«Серая мышь». Заключение

«Серая мышь». Заключение.

Начало — на этой странице.

Предыдущая часть: «Утро обещало быть добрым».

* * *

— А вам свадьба подруги дороже ребёнка?

Палата, куда попала Надя была шестиместная. Крайняя кровать у окна пустовала, женщина, тихо поздоровавшись с другими пациентками, прошла и устало села.

— Кто здесь Соловьева? — услышала женщина, повернулась — в дверях стояла медсестра с направлениями на анализы. — Вот, завтра с утра сдадите.

— Хорошо, — проговорила Надежда.

Через некоторое время женщина провалилась в глубокий сон, ей снилось, как она пакует вещи, выкидывает из квартиры ненужный хлам, которого вдруг стало чрезмерно много. Стопки старых книг, непонятно откуда взявшихся, коробки с журналами, старую одежду... Чемоданы выстраиваются у двери, вот и она уже готова, такси у подъезда призывно сигналит, а выйти не получается, будто кто-то держит дверь с противоположной стороны.

— Пусти, я все равно уеду! — кричит Надя, срывающимся голосом и просыпается...

— Эй, соседка, что-то приснилось? Ты на всю палату кричала, — над женщиной склонилась молодая девушка.

— Да, это сон...

— Идём ужинать, хоть и кормят тут не ахти, но раз на раз не приходится. Кстати, я — Светлана.

— Надежда, очень приятно, только у меня ничего с собой нет, ни тарелки, ни ложки, ни кружки.

Девушка с минуту осматривала пустую прикроватную тумбочку Нади, потом прошла к своей кровати, достала из под неё большой увесистый пакет.

— Вот тебе чашка, ложка и тарелка, правда под второе, муж запасные положил, знает — я неуклюжая.

— Спасибо, — улыбнулась Надя.

— А что не позвонишь своим, чтобы тебе принесли вещи, держат тут порядка двух недель в среднем при угрозе. А ее на ранних сроках ставят практически всем .

— Да, мне доктор так и сказал, только...завтра я приглашена на свадьбу, так неудобно перед подругой, — проговорила Надя.

Тут оторвалась от журнала другая женщина, и, пристально взглянув на Надежду, сказала:

— А вам свадьба подруги дороже ребёнка?

— Нет, я не это хотела сказать, просто все как-то наложилось одно на другое, — попыталась оправдаться Надежда.

— Ваша подруга поймёт, узнав причину, поверьте.

На ужин Надя не пошла, сославшись на отсутствие аппетита, соседка, та, что лежала напротив, тоже осталась. Через минуту на столе образовались две тарелки с рисом и курицей, и несколько кусочков румяного пирога с вареньем к чаю.

— Садитесь, хотя бы чаю выпейте. Ой, а я даже не представилась, меня Валя зовут, вас, как я поняла Надежда.

— Да, спасибо.

— Не стесняйтесь, Надежда, хотя бы немного перекусите, вам не надо — малышу на пользу пойдёт. Кстати, какой у вас срок?

Женщина задумалась, ведь прошло не так уж много времени, может несколько недель.

— Небольшой, до сегодняшнего дня я не знала о беременности, в кафе плохо стало...

— Наверное папа обрадуется, — подмигнула Валентина женщине, разливая чай.

— Папа... он не знает. И наверное вряд ли узнает... не так я все себе представляла, — Надя закрыла лицо руками и заплакала.

— Ну что вы, успокойтесь, это бывает, мы — беременные такими сентиментальными становимся, — попыталась поддержать женщину соседка по палате.

— Дело все в том, что мы расстались с отцом этого ребёнка, лишь вчера я стояла на пороге новых отношений, а что теперь?

— Знаете что, берите себя в руки, Надежда и вытирайте слезы, простите за вопрос, но ...сколько вам?

— Не поняла, — рассеянно проговорила женщина.

— Лет?

— Тридцать четыре.

— Что и требовалось доказать. Мне тридцать один, и меня уже успели записать в старородящие, муж носится со мной, как с писаной торбой при малейшем недомогании. У меня за плечами две неудачных беременности, и, возможно, я проведу в этих стенах все девять месяцев. Понимаешь, тут надо решить для себя нужен ли вам этот ребенок, все остальное по сравнению с этим покажется такой ерундой.

Телефонная трель прервала разговор двух женщин. Это был Геннадий, у Нади задрожали руки, почему то ей подумалось, что мужчина уже все знает. Но откуда? Единственная женщина, посвящённая в дела Нади это Катерина...

— Почему не берёшь? — спросила Валя. — Это он?

— Да, — ответила Надежда потерянным голосом.

Признание

Надя все ещё держала в руках телефон с пропущенным от Геннадия, когда на дисплее высветился номер Катерины.

— Через пару часов я буду у тебя, привезу вещи и продукты.

— Зачем, не стоит, у тебя и так хлопот полный рот, — сказала Надя.

— Так, я приеду и точка, сейчас заеду в магазин и как раз успею к часам посещения, спустишься или мне передать через персонал?

— Я спущусь конечно, мне уже лучше. Спасибо тебе, — проговорила Надежда, чувствуя, как наворачиваются слезы на глаза.

— Не реви...

— Я и не думала.

— Я же слышу по голосу, Надюш, ты — счастливая, только сама ещё не поняла этого. Вытирай слезы, скоро увидимся.

— Катя...я так рада, что ты у меня есть, — проговорила женщина.

— Ты хочешь, чтобы и я расплакалась сейчас? А я кстати уже за рулем, ну все, до вечера.

Надя нажала на сброс, тем временем в палату вернулись другие пациентки, вновь тишина наполнилась звонкими голосами и смехом.

— Девчонки, кто с нами чай будет? Не пропадать же маминому пирогу? — спросила Валя.

Тут же зазвенели чашки, женщины начали подтягиваться за стол. Лишь одна никак не отреагировала на предложение Валентины, легла и отвернулась к стенке.

— Это новенькая, пришла незадолго до тебя, — прошептала Наде Светлана. — Насколько я поняла из ее разговора с врачем — она хочет сделать аборт, а по состоянию здоровья врачи запрещают.

Женщины тут же переключились на «беременные» темы разговора, а Надя краем глаза продолжала наблюдать за молодой женщиной. Лица ее она не разглядела, да и не пыталась ко всем присмотреться сразу, но почему эта девочка привлекла ее внимание сейчас?

А та, видно убедившись, что соседки по палате заняты едой и никто за ней не наблюдает, достала из тумбочки бутылочку газировки, взболтала и открыла. Как-то странно принюхалась и попыталась отпить, но не смогла, бросив напиток на столике, девушка выбежала в уборную.

— Надюша, чего не ешь, ты только попробуй, вкусно пальчики оближешь, — сказала Валентина.

Женщина вдруг встала и подошла к столику с той злополучной бутылочкой — от неё разило алкоголем.

Тут же за спиной Надежды возникла хозяйка напитка.

— Чего тебе надо?

— Мне ничего, зачем тебе это?

— Что? Какое тебе вообще дело до меня, отстать ради Бога..., — проговорила девушка и расплакалась.

На их голоса обернулись остальные.

— Что вам всем надо от меня? Да, я не хочу этого ребёнка, только не читайте мне мораль, все я понимаю, а вот дать ничего не смогу, даже крышу над головой.

Loading...

Девушка зарылась в подушку и заревела. Надя присела рядом, попыталась погладить ее по плечу, но та отбросила руку женщины.

— Как тебя зовут?

— Маша, зачем тебе?

— Чтобы как-то обращаться, — сказала Надя. — Маш, давай выльем эту гадость в раковину, и ты перестанешь мучать и себя и ребёнка.

Девушка устало кивнула, а Надя с облегчением избавилась от содержимого бутылки. через несколько минут Маша сидела за столом с другими женщинами, история ее была стара, как этот мир.

Приехала девушка из провинции, экзамены в институт провалила, поэтому пошла искать работу.

— Работодателям нужен был опыт, а где же мне его набраться. В одной конторе, где требовался секретарь, начальник заинтересовался моей кандидатурой, а может быть не только...через месяц у нас вспыхнул роман, он снял мне квартиру, начал давать денег, а когда узнал о ребёнке — все закончилось. Причём я не нашла ни денег, которые откладывала, ни подарков. На работе меня выставили следующим же днём — нашли ошибки в документах, а так как испытательный срок ещё не закончился — все оказалось легко и просто. Просто шло один к одному. В довершение ко всему я обнаружила свои вещи около квартиры, к тому же он успел сменить замок. Мне стало плохо, а сердобольная соседка вызвала врачей, так я и попала сюда.

— А алкоголь где успела найти? — поинтересовалась Светлана.

— У соседки, она любит иногда принять, — пожала плечами Мария.

Девушка рассеянно водила ложкой по пирогу, остальные молчали.

— Можешь пожить у меня, — вдруг сказала Надя. — Я одна. Места хватит всем.

— Нет, не могу я так, поищу квартиру.

— Без денег?

— Девочки, а нам с мужем нужна сотрудница как раз, — вдруг отозвалась Валентина. — У нас небольшой бизнес — фотосалон.

— Но я же беременна, — сказала Маша.

— Ничего страшного.

Через какое-то время приехала Катя, всучила подруге два увесистых пакета. Женщины ещё долго сидели и разговаривали обо всем и ни о чем особенном.

— Кать, я решила ничего не рассказывать Геннадию. Я не должна с ним так поступать.

— Это он сейчас звонил ? — спросила женщина, указывая на телефон.

— Да.

— Может все-таки возьмёшь трубку? Как-то нехорошо получается...Когда телефон вновь оповестил свою хозяйку о входящем, Надя нерешительно, но все же приняла вызов:

— Алло...

— Наконец-то! Надя, что случилось, я весь день звоню, — услышала она обеспокоенный голос мужчины, сердце зашлось в груди.

— Я, я в больнице... но все уже хорошо...

— Что случилось? В какой ты больнице, скажи адрес я приеду, — произнёс мужчина взволнованным голосом.

Надежда помедлила, все ещё взвешивая за и против, и наконец ответила:

— Мне ничего не нужно, Катя только что привезла все необходимое, но...ты ещё можешь успеть, через час закончится время посещения.

— Уже еду...

Катя посмотрела на подругу и улыбнулась.

— Я отнесу сумки,можем прогуляться во дворике, ты не против? — спросила Надя...

Геннадий Алексеевич выбежал из офиса, где ещё недавно сидел за важными документами. До конца рабочего дня оставалось пятнадцать минут, начинались пробки, мужчина хотел успеть проскочить до вечерних заторов.

— Ирма, до свидания. Документы я ещё не подписал, оставлю до завтра, — бросил он на ходу секретарше.

Та, одев на себя самую очаровательную улыбку, кивнула.

— До свидания, Геннадий Алексеевич.

Сбежав через ступеньку по лестнице несколько пролетов, мужчина вдруг замер, тут же перед глазами встала Ася...он узнал о ее госпитализации на работе, так же вечером. Вначале не понял, что произошло — были помехи на линии даже заскочил в магазин за фруктами, они ведь планировали малыша...

Отогнав воспоминания прочь, Геннадий ускорил шаг. В больнице, адрес которой назвала Надежда, мужчина был уже через пятнадцать минут.

— Надя, я на месте. Как мне тебя найти?

— Я тебя вижу, стой где стоишь, сейчас я подойду...

Мужчина присел на скамейку возле входа. В больничном дворике было оживлённо и шумно, стоял тёплый летний вечер и пациентам разрешалось прогуливаться в скверике, сидеть на скамейках, дышать свежим воздухом.

Она подошла тихо и остановилась за его спиной. Будто почувствовав, мужчина обернулся, встал и обнял ее, крепко, будто боялся, что исчезнет...

— Ты не сказала, что случилось, я волновался!

— Гена, нам надо поговорить, давай присядем.

— Как скажешь, — кивнул мужчина.

— Я жду ребёнка... я узнала об этом сегодня, долго думала говорить тебе или нет... Но решилась, я не люблю недосказанности в отношениях, не люблю начинать со лжи. Я считаю, что ты должен знать правду. До тебя у меня были отношения, мы расстались. Я пойму и приму любое твоё решение.

Повисла тишина, мужчина молчал, обдумывая сказанное. Он не хотел терять Надю, но эта новость сбила его с ног окончательно. Конечно же дети это счастье, и ребёнок не виноват ни в чем.

Что бы он сделал если бы в тот вечер Ася осталась жива, но сообщила ему эту новость...Простил, безусловно. Ценность этой жизни в том, чтобы быть рядом с любимыми каждое мгновение...

— Надюша, мне не хотелось бы тебя терять, — начал мужчина. — Я много тебе ещё не рассказал о своей жизни. Будь я моложе мое решение наверное было бы диаметрально противоположным, но сейчас скажу тебе лишь одно — я рад, что у тебя и малыша все хорошо!

Надежда посмотрела на мужчину глазами, полными слез, и прижалась к его груди.

— Спасибо!

Катерина, стоявшая все это время поодаль, улыбнулась и со спокойным сердцем направилась к машине. Теперь она спокойна за подругу, именно такого мужчину она и представляла всегда рядом с Надей.

***

Две недели, что женщина пролежала в больнице, пронеслись как один день. Столько внимания, тепла и заботы она никогда не получала ни от одного мужчины. Каждый вечер Геннадий приезжал проведать Надю, говорил с врачами, даже хотел перевести женщину в платную клинику с более комфортными условиями, но та отказалась.

— Здесь замечательный персонал и девчонки в палате. Мы сдружились все, не хочется никуда уезжать. Тем более с ребёнком все хорошо, скоро меня выпишут. Гена, я вот что сказать хотела...

— Говори.

— Тут со мной лежит девочка молоденькая, ей идти не куда, я предложила ей крышу над головой на первое время, а потом уж как получится, — сказала Надя и опустила глаза.

— Надюша, ты молодец, похвальный поступок...я вот тоже хотел кое-что сказать, — мужчина достал из кармана бархатную коробочку и открыл ее.

Женщина так и ахнула, такой красоты ей ещё никто и никогда не дарил!

— Надя, выходи за меня!

Все ещё не веря своим глазам женщина согласно кивнула.

***

Уже через несколько месяцев Надежда переступила порог своего нового дома в качестве законной жены Геннадия. На свадьбе были только близкие друзья и родственники.

Надя сдержала слово, поселив в своей старой квартире Машу, у девушки потихоньку начала складываться личная жизнь. Ещё в больнице она приглянулась молодому врачу, о подробностях Надя не знала, но была искренне рада за подругу...

О Леониде женщина больше ничего не слышала, он ни разу не позвонил, а в квартиру напротив вскоре въехала молодая семейная пара...

— Соловьева, помнишь я называла тебя «серой мышкой»? — сказала как-то улыбнувшись Катя.

— Да.

— Так вот это в прошлом, ты только посмотри на себя, как ты изменилась!

Надежда взглянула в зеркало, беременность и правда была ей к лицу — фигура стала более женственной, на щеках играл румянец, а глаза светились счастьем. Нет, это была не сказка, а реальность, к которой женщина так долго и упорно шла, реальность, в которой поселилось счастье, долгожданное, выстраданное... ее счастье.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...