«Последний приют» для отца

— Привет, дорогой, — выходя из кухни и вытирая сырые руки о полотенце, висящее на плече, проговорила Альбина.

— Привет, привет, — с улыбкой глядя на жену, ответил Мирон, — как ваши дела? Малой не шалил? – с этими словами мужчина погладил Альбину по животику, в котором рос и развивался их первенец.

— Шалит потихоньку, — улыбнулась женщина, а потом, изменив тон на более серьезный, поинтересовалась, — ты, когда за отцом поедешь?

— Не знаю, — с тяжелым вздохом проговорил Мирон. – Я сегодня нашел неплохое местечко, завтра поеду, посмотрю как там и что. Если все устроит, то начну оформлять документы отца.

— Какое местечко? – дрожащим голосом спросила Альбина, — мы же решили, что ты привезешь Аркадия Даниловича к нам…

— Куда к нам? – переходя на крик, спросил Мирон, а потом, понизив тон, продолжил, — Аль, ну куда к нам? У нас двухкомнатная квартира, скоро ребенок появится, где мы все разместимся? – нежным голосом, как разговаривают с неразумными детьми, проговорил мужчина.

— В тесноте, да не в обиде, — ответила с улыбкой Альбина, привыкшая жить в большой и дружной семье и помогать родным и близким. – Тем более, у твоего отца добротный дом в деревне. Можно его продать и купить квартиру побольше в складчину. Чтобы всем места хватило, — продолжила Альбина.

— Ну, я даже не знаю… Мой папа – человек непростой, за ним ухаживать надо. Поесть приготовить…

— Ты говоришь о своем отце как о немощном старике. Ему же вроде шестьдесят семь только. Я думаю, чтобы он в жизни не согласился бы жить с нами, если бы была жива твоя мама. Он же из-за нее в деревню поехал, а одному ему там не в радость, — трещала Альбина, глядя на мужа.

— Ну, если ты так хочешь, то давай привезем отца к нам. Но на время, пока я его документы оформлю в … — Мирон запнулся, не зная, как правильно назвать то место, куда он хочет отправить отца. Дом престарелых звучало слишком грубо, поэтому подумав немного, мужчина произнес:

— В санаторий. Смотри, какое милое местечко, — проговорил Мирон, протягивая жене буклет.

— «Последний приют», — шевеля губами, прочитала Альбина. – Эм… Милый, тебя не смущает название? Звучит как кладбище! – передернув плечами, сказала женщина.

— Кладбище? – возмутился Мирон. – Если бы ты знала, сколько стоит пребывание на этом «кладбище», то упала бы в обморок. И, кстати, туда можно попасть только через своих. Местечко считается элитным. Мне все контакт Семён дал. Ну, помнишь, такой высокий рыжий парень, он мне как-то документы завозил, — Альбина растерянно кивнула в знак того, что помнит, а Мирон, не замечая настроения жены, продолжал говорить, — так вот Семён пристроил туда свою матушку и доволен. Природа – шикарная. Лес, речка…

— Мирон, замолчи, — взмолилась Альбина, которая больше не могла слушать речей мужа, считая их ужасными.

Когда ее большая семья распалась в один миг, когда умерли все ее родные и любимые, женщина чуть не сошла с ума от горя и тоски. Из депрессии ее вытащил именно Мирон. Он вернул Альбину к жизни своей заботой и любовью, а сейчас этот мужчина говорил ужасные вещи, и Альбине было горько их слушать.

— Привези отца к нам, прошу. Мы найдем общий язык, он не будет нам мешать, — прошептала Альбина.

Мирон кивнул, соглашаясь.

«Пусть отец поживет с нами, пока я буду оформлять ему документы в «Последний приют». Альбина за это время наиграется в добрую девочку и сама будет рада, что свекор съезжает», — думал про себя Мирон, обнимая жену.

Через три дня в квартире Альбины и Мирона появился тихий Аркадий Данилович. Женщина видела отца мужа всего несколько раз: на собственной свадьбе и когда умерла свекровь.

Несмотря на шапочное знакомство, Альбина быстро смогла найти общий язык с мужчиной.

Абсолютно беспомощный в быту Аркадий Данилович был прекрасным исполнителем. Он не способен был сварить суп, а вот начистить картошку, натереть морковь или помыть посуду – никогда не отказывал.

Общаясь с мужчиной, Альбина узнала много интересного из области географии, биологии и астрономии. Аркадий Данилович был начитан и эрудирован. С каждым днем Альбина проникалась к свёкру все большей симпатией, а вот родного сына отец раздражал.

Мирону не нравилось, что папа по вечерам смотрит телевизор, что слишком рано встает, громко ходит, часто смывает в туалете воду. Мирон постоянно был всем недоволен и каждый раз искал причину, чтобы зацепить отца.

— Пап, а можно есть поаккуратней? – говорил «любящий» сын, когда отец ронял на стол крошку хлеба.

Альбина видела все это, но в глубине души надеялась, что все наладится. Мечты женщины разбились в один миг.

— Пап, пап, — собирай вещи, придя в один из дней домой, закричал с порога Мирон.

— Зачем ему собирать вещи? – спросила Альбина, которая вышла на крик мужа.

— Как зачем? – удивленно вскинул брови Мирон, — мы же говорили, что отец поживет у нас временно, пока я оформляю его в санаторий.

— В санаторий? – закричала Альбина, — ты серьёзно считаешь, что местечко под названием «Последний приют» — это то, чего заслуживает твой отец? Ты серьезно?

— Альбина, я не хочу с тобой ничего обсуждать! Я все решил. Я не могу жить в одной квартире со своим отцом, у нас мало места. И это не обсуждается. Точка. Ты меня поняла?

— Но… — со слезами на глазах начала говорить женщина, но не успела закончить фразу. Из комнаты вышел Аркадий Данилович со своим потрепанным чемоданом в руках.

— Не нервничай, дочка, — по-отечески сказал Аркадий Данилович, глядя на Альбину, — тебе вредно. Думай о ребенке. А со мной все будет хорошо, — улыбнувшись невестке, мужчина перевел взгляд на сына, — ну, поехали, сынок.

— Поехали, — сказал хмурый Мирон и, не глядя на жену, вышел из квартиры, понурый Аркадий Данилович поспешил следом.

А Альбина, оставшись одна, горько заплакала, не понимая, как ей теперь общаться с Мироном.

***

Прошел месяц.

Мирон всеми силами старался вести себя так, будто ничего не произошло, но только Альбина изменилась. Она стала грустной, холодной и постоянно просила мужа забрать отца из «Последнего приюта».

— Не место ему там, не место! – глядя на мужа, говорила Альбина, — у нас ему было хорошо, да и я с ним поладила.

— Хватит! – в один из дней не выдержал таких разговоров Мирон. – Если ты не прекратишь себя так вести, то я уйду от тебя. Так и знай. Не посмотрю, что беременная.

Мужчина был уверен, что жена испугается и прекратит все эти разговоры, но вышло иначе.

— Что ж, уходи, — холоднокровно проговорила Альбина, — все равно я не смогу жить с человеком, который сдал своего отца в богадельню. Вещи тебе собрать?

— Сам справлюсь, — ответил злой Мирон, который решил, что жена просто хочет поиграть, испытать его на прочность.

Но Альбина не шутила. Она не позвонила мужу ни через день, ни через неделю, ни через месяц. Мирон решил сам пойти на примирение и позвонил жене.

— Можно я приеду?

— Приезжай, — просто ответила Альбина.

Обрадованный Мирон купил цветы, фрукты и поехал к жене. Позвонив в дверь, мужчина ждал, пока Альбина откроет. Какого же было удивление Мирона, когда на пороге, вместо беременной жены, он увидел отца.

— Ты? – тихо прошептал Мирон, — что ты тут делаешь?

Аркадий Данилович не успел ответить на вопрос, за него это сделала подошедшая Альбина.

— Я забрала твоего отца к себе. Теперь он живет тут.

Мирон ничего не ответил, молча развернулся и ушел. Так же молча он подал на развод, написав Альбине сообщение, в котором было лишь одно слово: «Предательница!».

Что женщина сделала не так, она не понимала, считала, что поступила по совести и не о чем не жалела.

А Аркадий Данилович был счастлив. Он чувствовал себя таким важным и нужным, вышагивая по парку с коляской, в которой мирно спал новорожденный внук! Такие дела…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...