Тринадцатилетний мужчина Миша

Каждый раз, когда зрелые (только по дате в паспорте) мужчины, сидя в моём кабинете, возводят в культ свои детские проблемы, и идут на всё, чтобы хоть кто-то решил эти проблемы вместо них, я думаю про своего тринадцатилетнего пациента Мишу...

Миша — мужчина. Без всяких натяжек и украшений. Такой мужчина, за спиной которого может укрыться даже взрослая женщина. Это не предположения. За его спиной — мама — запойный алкоголик со стажем, давно уволенная отовсюду, жалкая и безвольная женщина. И ещё — Танюшка, четырёхлетняя сестрёнка. Папа сбёг из домашнего ада, не пожелав ни отстоять когда-то любимую женщину, ни защитить детей от неё же. Отстреливается крошечными алиментами, и считает свой долг выполненным...

Мальчик подошёл ко мне во время моей волонтёрской работы в школе, когда я сказала, что каждый может на ушко рассказать мне о самом страшном...

Самым страшным для Миши оказался вопрос: как вести себя с мамой во время её тяжёлых состояний, и — ВНИМАНИЕ! — как помочь ей, чтобы она не страдала, не переживала и не плакала так сильно... Как помочь себе, пацан не спросил...

Мы стали дружить. Иногда, в самые сложные дни, я забираю к себе Танюшку, молчаливую, скромную девочку, которая до дрожи любит свою несчастную мать...

Как и чем справляются эти двое? Только одним — тем, что Миша, как я уже писала, Мужчина...

Получив крошечные алименты, и подработав вечерним разносом рекламной лабуды в почтовые ящики, он тщательно планирует бюджет. Исправно платит за квартиру, закупается продуктами, выяснив, где какие акции. Недавно похвастался, что урвал на распродаже для Танюшки отличных колготок...

Дома — чисто. Когда я прихожу с гостинцами, по-мужски журит меня за то, что потратилась на баловство всякое... деловито усаживает на отмытой кухоньке и наливает большую кружку чаю... Потом мы долго беседуем на самые разные темы: от чисто житейских (где Мишка, говорю без всякой иронии, даст мне ту ещё фору!) до книжных новинок — тут я его подсадила, выискивая для парня хоть какую-то отдушину...

Иногда выходит из комнаты мать, бесцветным и виноватым взглядом смотрит на меня, и с надеждой — на сына. По Мишкиным синякам я догадываюсь, что во время запоя ему здорово досталось...но если я уличу в этом мать, он никогда больше не примет моей помощи...

Теперь — главное. Мать для Миши — святое. Это та Богородица, на которую он приносит свои детские молитвы. Он ни разу не упрекнул её, зато кидался с кулаками на соседей, которые бросили ей вслед презрительное: «Пьянчужка!»...Он бьётся за неё, как олень за важенку, и его главный страх один — тот, что мама не проснётся однажды...

А теперь ответьте мне те, кто утверждает, что всё в детях зависит от воспитания! Почему я раз за разом слышу от деток — залюбленных, задаренных, окружённых огромным вниманием и любовью — слова ненависти, обращённые к своим родителям? Чего такого вы им недодаёте, что они вас так цинично используют и презирают???.. И что такого даёт Мишке и Танюшке опустившаяся женщина, что они ни разу не пустили на порог чопорных дам из соцзащиты, и готовы противостоять всему миру, защищая эту женщину?

К слову, за мою жизнь накопилось невероятное количество примеров, когда именно дети неблагополучных родителей, которые никак их не воспитывали, или вообще бросали, оказывались самыми любящими и преданными по отношению к ним... А почти весь мой «детский контингент» в клинике — это дети из полных и благополучных семей...и каждый второй из этих детей признаётся мне в том, что к родителям ничего не испытывает, и считает их неизбежным злом в своей жизни...

Тема эта большая и сложная. Я ещё вернусь к ней. А сейчас написала о Мишке, потому что с утра в моём кабинете лил слёзы сорокалетний дядя, который спрашивал меня, как отпинаться от жены, умоляющей его взять подработку... а он зверски устаёт, работая охранником сутки через трое...

Автор Лилия Град

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...