждите в приемной!

Молодые люди не торопились покидать кабинет, пока бабуля не объявила радостным тоном, что сейчас она договорит с милым полицейским и присоединится к ним. Милый полицейский что-то яростно строчил на бумаге, завершая бюрократическую процедуру.

— Вот. Распишитесь и можете идти, — пододвинул бумагу он бабушке. Та, вместо того, чтобы расписаться, взяла бумагу и внимательно прочитала. И лишь потом расписалась.

— Проверьте охранника, — мимоходом спросила она.

— Кого? – не понял дежурный.

— Охранника. Того, что на входе в клуб дежурит, — ответила бабушка, — у него идеальная возможность распространять то, что вы ищите. Впрочем, это могут быть всего лишь бредни старой безумной женщины, которая случайно увидела, как кто-то из посетителей сунул ему в руки деньги.

— Понял, — кивнул дежурный.

— Я вам ничего не говорила.

— Вас подвезти? Сейчас попрошу ребят, они едут на дежурство.

— Не стоит тревожить ребят, — улыбнулась бабушка. – Мы вызовем такси. Вечер был сказочно хорош, но его пора заканчивать. Спасибо вам, милые, я провела незабываемое время в вашем обществе.

И, оставив полицейского ломать голову над выбором воспринимать ее слова как сарказм или искренний комплимент, вышла. Я вслед за ней.

В коридоре к нам на встречу вскочила сестра со своим женихом.

— Все в порядке? Тебя отпускают? – воскликнула она.

— Да, милая, все хорошо, — тепло улыбнулась бабуля. – Нам пора ехать, поскольку завтра с утра очень хлопотный день. Надо еще пережить вашу свадьбу и не дать другим испортить ваш самый главный день.

Автор: Ирина Подгурская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...