ВАСИЛЬЕВНА. Целую гору белья привезли, света не видно. Все отскоблить, выстирать и высушить. Нам – банно-прачечному отряду...

Васильевна.

Целую гору белья привезли, света не видно. Все отскоблить, выстирать и высушить. Нам – банно-прачечному отряду. Который фронтовики «пузырь» называют. В шутку, конечно.

***

— Веселее, красавицы мои.

Улыбнулись и потащили тюки. Тяжелые они, надрываются девочки, стонут. У кого спина ноет, кто грыжей мается. Ничего, сейчас замочим, отдохнете немного.

***

— Что ж ты, дочка, одна-то. Дай помогу.

Все белье в крови. Дырка на дырке, то рукав оторван, то штанина. Забрасываем в первую холодную воду. Она будет черной от грязи или красной. Руки стынут, артрит проклятый замучил.

***
— Испугалась, моя хорошая? Погоди, я сама.

Яма в стороне вырыта, туда и сносим, что в белье осталось. Руки, пальцы, чего только не доставали. Как наполнится, засыпаем. По ночам вижу эти могилки. Сколько их позади оставили.

***
— Не курить, ясно, девоньки?

Засияли улыбками в ответ.

Белье в керосине вымачиваеся, чтобы паразитов убить. Вот и носим из одного чана в другой, мозоли в кровь стиртая.

***
— Как парит, а? Вокруг зима, а у нас лето.

Пока кипятится, мы грееемся рядышком. Только ноги все равно мерзнут. Ничего, плеснула в ботинки горячей воды, и теплее стало.

***
— За день сотню пар белья? Постираю двести я. Эх!

Повеселели, над корытами склонившись. Руки от хлорка и щелока разъедены, кожа до локтей потрескалась. Ничего, солидолом помажу, полегчает.

***
— У сильной девушки – женится, никуда не денется!

Хохочут, белье отжимая. А плечи так ломит, что сил нет.

***
— Вот чем пахнет страх вражеский.

Смеются. Перед сушкой пропитываем белье мылом «К». Специально против насекомых. Правда, голова болит от запаха, и ногти слезли.

***
— Новые отрастут еще лучше, чем были, поверьте бабушке.

— Чтобы мы без вас делали, Васильевна, никогда не унываете, — улыбаются.

А как же иначе, девочки мои. Без веселья и задора не дожить до Победы, а увидеть её очень хочется. Потом и помирать можно. Горевать по мне некому. Всех война забрала: и мужа, и сыновей.

***
Не слышат, попадали от усталости, спят. А я, старая, еще постираю. Ведь живу сейчас, только над корытом склонившись.

Эпилог.

Из воспоминаний В. К. Братчиковой-Борщевской (С. Алексиевич «У войны не женское лицо»): «а одну прачку наградили орденом Красной Звезды. Самая лучшая прачка, она не отходила от корыта: бывало, все уже не имеют сил, падают, а она стирает. Это была пожилая женщина, у нее вся семья погибла».

Автор: Андрей Авдей

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...