Против воли родителей

Родители Кати не приняли их брак. Но ее любовь была так сильна, что она пошла против их воли, вышла за Михаила и переехала к нему. «Ничего, – думала девушка, – вот родится ребенок, отношения потеплеют». Но даже после появления на свет второго ребенка, – глазастой, такой похожей на нее девчушки, ничего в семье не изменилось. А затем Кати не стало.

Родители после пoхoрoн предложили детей поделить

Умирaть Катя все же ушла в дом родителей. Боялась, что не хватит сил скрывать боль, когда уж совсем придется туго, жалела мужа. Ее густые волосы совсем поредели после химии. Пока хватало сил, носила паричок, – не хотела, чтобы Михаил, когда приходил, видел ее бледную, истонченную, поблекшую от тяжелого недуга. И младшенькую, пока могла, все держала при себе, ведь той было всего несколько месяцев от роду. Старшего всего на год Степку тоже хотела забрать, но родители воспротивились: с младшей столько возни, а тут еще и пацана нужно присматривать.

Михаил сына и не думал отдавать. Разрывался между работой, домом, как-то договаривался, чтобы присмотрели мальчишку. А затем нашел частный садик, дорого, но после работы он мог забирать сына к себе, чтобы только не быть наедине со своими мыслями. И каждую минуту старался выкроить для жены:

– Мы со Степаном вместе ездили к маме. Он, конечно, ничего не понимал, но Катя так хотела видеть сынишку. До последнего…

После пoхoрoн родители Кати предложили:

– Ты оставляй Дашеньку у нас. А Степка пусть тебе будет. Не справишься же сам.

Но о том, чтобы разлучить детей, Михаил даже не думал. Пусть сейчас маленькие, но если вырастут по отдельности, совсем чужими будут. Эта мысль не давала ему покоя. И он решил оформить на работе декретный отпуск. Денежки какие-то платить станут, а там – видно будет.

Трое суток не спал, когда Дашка болела

На работе, пока болела жена, Михаила поддерживали, как могли. Но его решение «уйти в декрет», приняли в штыки. И отговаривали настойчиво. Михаил стоял на своем: никакая няня не сможет заменить детям близкого родного человека, тем более, что они наполовину осиротели. Он справится. Должен справиться хотя бы во имя памяти жены!

– Я пытался понять родителей Кати, они единственную дочь потеряли. Но ведь не только это. Распалась семья, дети осиротели, Дашке всего полгода, Степка все спрашивает, где мама. И мои родители, хоть и молчали, но решение самому воспитывать ребятишек не поддержали. Ни на чью помощь я рассчитывать не мог.

Дни в заботах о детях побежали так, что Михаилу некогда было думать, кто прав, а кто нет. Впрочем, когда стали приходить из органов опеки проверяющие, задавать вопросы, как это он один справляется, накормлены ли дети, позволяет ли жилплощадь жить им всем вместе и т.д., обозлился. Догадывался, кто все эти проверки шлет, но домашняя работа, уход за малышами быстро возвращали его к ежедневным будничным заботам. А их было немало.

– В поликлинике молодая пара с ребенком. Жена просит подержать малышку, вижу, что парень ее и взять боится, держит на вытянутых руках. А у меня один просится в туалет, другой нужно срочно памперс поменять, плюс коляска эта, куда ее деть? Наша очередь подходит к врачу, у меня голова кругом, и еще нужно понять, что медики советуют, не забыть по дороге домой купить в аптеке лекарства, в магазин забежать за продуктами.

Но совсем стало худо, когда сильно заболела Даша. А за нею и Степан слег. Михаил тогда не спал трое суток, разрываясь между детьми.

– Только женщина меня сможет понять, сколько всего сваливается, когда болеет ребенок. Мужику объяснять будешь день, все равно не поймет, как это, когда малышка у тебя на руках горит, а ты ничего не можешь сделать. Кроха, ничего не скажет, только плачет, а у тебя от этого плача в ушах звенит…

На Руси в семьях любовь крепла

Старые советские фильмы «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов», считает Михаил, нужно было бы включить в школьную программу. Чтобы не только знали историю нашей страны, но и изучали быт, а еще – на каком уважении строились семейные отношения.

– Как было? Вдовец с детьми сходится с одинокой женщиной. Он, к примеру, умеет всякую мужскую работу делать, а она женскую по дому. И живут в уважении, а затем и любовь приходила.

О взаимоотношениях с девушками Михаил говорит неохотно. Сам он и ростом вышел, и с двумя высшими образованиями. В доме – чистота, на столе для гостя всегда самовар да всякие вкусняшки. Машина, правда, больше в гараже стоит. Вот скоро на работу выходить, Даша подросла, нужно думать, как зарабатывать. Кончено, детям нужна женская забота. Но барышни, как узнают, что у Михаила двое малышей, шарахаются. Они все в поисках лучшей жизни.

В доме Михаила все еще висят фото Кати, – там, где они вдвоем, не желающие скрывать своего счастья от того, что вместе.

– Друзья советуют – убери, тяжело же смотреть каждый день. Со стены, конечно, убрать можно, а вот как убрать отсюда? – прикасаясь к сердцу, тихо говорит Михаил. – А ведь Степка с Дашкой вырастут и даже помнить маму не будут. Не запомнят и мои хлопоты-заботы. Но вот знаете, не так давно Степан, когда Даша заплакала, стал ее по головке гладить, чтобы успокоилась. Вот ради этого, наверное, и стоит делать все то, что я делаю.

От редакции

Михаил попросил изменить имена и фамилии. Друзья и так поддерживают, а другим доказывать свою правоту он не желает.

Справка «КП»

Как информировали «КП» в Белгородском отделении Фонда социальной защиты, всего на сегодняшний день в Белгородском регионе в отпуске по уходу за ребенком находится 180 мужчин.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...