«Сиротка». Рассказ

Лихие 90-е внесли свою лепту везде, кризис коснулся каждого простого человека, не обделил никого...

Дмитрий Иванович вышел из дому. Откашлявшись, немолодой мужчина закурил папиросу и пошел на работу.

— Доброго здоровьица, Иванович! — поприветствовал мужчину директор интерната, который находился в ста метрах от его дома.

— Здравствуй, Кузьмич! На работу? Не надоело тебе ещё за бесплатно работать?

— А куда же деваться? Тебе ведь тоже зарплату на заводе не дают, но всё равно, каждое утро ходишь, — парировал Кузьмич.

— Прав ты! Куда деваться? Будем надеяться, что вскоре всё утрясется! — успокаивал себя Иванович.

А как иначе? Ведь он полжизни отдал любимой работе, не мог так просто взять, и уйти. Отработав смену, мужчина зашёл в местный магазин, попросить в долг четверть хлеба и сто граммов леденцов «Дюшес».

— Привет, Клавдия! Мне как всегда..., — улыбнулся приятной, пышной продавщице.

— Иванович, зачем ты каждый день конфеты берешь? Детей и внуков у тебя нет. Сам сладкое не ешь, насколько я знаю, — спросила любопытная женщина.

— Есть у меня пятеро приятелей, сиротки, с нашего интерната. Каждый вечер висят на заборе, конфет просят. Им тоже бедолагам досталось, голодно сейчас всем живётся...

— Ох, и не говори..., — тяжело вздохнула женщина, взвесив леденцов.

Проходя вдоль забора, мужчина увидел знакомые мордашки подростков.

— Дядя! Дай конфетку! — жалобно попросил самый младший, чумазый, конопатый мальчуган.

— Держи! Только поделись с приятелями! — улыбнулся мужчина, протягивая бумажный пакет.

— Спасибо! — громко крикнул мальчик.

Иванович пошел вдоль забора к дому. Внезапно за спиной послышался громкий смех, и в ту же секунду мужчине в спину полетел маленький камень. Обернувшись, он увидел его, того самого мальчика, которому минуту назад отдал конфеты.

— А ну, подойди ко мне! — произнес строгим голосом, опешивший мужчина.

Подросток опустил голову, и нехотя побрёл к Ивановичу.

— Просите, дяденька! Я не хотел! — пробурчал под нос.

— Чего не хотел? Бросить мне камень в спину?! Эх, ты! Ведь я же к вам всей душой... Сколько тебе лет? Как зовут? — спросил Иванович.

— Вова. Мне 10 лет, — пробубнил мальчуган.

Loading...

— Владимир, скажи мне, откуда у тебя в 10 лет сколько жестокости? Кто научил тебя быть таким?

Ведь на самом деле, ты добрый человек. Я вижу это по твоим глазам! Нельзя так относится к людям, которые к тебе с добром...

— Не правда! Я злой и жестокий! — со слезами на глазах произнес мальчик. — И все остальные люди такие же!

— Нет. Ты глубоко заблуждаешься. И знаешь, мне очень стыдно за твой поступок! — произнес Иванович, и ушел прочь.

Вова долго смотрел ему вслед. Он понимал, что сегодня совершил большую ошибку, что обидел человека, встречи с которым ждал каждый день. И не только из-за конфет, а из-за того, что Иванович напоминал отца. Был таким же суровым и справедливым. Он хотел сказать ему, что это Федя подначивал бросить камень, чтобы посмеяться всем вместе. Хотел, но не сказал...

Три дня Вова выглядывал мужчину по вечерам, но тот, больше не ходил мимо интерната. Наверное, так и не смог простить его. Мальчику стало очень грустно, захотелось поплакать, но не мог. Мальчишки бы засмеяли. Отчаявшись на смелый поступок, Вова перепрыгнул забор, и побежал к дому Ивановича. «Я должен попросить прощения. Должен объяснить этому человеку, что я не злой, а добрый...»

Дмитрий Иванович третьи сутки не мог подняться. Радикулит разыгрался не на шутку. Спину свело так, что не разогнуться. Ещё и жар поднялся. «Как же плохо одному... Вот вроде у меня куча друзей, коллег, приятелей, а лежу уже третий день, никому нет до меня дела. Даже стакан воды подать некому» — сетовал мужчина.

— Иванович! Вы где? — услышал знакомый, писклявый голосок.

— Вовка? Ты? — удивился мужчина. — Здесь я! В комнате! Проходи!

— Иванович, миленький, что с тобой? Ты только не умирай! — затараторил мальчуган, увидев состояние мужчины.

— Ты чего? А ну ка вытри слёзы! Это обычный радикулит, пройдет через пару дней, — улыбнулся мужчина. — Раз уж зашёл, ставь самовар, чай будем пить с баранками!

— Прости меня! — произнес малец, отхлебывая из большой кружки. — Ты был прав! Я добрый! И, очень испугался за тебя... Просто, ребята постоянно твердят, что мы сиротки никому не нужные, должны быть злыми и жестокими, иначе, все обижать станут!

— Знаешь, а я ведь тоже сиротка... Родителей моих нет давно, супруги тоже... Я подумал, если мы будем держаться друг друга, то перестанем быть сиротами. Правда? — улыбнулся Иванович.

— Правда! Я буду у тебя, а ты у меня. И получается, что нас двое! — обрадовался Вова.

— Вот и договорились! А я поговорю с Кузмичем, чтобы разрешил забирать тебя на выходных. По рукам?

— По рукам! — сиял от радости Вова.

***

Прошло 10 лет. Дмитрий Иванович сидел на скамейке у двора, и откровенно скучал. Мужчина давно был на пенсии. Родной завод закрылся, а другой работы в поселке не было.

— Здравия желаю! — услышал звонкий голос за спиной. — Здравствуй, отец!

— Вовка! Сынок! Как возмужал! Настоящим мужчиной стал! — обрадовался старик, обнимая парня.

— Наконец-то, ты дома! А я заскучал уже. Два года, ведь не малый срок как оказалось. Сижу один вечерами, письма твои перечитываю...

— Сейчас всё изменится! Я спиннинг тебе купил импортный, завтра на рыбалку пойдём. А там, женюсь со временем, внуки пойдут... Так что, скучать будет некогда! — подмигнул Володя. — Мы ведь две сиротинки, куда нам друг без друга...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...