Старик в ночи

Наконец то я получил долгожданные погоны майора и назначение на должность командира роты! Но радость моя была недолга — в полку объявили оргпериод и я погряз в бумажной трясине отчетов, отписок и другой документации. Засиживался на службе часов до 11 вечера, а потом усталый ехал на машине 20 километров до дома, который находился в ближайшем ПГТ, и, поспав, в лучшем случае, часов 5, снова отправлялся на службу.

Пятница. Конец рабочего дня. Всеми правдами и неправдами хотел «свинтить» домой и вместе с женой и дочкой рвануть в город к родителям, но увы — вновь навалилось бумажной работы. Отзвонился жене, сказал, что отвезти не могу, опять застряну допоздна. Анька моя, разочарованно вздохнув, сказал: «Ну что ж — мы на автобусе тогда поедем, а ты завтра приезжай.» Я буркнул в трубку: «Угу» — и погрузился в работу.

Двенадцатый час уже. Все! Ура! Последняя бумажка отпечатана. Ключи сданы дежурному. А я на машине уже мчусь домой, в ожидании крепкого сна и завтрашней поездки в город. Вот те раз! Дорога закрыта на ремонт, стоит знак объезда, указывающий на дорогу влево. А это крюк еще километров в 5. Но выбора нет — нужно ехать.

Должен сказать, что дорога эта не пользовалась популярностью, и у нас именовалась как «кладбищенская», так как шла она мимо кладбища и выходила вновь на трассу. Дорога не была ничем освещена и с обоих сторон окружена лесом с довольно густым подлеском. Ехал я не быстро, монотонный звук двигателя и пустая ночная дорога начали клонить меня в сон.

Так! Все! Стоп! Нужно остановиться, размяться, покурить, а то так и уснешь за рулем да въедешь в дерево или встречку поймаешь. Выехал на обочину, включил аварийки, вышел из машины, сладко потянулся, достал сигарету, закурил, облокотившись на локтем на крышу авто. Осмотрелся и улыбнулся — остановился аккурат перед поворотом на кладбище — сейчас призраки с оборотнями да мертвяками полезут пугать и обгладывать уставшего меня, а я даже сопротивляться не буду — пусть жрут, может отравятся.

— Кхм — кхм... — у багажника машины кто — то стоял и пытался привлечь мое внимание. От неожиданности я аж вздрогнул и смешно крякнул.

— Да не боись, хлопец. Не покусаю. — сказал старичок, выделяя в словах каждую букву «О».

Старичок был из тех, кого называют «бойким» — видно, что старый очень, но выглядит молодцевато, ходит прямо, а не ссутулившись и не хромая, голос звонкий, даже зубы все присутствуют, борода и волосы седые сплошь да аккуратно уложены и пострижены. Но вот одет он был странновато — как в кино или старых фотографиях 40х — 50х годов — армейские галифе заправленные в высокие сапоги и китель полувоенного покроя застёгнутый до самого горла. Одежда был конечно ношенная, но отлично выстиранная и выглаженная.

— Хлопец, табачку не отсыплешь? А то я, старый пень, кисет свой обронил где — то да спички похерил! — жалостливо попросил дед.

— Конечно, отец. — протягивая пачку сигарет, ответил я.

Дедушка бойко подошел ко мне, принял пачку сигарет, внимательно осмотрел ее со всех сторон, аккуратно открыл, понюхал, одобрительно хмыкнул, достал сигарету, помял ее слегка и засунул в рот, пожевав чуть-чуть фильтр, снова одобрительно хмыкнул и попросил огня. Я прикурил ему сигарету. Старик затянулся с наслаждением, аж глаза закрыл.

— Знатный табачок у тебя! Ой знатный! Да папироски дорогие, смотрю, фильтрованные! А ты, видать, военный? При погонах да в форме! В каком чине?

— Майора вот получил недавно, — вздохнул я.

— А чаво вздыхашь — то? Не рад че ли? Майор это ведь высокий чин, почетный у солдат!

— Чин то высокий, почетный, но в полку оргпериод объявили, вот и сижу в кабинете по уши в бумажках да отписках.

— Ну эт разве проблема? Вот где бы ты хотел сидеть — в кабинетах по уши в бумажках или в окопе по ноздри в дерьме да в крови? То — то же! Хэх, проблему нашел!

— Да правильно Вы все говорите, вот только на семью сейчас времени нет совсем, дочь по выходным только вижу... — зачем то начал жаловаться я этому странному старику.

— А ты думашь, что всегда с бумагами то со своим нянчиться будешь? Вот кончиться твой как-там-бишь-его период и в норму все встанет. Не боись, служивый! — бодро произнес дедок и звонко рассмеялся.

Улыбнулся и я.

— А чего Вы в такой час то тут делаете да еще вдалеке от поселка? Мож довести куда?

— Да не! Не нужно! Я на дежуре тут! — отмахнулся дед.

— Где на дежуре? — не понял я.

— Да тут же. Тут, — кивком старик указал в сторону поворота на кладбище.

— На кладбище сторожем что ли? Там что сторожку поставили? Оградки на металл воруют?

— Ой! Да какие оградки?! Я этих обратно воротаю! Они ж как дети — проснется и давай шорохаться по окрестностям! А ежели к людям выйдут? Скандал! А оно надо кому? Правильно никому не надо!

Я немного обалдел от услышанного: кого там дед гоняет? Кто там «шорохается»? Может с катушек от старости съехал? Да не — вроде спокойный, адекватный.

— Кого Вы воротаете? — переспросил я.

— Да этих же, ну... — дед кивком указал опять в сторону кладбищенского поворота.

— Говорю же, шорохаются порой, не спят, а покойному покой нужён, а не прогулки ночные устраивать.

Loading...

Мне стало не по себе, по телу пробежали предательские мурашки то ли от жути, что на меня начал этот старичок навевать, то ли от прохлады, которая как-то усилилась, хотя ночь была летняя и вполне теплая.

— Ну ладно, хлопец, я того, на дежур пошел, а ты не мог бы мне папироски одолжить да огниво свое, а то ночь еще вся впереди, а курить страсть охота!

Я отдал деду наполовину пустую пачку сигарет и зажигалку. Дед пожал мне руку, а рукопожатие, нужно отметить, совсем не стариковское — крепкое, молодое.

— Вот спасибо тебе, добрый человек, уважил старого. Я тебе знаешь чаво скажу? А вот чаво: завтра с дружком своим таким высоким и белобрысым не ехай никуды, да его отговорить попробуй, а то красавицу свою побьет! Усек?

— Усек, — отрапортовал я, окончательно обалдев.

— Ну лады тады, а я на службу! Хех! — усмехнулся старик и побрел через дорогу в лес. Но у обочины встал, пригнулся и как будто в темень приглядываться начал. Повернулся ко мне и с усмешкой произнес:

— Вон смотри, окаянный, побрел куды! Выпрямился и довольно ловко зашагал в лесную темень. Я же как не присматривался так ничего не увидел, слышал только несколько секунд затихающий голос старика: «А ну куды поплелся, окаянный?! А ну в зад воротайся! Спать иди! Ууууу, холера!» И тишина...

Я уже совсем продрог и меня начало трясти мелкой дрожью. Я даже не понимал от чего меня потряхивает больше — от холода или от всей этой странной и мистической ситуации, да и от деда, который духов по лесам гоняет. Я сел в машину, включил печку и вдавил педаль газа. Вскоре я был уже дома. Сон меня быстро поборол и уложил мордой в подушку, забыв думать о мистических стариках и блуждающих душах.

Часов в 10 утра разбудил меня звонок мобильного. Звонил мой друг и сослуживец Костя, который собирался в город и, зная, что я тоже собираюсь туда же, звал меня с ним. В голове сразу всплыли слова вчерашнего непонятного старика про то, что бы со своим другом высоким и белобрысым не ездил никуда, а Костин рост как раз был метр девяносто с копейками и волос цвета соломы.

Снова мне стало жутковато, я начал отказываться, Костя уговаривать, а я уговаривать Костю не ехать никуда. На его вопрос: "Почему ? ", я не нашелся что ответить и ляпнул : «Предчувствие плохое...» Костя усмехнулся в трубку назвал меня «бабкой мнительной» и все — таки отправился в дорогу.

Я, умывшись и позавтракав « на скорую руку», тоже отправился к своим в город. Выходные пролетели замечательно, правда, дочка наотрез отказалась уезжать от бабушки с дедушкой ( ну и ладно, каникулы все же, пусть погостит да и старикам в радость ). Приехали с женой в воскресенье вечером и только я вышел из машины, как зазвонил мобильный, на экране которого светилось «Костян».

— Алло, Кость, здоров! Как сам?

— Да нормально все...ну почти... Я это, красавицу свою побил...

— В смысле???

— Да машину разбил...в аварию попал... Денег не займешь тысяч десять до зарплаты?..

— Конечно, какие вопросы? Сам то цел?

— Да цел, но вот красавицу жалко... Нужно было тебя слушать, не ехать никуда, а ты прям провидец какой то!

— Ты лучше скажи, что случилось то!

— Тормоза, прикинь, отказали! Я и влетел в грузовичок! А он еще арматуру вез в кузове, негабаритную — она из кузова торчала на полметра. Так вот влетел я в него, а эта арматура в салон ко мне,прям на место пассажирское! Слава богу, что никого не было со мной, а то бы убило бы сразу!

— Во дела! Ты заходи ко мне, пивка попьем, денег тебе займу.

— Через час нормально будет?

— Нормально. Давай. До встречи.

Так все таки старик ночной у кладбища и впрямь необычный был. Предупредил меня. А вот если бы не предупредил, я обязательно с Костяном вместе рванул и проткнуло бы меня арматурой. С этими тяжкими мыслями я зашел в квартиру, бросил ключи на трюмо и побрел в ванную умываться. Подходя к выключателю я бросил взгляд на кухню, где на подоконнике возле пепельницы лежало то, чего не было там еще вчера утром.

— Ань! Аня! — крикнул я.

— Чего?

— А это ты что ли сигареты и зажигалку на кухонный подоконник положила?

— Нет. Я вообще еще на кухню не заходила.

Я подошел к подоконнику и взял в руки новую запакованную пачку сигарет и новую, полную газом зажигалку. Все было ровно тем же вплоть до марки и цвета зажигалки, что я отдавал недавно загадочному старичку!

История произошла она на самом деле в ночь с 19 на 20 июля 2015 года недалеко от города Новосибирск.

Автор: Аркадий Иванович Т.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...