«Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал!»

Ольга открыла дверь квартиры и вошла внутрь. Алексей невозмутимо лежал и смотрел телевизор. «Оль, ты? Вечерком в клуб сгоняем? Только мелкую отвези родителям!», — крикнул он, не выходя оттуда. «Мамочка пришла! Привет!», — из комнаты выбежала пятилетняя Маша и обняла ее за ноги. «Ты как? Вы покушали?», — Ольга прошла на кухню.

В мойке стояла пустая тарелка из-под пельменей, на столе валялись какие-то упаковки из-под полуфабрикатов. «Ты ела?», — наклонилась она к Маше. «Только сок допила со вчера оставался», — тихо ответила девочка. Чувствуя, как внутри все закипает, молодая женщина прошла в зал.

«Леш, что за дела? Я же тебе сказала, сходить в магазин, ты же сегодня зарплату получил. Купить поесть!», — выпалила она. «А я и купил. Мясо там еще в заморозке. Что-то сварил себе. Че за паника?», — он в упор посмотрел на нее зелеными глазами, которые еще недавно сводили с ума.

— Леш, ну надо было молочное, соку, фруктов каких-то. Она что, пельмени твои будет есть? Ребенок это, Леша! — старясь не раздражаться, начала объяснять Ольга.

С Алексеем они начали жить недавно. Она переехала к нему в квартиру. Подружки завидовали: красавец внешне, с хорошей работой, машиной. 27 лет (самой Ольге было 30). Не женат. Ольга тоже была хороша — внешность в стиле Барби, высокая, белокурая, с большими голубыми глазами. Она радовалась, что наконец-то нашла свое счастье. Хотелось иметь рядом принца. Чтобы и внешне хорош, и за душой что-то было.

Планка второй половины у нее была завышена. Хватит и того, что однажды друг бросил ее беременную и исчез в неизвестном направлении. Теперь она достойна самого лучшего! Так Ольга и рассуждала. С Алексеем познакомились в клубе. Роман стремительно набирал обороты. Правда, узнав о существовании ребенка, Алексей скорчил кислую мину. Но Ольга, влюбленная, не думающая о плохом, списала это на то, что он еще молод. А Маша, полюбит он ее.

С родителями Леша пока не знакомился. И когда она робко сделала попытку пригласить к себе маму и папу, отрезал:

— Оль, ну давай хоть пообвыкнемся! Ты дочь уже притащила, сейчас что. всех своих родственников тут соберешь?

— Ну они же не жить, просто, узнать поближе, — робко начала она.

— Нет. Я пока... не готов. Немного погодим, хорошо? — Алексей нежно поцеловал молодую женщину в носик.

И вот тут разыгралась эта сцена.

— Леш, ты просто... У тебя детей нет и ты не понимаешь. Ребенку нужно другое питание. Зашел бы, йогуртов там взял или еще чего. Ну ничего, ты привыкнешь. Может, снова в магазин сходишь? А то я только парочку взяла, думала, ты закупился, — начала Ольга.

Маша, взяв у мамы йогурт, тихонько ушла на кухню. Она была девочка очень спокойная, воспитанная. Никогда не капризничала, взрослым не докучала. Любила рисовать, наряжать кукол. «Идеальный ребенок», — завистливо вздыхали знакомые. Тут же рассказывая о капризах своих чад. Ольга повернулась, чтобы выйти за дочкой, но ее остановил Алексей.

— Слышь, Оль. А ты что мне сцены устраиваешь, а? Мы же вроде договорились на берегу, чтобы вот без этих бабских истерик? — он приподнял бровь.

— Какие сцены, Леш? Ты получил деньги, пошел в магазин. Трудно было что-то купить? — развела руками Ольга.

— Погоди. Я купил, че не так? — нахмурился он.

— Нет, но ты купил для нас. Ты считаешь, что Маша будет есть... — начала она, но он ее оборвал на полуслове.

— Да я ниче не считаю! Я для нас и покупал! Причем тут вообще твоя Маша, я не понял?

— Как это? Но она же... Ей же надо, — Ольга почувствовала комок в горле.

— Слушай, если ей надо, ты и покупай. Извини, но содержать чужого ребенка я не подвязывался. Сначала там йогурты-соки. Дальше что? Платьица, туфельки, подготовка к школе и прочее? Она мне кто? Я с какого перепуга ее спонсировать должен, а? Ей отец родной не помогает, сама говорила, кинул тебя. Ни алиментов, ничего. А тут такой добрый дядя нашелся, на которого ты свою дочь повесить хочешь? Может, ты ей скажешь еще меня «папой» называть? Знаешь что, я разрешил тебе взять ее к себе в квартиру. Этого мало? Но покупать я ей ничего не собираюсь. И деньги давать тоже. На тебя — да. Хочешь, пойдем купим тебе, что нужно. Косметику, одежду, в клуб сходим. Но на девочку я не дам ни копейки, ты поняла? — Алексей стоял рядом и смотрел ей в глаза.

Ольга отказывалась верить услышанному. Так не бывает. И принцы так себя не ведут. А она-то хвасталась подругам... Что шубку новую купили. Что духи любых марок берет.

— Леш, ты сейчас... Ты вот серьезно? — она почувствовала, что плачет.

— Оль, не драматизируй, а? Из-за какого-то некупленного йогурта и сока начала ныть. Ты молодая женщина, тебе надо жизнь свою устраивать. У тебя мать дома сидит, отец один работает. Отдай ей Машку и все. Будешь денег ей давать, со своих, разумеется. И нормально жить станем, — Алексей попробовал ее обнять.

— Отдать? Да ты в своем уме? Она что, хомячок? Леш, ты что несешь? Если ты меня любишь, то, мой ребенок... Его ты тоже должен любить! — выдвинула последний аргумент Ольга.

— Должен? Да я ничего тебе не должен! Это ты от кого рожала, ему эти требования и выдвигай! Говорили мне ребята, не связывайся. Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал! Что ты меня смотришь? 18-20-летних красавиц полно! И пальцем щелкну, прибегут. Оля, прибегут! Потому что вас полно, а мужчин мало. А ты бы со мной встречаться стала, если бы я был как Квазимодо? А? И жил бы в общаге? Или вообще не работал? Ты ж на это повелась! А сейчас от меня вселенских поступков ждешь? Извини. Не ко мне! — и Алексей отвернулся к экрану.

Она не помнила, как вышла из комнаты, прикрыв дверь.

— Мам, ты чего? Мамочка, ты зачем плачешь? Ты и так устала на работе. А сейчас плачешь! Мама, не надо! Я тебя люблю, — шептала Маша, вытирая слезы с ее лица.

Спустя час они вышли из квартиры Алексея с вещами. Да и перевезти-то из все не успели. Вызвали такси. Таксист, полноватый, добродушного вида, бойко погрузил все в багажник, усадил Машу в детское кресло.

— Ты чего такая серьезная, принцесса? Хочешь сока? Или яблочко? Бери, оно мытое. Девушка, я вашей дочке яблочко дам? — таксист повернулся к Ольге, которая ничего не видела и не слышала.

— А? Что? Да не надо. Его же мыть надо, — отмахнулась Ольга.

— Мытое уже! Или сок? Вишневый вот. Надо? А то у вас дочка чуть не плачет, — не отставал мужчина.

— Вы что? Всем клиентам соки и яблоки раздаете? Благотворительностью занимаетесь? — резко ответила она.

— Да нет, что вы. Просто у меня смена скоро кончается, я домой сразу. А яблоки с поселка, от бабушки. Она моему Косте наложила опять гостинцев, так вот я и предложил. Дети же. Они всегда вкусного хотят, — бесхитростно улыбнулся таксист.

Loading...

Маша выжидательно смотрела на мать.

— Ну возьми, — разрешила Ольга.

Таксист зашелестел пакетами и протянул Маше яблоко, сырок в глазури и шоколадку.

— Не надо так много. Себе оставьте, — усмехнулась Ольга.

— Да там полно. Бабуля у нас. Все балует да балует Костика. Он так-то большой у меня, самостоятельный, восемь лет уже. И суп умеет варить, и салаты там. Дома все делает, когда я на работе. И уроки успеет, и с собакой погуляет. Пекинес у нас, старенький уже, — продолжал рассказывать водитель во время поездки.

— Жена, поди, отдыхает? С такими мужем и сыном, — проговорила Ольга.

— Нету ее. Мамки нашей. Никогда не болела, а тут раз и все. Молодая такая. Косте тогда только два года было, — помолчав, ответил он.

— Извините, — покраснела Ольга.

— Да ничего. Мы справляемся, как-нибудь, — продолжил тот.

— Встретите еще свое счастье, — проговорила она.

— Да не думаю. Девушкам сейчас красавцы нужны, да с деньгами. Ну ничего, нам и так нормально. Привыкли уже. Человек ко всему привыкает. даже к одиночеству. Тем более у меня сын есть. Надо ради детей жить. А любовь, ну нет, так и что делать. Сейчас вон заеду еще Костику мячик новый куплю. Старый-то куда-то задевали, — ответил таксист.

У дома родителей он помог Ольге выгрузить вещи. Погладил Машу по голове.

— Не печальтесь. Вы прямо как с картинки обе. Дочка на вас похожа. Такая же красавица! Ну, дай Вам Бог всего! — и добродушный таксист уехал.

Дома Ольга заперлась в своей комнате. У нее не было сил даже ничего объяснять родителям. Те рисовали с Машей. И вопросов не задавали. Пришло смс-сообщение от Алексея:

— Когда перестанешь дуться и дурить, возвращайся. Но на моих условиях!

Ольга занесла его в черный список и прорыдала всю ночь. На следующий день нашла в себе силы поговорить с матерью.

— Дочка! Он пусть как хочет, так и живет, дело личное. Но то, как он к твоему ребенку относится? Нет, с таким человеком жить нельзя! Маша золотая девочка! Как она может помешать? Принцу ты обрадовалась? Ну беги к нему, а девочку оставь нам! Как он советовал! Сможешь так? Надо, чтобы мужчина вас обеих любил! Защищал! Оберегал, заботился! И почему ребенок — это прицеп? Это маленький человечек, надежда, опора. И не он вас берет, а вы его! К себе в сердце пускаете! Смотри вначале, как к дочке твоей относятся! Это и будет показатель любви к тебе! А что восхищалась ты, что красавец. Оленька, с лица воду не пить! — мама поцеловала Ольгу и ушла на кухню печь с Машей пирожки.

Спустя две недели, выходя с Машей из магазина с пакетами, Ольга услышала, что кто-то тронул ее за плечо. Обернулась. Тот самый таксист. А рядом с ним — темноволосый сероглазый мальчик. С ямочками на щечках. совсем не похожий на отца.

— Здравствуйте! А вы тоже за покупками? — улыбнулся мужчина.

— Да... гуляли вон. Маше нужно было кое-что из одежды купить. Но она хотела пальто в цветочек летнее, а тут такого нет, — ответила Ольга.

— Я знаю, где есть, тетя. Мы там куртку мне покупали. И как раз мама с девочкой вроде вашей, маленькой, покупали такое! — ответил мальчик.

— Костя, ну что ты, они сами знают, где! — пробовал вмешаться отец.

— Да ладно, скажи, куда идти надо? — улыбнулась Ольга.

— Зачем идти? Мы с папкой на машине. Довезем вас. Давайте я сумки понесу ваши! — Костя взял из рук ошеломленной Ольги пакеты.

— Да... Не представились что-то. Меня Михаил зовут, — сказал таксист.

— Ольга.

По дороге Костя рассказал, что они сегодня с папой картошку будут делать у бабушки на костре за домом. И шашлыки. И если Ольга хочет, то может прийти. Вместе с Машей.

— Что это за мужик с тобой был? У торгового? Толстый такой! — позвонила ей вечером подруга.

— Он не толстый. А очень хороший. Михаил это, — ответила та.

Ольга и Михаил поженились через полгода. Мужчина все делает для семьи. Он обожает Машу, как родную дочь. Костик во всем помогает девочке и новой маме.

— Как королева себя чувствую! Не думала, что в одночасье обрету семью и меня будут так любить мои мальчики! — смеется Ольга.

Но она довольна. Михаила и его заботу оценила по достоинству. Тот много работает. Накопил ей и детям на путевку.

— А вдвоем потом съездим! Главное — сейчас вы отдохнете! — улыбается он.

Он просто очень любит свою семью, этот простой и совсем не идеальный внешне мужчина...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...